Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 3]


Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Первое сообщение в теме :

Просторный кабинет для приема посетителей. Тут же на стенах висит несметное количество кинжалов, аркебуз и шпаг работы известных мастеров.

граф де Бюсси

граф де Бюсси
Первая шпага Франции
Бюсси так же удивил шум за окном. Слыша, что непонятный источник этого нарастающего шума явно приближается ко дворцу, граф понял, что послеобеденная беседа вероятно, подходит к концу... Впрочем, это пожалуй было и к лучшему... Ибо выслушивать планы герцога по покорению жены главного ловчего уже не было ни каких сил... Подозрения Бюсси оправдались: действительно, несколько взволнованный принц тут же вызвал слугу и потребовал от него объяснений... Слуга ничего внятного сказать не смог, что явно разозлило дофина...
- Сейчас наш Франсуа совсем разгневается, - насмешливо подумал Луи де Клермон, - Впрочем идти смотреть на это происшествие, похоже, придется мне... Слуги ни на что не годны- они не в курсе... Господи, кто ж тут воевать-то будет? Дворец вообще не охраняется, что ли? Да уж, это не швейцарцы...
Услышав призыв призыв принца, пойти посмотреть, что же все-таки там случилось,и непереминув отметить, что Франсуа, кажется, старается быть любезным, Бюсси отложил недоеденную гроздь винограда, встал из-за стола и последовал за своим сюзереном.
Внутренний двор замка


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Габриэль де Тариньи

avatar
Искусный сочинитель
Около 15:00 того же дня

Ворота дворца
Габриэль вошла в кабинет герцога, где уже было все накрыто для обеда вдвоем, затаив дыхание. Тут все дышало роскошью и вкусом. Бесшумные слуги сновали с подносами, на которых были выложены изысканные кушанья.
Взгляд молодой женщины привлекла коллекция оружия на стене и она подошла к ним, чтобы рассмотреть получше. Благодаря смене позиции, Габриэль увидела дверь в спальню его высочества, в которой как раз орудовали слуги. Лукавая улыбка на мгновение озарила лицо красавицы - вот ее поле боя. То место, где мужчины сдаются в плен любви и рассказывают обо всем на свете. И она не упустит своего.

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Через несколько минут в кабинете Его Высочества уже была накрыта изысканная легкая трапеза. Франсуа подошел к очаровательной фрейлине, занятой рассматриванием коллекции оружия, любуясь ее длинной изящной белоснежной шейкой, которую так кстати открывала высокая прическа, собиравшая каштановые локоны молодой женщины, и оставившая лишь несколько кокетливых пушистых завитков внизу затылка. Эти медно-каштановые кудряшки привлекали внимание и были превосходным средством для завлечения. Впрочем, все без исключения, из того, чем богато одарила природа эту прелестницу, служило ровно той же цели - привлекать восхищенно-влюбленные мужские взгляды и завистливо-ревнивые женские. И нужно отдать должное - яркая чувственная красота этой женщины воистину заслуживала внимания. Томные синие глаза под длинными ресницами, пухлые губы, пышное ароматное облако каштановых кудрей и очаровательная фигурка, сочетавшая в себе стройность и ту женственную округлость форм, которая так радует глаз... Чего еще желать?
- Вам нравятся эти игрушки? - полюбопытствовал Его Высочество, который стоял совсем близко от прелестной фрейлины, почти вплотную, при этом наблюдая, как Габриэль рассматривает развешанные экземпляры и так же скользнув глазами по украшавшему стены оружию. Впрочем, его взор тут же вновь остановился на том очаровательном зрелище, которое открывала ему превосходная принятая им позиция - взгляд сзади, из-за плеча Габи, - среди них есть весьма занятные и привлекающие взор вещицы... Но, кажется, все уже готово, - тут же с улыбкой добавил герцог, оглядываясь на накрытый стол и два придвинутых к нему кресла. Слуги уже некоторое время назад выскользнули из кабинета так же бесшумно, как и приготовили стол...

Габриэль де Тариньи

avatar
Искусный сочинитель
Габриэль инстинктивно почувствовала приблизившегося к ней герцога и ощутила его желание поиграть со своей гостьей... Нежная и в одночасье лукавая улыбка расцвела на губах молодой женщины, весьма искушенной в забавах. Она повернула голову ровно настолько, чтобы дыхание герцога слилось с ее дыханием и, чуть прикрыв глаза пушистыми ресницами, гортанно проговорила:
- О, монсеньор, как Вы правильно сказали - игрушки. Ведь то, что для мужчины грозное оружие, для хрупкой женщины, которая даже не в силах поднять подобное, это все всего лишь творение ювелира и оружейника...
Вновь опустив подбородок, дабы избежать возможного поцелуя, который мог последовать за ее жестом, Габриэль отошла к столу и, проведя пальчиком по резной спинке стула, дразняще улыбнулась герцогу, надеясь, что он уже находится на последней грани самообладания.
- В самом деле. Все готово к трапезе. Но... Как Вы голодны, Ваше высочество?
Лукаво прикусив краешек нижней губы, осведомилась госпожа де Тариньи. Она находилась в нескольких шагах от герцога, которому следовало всего лишь преодолеть их, чтобы побороть сопротивление красавицы. А сопротивление будет, решила про себя Габриэль. Распаленный любовник куда интереснее того, что уже считает, что птичка в его руках и никуда не выскользнет. Главное не переиграть, но вот тут промахов у нее не будет!

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Принц с удовольствием ощущал легкое головокружение, сродни тому, которое появляется при взгляде с колокольни вниз, либо когда выходишь на свежий воздух из душной комнаты. То приятное ощущение, когда можешь позволить себя пьянить, осознавая, что пьянеешь. А в подобных случаях это осознание создает иллюзию того, что ты контролируешь ситуацию и поддаешься по собственному желанию. Эта иллюзия льстит мужскому самолюбию, когда сильная половина человечества сