Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Ливаро

avatar
Ярый памфлетист
Диана д’Андуэн (графиня де Грамон де Гиш) - возлюбленная короля Генриха IV, за красоту свою прозванная Прекрасной Коризандой. Единственная дочь виконта Лувиньи. В войне против Лиги предоставила в распоряжение Генриха все свое громадное состояние. Король хотел даже развестись с женой, чтобы жениться на Диане, но его отговорили от этого шага.
В легионе фавориток Генриха IV особое место занимает Прекрасная Коризанда, графиня де Грамон, которую один из ее современников осыпал такими восторженными похвалами, каких не расточал блаженной памяти Боссюэт в своих панегириках над гробами королев и принцесс. Она, по словам панегириста, заслуживает не только внимания, но и похвал истории: кроме красоты и ума, она была мужественна и бескорыстна.
Так какие же достоинства имела Прекрасная Коризанда, в девицах Диана д’Андуэн, виконтесса де Лувиньи?
В тринадцать лет она вышла замуж за Филиберта Грамона де Гиша, сенешаля беарнского. Король Наваррский Генрих IV познакомился с супругами в первый год своего пребывания в Гюйэнне в 1576 году, посетив графа, верного и преданного слугу покойной Жанны д’Альбре. Генрих влюбился в Диану с первого взгляда, но, как говорят записки современников, она была верной женой и ответила взаимностью королю только после смерти мужа в 1580 году. Впрочем, на сей счет существовало и другое мнение. Еще до вдовства Диана, пустив в ход свои чары, ловко окрутила короля Наваррского, при этом он дал возлюбленной письменное обязательство, подписанное кровью, жениться на ней и предлагал признать ее сына от герцога Грамона - Антония. Придет время, и Генрих будет оплакивать своего собственного сына, рожденного Дианой и умершего в раннем детстве. Один из современников в своих записках замечал, что фаворитка имела над королем неограниченную власть и в праздничные дни «ходила в церковь со своим сыном от Генриха в сопровождении пажа, пуделя и шута...» Диана в отсутствие королевы разыгрывала роль почтенной матери семейства, и Генрих был весьма эффектен в роли отца, хотя и побочного, но любимого не менее законного.
Генриха с Дианой сблизила, как это не покажется странным, кровавая вражда между католиками и гугенотами, названная историками войной трех Генрихов. Это столкновение было следствием интриг Маргариты Валуа, мстившей Генриху III за нанесенную ей обиду. Прекрасная Коризанда помогала своему возлюбленному словом и делом, советом и деньгами, закладывала для покупки лошадей и формирования войск свои драгоценности и владения. В свою очередь Генрих Наваррский решил вознаградить фаворитку, сочетаясь с ней законным браком, разумеется, после развода с Маргаритой Валуа.
В марте 1586 года, отразив нападение маршала Матиньона от стен Кастеля, Генрих захватил у него несколько знамен и привез эти трофеи Диане, чтобы в ее объятиях отдохнуть на лаврах. После кровопролитной битвы при Кутрасе 20 октября 1586 года король Наваррский, вместо того, чтобы развить успех, снова поспешил с захваченными знаменами к Прекрасной Коризанде, дабы насладиться ее ласками. Для Генриха любовные интриги стали делом жизни, а война - развлечением.
Примерно через два года после смерти Франциска, герцога Алансонского (10 июня 1584 года), Генрих, ставший наследником французского престола, твердо решил жениться на Коризанде, оправдываясь тем, что ему известны имена по меньшей мере тридцати государей, женившихся на женщинах ниже их по происхождению. Однако д’Обинье возразил королю и перечислил причины, по которым этот брак лучше было отложить: Генрих Бурбон, король Наварры, наследник короны французской и покровитель церквей должен заботиться о чести своей фамилии, соблюдать интересы короны, быть примером строгого соблюдения закона и уставов церкви и, наконец, смерть герцога Алансонского приблизила его к трону французскому, поэтому вряд ли стоит останавливаться на половине пути. Д’Обинье поддержал Тюренн, пытавшийся отвлечь короля от женитьбы военными проблемами. Генрих в конце концов решил отложить женитьбу на Диане де Грамон на два года.
Письма короля к Прекрасной Коризанде свидетельствуют о том, что у него не было от фаворитки никаких секретов. Он сообщал ей о воинских подвигах и политических замыслах, опасениях и надеждах, о настоящем и будущем... В этих письмах лавры и тернии переплетены с благоухающими розами любовной поэзии, которые тем удивительнее встретить в Генрихе, что отношение его к Коризанде было грубо чувственным... В письмах своих Генрих, будто влюбленный юноша, пытался умилить свою возлюбленную тирадами о смерти, ему угрожавшей, о своих душевных и телесных страданиях, пытаясь вызвать у Коризанды горячее сочувствие. Ну и, разумеется, мужчина, стремясь угодить любовнице, ругал свою законную жену. Генрих в письмах к Диане де Грамон называл Маргариту пьяницей, выражал желание свернуть ей шею, молил Бога о скорейшей ее смерти: «Жду не дождусь часа, когда удавят эту наваррскую королеву. Если бы протянула ноги она, как и ее маменька, я бы воспел благодарственную молитву» (17 января 1589 года).
Король также уверял фаворитку: «Верность моя безукоризненна... Не сомневайтесь в моей верности - она, если только это возможно, усиливается... Люблю Вас и до гроба буду вам верен... Не сомневайтесь в верном вашем рабе – он никогда не изменит...» Впрочем, эти клятвы не мешали ему наслаждаться ласками других женщин. Начало охлаждения короля Наваррского к Прекрасной Коризанде совпало со временем его восшествия на французский престол в 1589 году. Коризанда была обожаема Генрихом-наследником престола, но была брошена Генрихом-королем.
Охлаждение к ней Генриха началось после смерти их сына. Угасли в сердце короля родительские чувства. В своих письмах он без церемоний осуждает намерение сестры вступить в морганический брак. Намек довольно грубый, разбивший мечты Коризанды о браке с Генрихом IV. Король просил любовницу помочь избавить сестру Катерину от любви к графу Суасонскому и устроить ее брак с королем Шотландским. Но графиня де Грамон помогла влюбленным. Катерина дала письменное обещание выйти за графа Суасонского и вышла бы за него, если бы министр Пальма Кайе не расстроил этой интриги. Точно таким же документом связанный с Коризандой, Генрих IV просил своего верного Сюлли добыть у фаворитки позорный документ, - нет, не подписку, данную Коризанде, а письменное обязательство сестры, данное графу Суасонскому. Сообразительный Сюлли добыл оба документа, чем спас короля от больших неприятностей. Освобожденный «раб» вздохнул свободнее и счел себя вправе в марте 1591 года оборвать переписку с Прекрасной Коризандой выговором за умыслы поссорить его с сестрой: «Не ожидал я этого от вас, а потому и вынужден сказать Вам, что я никогда не прощу тем, которые вздумают ссорить меня с моей сестрой».
Фаворитка умерла в 1620 году, покинутая всеми.

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Выжимки из Бретона:

Иметь одну женщину - значит, ударяться в целомудрие, - говорил он .
У него их было двенадцать: Ксент, горничная Марго, булочница из Сен-Жана, м-м де
Потонвиль, она же Мокрица, "прозванная так за свою потливость", м-м де Дюра, которую
королеве удалось заполучить обратно в Нерак, выпекалыцица хлеба Пикотен Панкуссер,
графиня де Сен-Магрен, кормилица из Кастельжалю, "которая хотела заколоть его ножом,
потому что из экю, который он должен был ей дать, он удержал пятнадцать су за
сводничество", две сестры де Лепэ, Флеретт Дастарак, дочь садовника из Нерака, и, наконец,
фаворитка на тот момент, Коризанда де Гиш, графиня де Грамон .
Вскоре, однако, разногласия между супругами переросли во враждебность. Вот тут-то м-м
де Грамон, мечтавшая женить Беарнца на себе, начала вести себя с Марго крайне неучтиво.
Однажды она попыталась ее отравить.
Королева Наваррская вовремя была предупреждена, но это ее напугало. Необходимость
предлагать слуге пробовать предварительно ее пищу была просто неприемлема: мало того, что
из-за этого можно лишиться трудно заменимых слуг, так еще рискуешь есть остывшую пищу.
Вот почему Марго решила покинуть это малонадежное место. Через несколько дней она
действительно уехала из Нерака под предлогом провести Пасху в Ажане, католическом городе
своего удела [См. соответствующее письмо Бельевра Екатерине Медичи:
"Я не упустил возможности сказать месье де Клервану о том, как не прав был король
Наваррский, когда предпочел дружбу с графиней дружбе с королевой, своей женой, которая
были вынуждена уехать в Ажан, чтобы спастись от покушавшейся на ее жизнь графини".].


Послушаем Сюлли. Будущий министр Генриха IV удрученно сообщает, что король
покинул свою армию "из-за сильной любви, которую питал к графине де Гиш, и из-за
тщеславного желания лично положить к ее ногам знамена, штандарты и прочие вражеские
трофеи, которые он специально отложил, чтобы преподнести ей; предлогом для возвращения
домой послужила его привязанность к сестре и к графу де Суассону; привязанность оказалась
столь сильной, что уже через неделю все долгожданные плоды такой большой и важной победы
были пущены на ветер..."
Да, через неделю все было кончено. Гиз разбил немцев в Вимори, неподалеку от
Монтаржи, а швейцарцы сдались в плен.
В ноябре рейтары вновь были разбиты армией Гиза, капитулировали и, проклиная
Наваррца, втянувшего их в эту мясорубку, вынуждены были спешно покинуть королевство.
Это был конец. Любовь Беарнца к прекрасной Коризанде позволила Лиге одержать
победу, моральное воздействие которой на французов было огромным уже в те дни, а со
временем должно было удесятериться.
Не раздосадовало ли это Наваррца? Об этом ничего не известно. Но до самого конца года
он вел уютную и изнеженную жизнь в ласковых объятиях своей любовницы, предаваясь одним
лишь любовным играм...


Мадам де Грамон в то время было тридцать шесть лет. Любвеобильная, чувственная, с
роскошным бюстом, живым взглядом и волнующей линией бедер, она обладала всем, что так
нравилось Беарнцу. Женщина неглупая, она умела разделить с ним и радости и неприятности;
наделенная материнским чувством, она ухаживала за ним и называла его "малыш";
благородная по натуре, ока давала ему деньги, вырученные ею от продажи леса, срубленного в
ее владениях, чтобы финансировать протестантскую армию.
Он любил ее, делился с нею всеми своими планами, не скрывал своих чаяний, и на
протяжении семи лет они вели жизнь нормальной во всех отношениях супружеской пары. Но в
декабре 1588 года, когда смерть герцога де Гиза приблизила его к трону , Наваррец увидел,
как в глазах любовницы мелькнула тревога, и понял, что волновало прекрасную Коризанду.
Вы помогали мне во всех моих битвах, и будет справедливо, душа моя, если именно, вы
станете королевой, когда я буду королем!
Но требовалось еще сделать возможным этот обещанный в порыве страсти брак, потому
что если м-м де Грамон была вдовой, то Генрих был женат.


Несмотря на военные заботы, Наваррец продолжал бегать за юбками, и м-м де Грамон,
которой он писал чуть ли не ежедневно пылкие записочки, сильно сомневалась в том, что ему
приходится страдать без нее . Эго вскоре подтвердилось, довольно любопытным образом. 18
мая он послал ей письмо, на котором она позволила себе сделать несколько язвительных и
одновременно вполне трезвых пометок, свидетельствующих о ее подозрениях и, как ни
странно, о значительно меньшей заинтересованности, чем можно было предполагать. Вот это
письмо с комментариями, нацарапанными прекрасной Корнзандой между строк:
"Душа моя, я пишу вам из Блуа, где еще пять месяцев назад меня клеймили еретиком и
человеком, недостойным наследовать корону, а нынче я здесь являюсь главной опорой и
надеждой. Вот как Бог награждает тех, кто неустанно верует в него. Да и может ли что-нибудь
произвести более сильное впечатление, чем возможное постановление Штатов в Блуа?
И тогда я воззвал к милости Того, кто может все , кто теперь совсем по-другому
взглянул на мое дело, распорядился прекратить аресты моих людей, восстановил меня в моем
праве, и я думаю, что это нанесет удар моим врагам . Те, кто верит в Бога и искренно служит
ему, никогда не останутся обиженными . Сам я, благодарение Богу, чувствую себя прекрасно;
вас же клятвенно заверяю, что никого в мире так не люблю и не чту, как вас , и буду хранить
вам верность до могилы. Я отправляюсь в Божанси, откуда, надеюсь, вы очень скоро
услышите обо мне . Я рассчитываю вскоре вызвать сюда мою сестру. Решайтесь и
приезжайте вместе с нею . Король говорил со мной о Даме из Оверни. Думаю, мне придется
позаботиться о том, чтобы ее убрали . Прощай, сердце мое, целую тебя миллион раз.
Генрих".


У Коризанды были все основания для ревности, потому что Беарнец, не довольствуясь
любовницами на одну ночь, с некоторых пор обманывал ее с Эстер Имбер, дочерью Жака
Имбера, бальи такого огромною лена, как Они. Это была изящная блондиночка двадцати
одного года с нежными и почти невесомыми формами. Каждый вечер Генрих тайно
отправлялся к ней. Но однажды ночью бальи, подозревавший, что Наваррец слишком далеко
зашел в отношениях с его дочерью, ворвался в комнату, где любовники, как кое-кто утверждал,
вволю наслаждались друг другом. Вытащив Эстер из постели, он залепил ей две увесистые
пощечины.
- За что вы ее бьете? - спросил изумленный Генрих.
Ответ бальи был поистине странным:
- Я бью ее, сир, за то, что она не выказывает должного почтения Вашему величеству!..
Эта неприятная сцена, однако, не помешала Беарнцу оставаться любовником Эстер.
Целых два месяца, не уставая писать страстные письма Коризанде, он тайно встречался с
дочерью бальи в соседнем лесочке, где, никого не опасаясь, мог показать себя с наилучшей
стороны. Но увы! Он так увлекся своими подвигами, что однажды утром красотка объявила ему
о своей беременности. Наваррец этого ужасно не любил, а потому немедленно покинул свою пассию и отправился догонять королевские войска .
Через несколько дней он уже ехал по столице в компании с Генрихом III. Как-то вечером,
вo время небольшой остановки, он написал м-м де Грамон следующую записку: "Если король
воспользуется дилижансом, на что я надеюсь, мы скоро увидим колокольни собора Парижской
богоматери... Сердце мое, любите всегда меня, принадлежащего только вам, как я люблю вас,
принадлежащую только мне".
Но эти слова уже не имели никакой власти над Коризандой. Полная горечи и
разочарования, она дрожащей рукой написала под последней строчкой только что полученного
письма: "И вы не мой, и я не ваша"... и не ответила ему. Так закончился роман, длившийся три
тысячи ночей...

Коризанда была вдовой Филибера де Грамона, от которого у нее было двое детей, Антуан и Екатерина.
Последняя в 1660 году вышла замуж за Луи Гримальди, герцога Валансийского, предка принца Монакского Репье III.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать свой блог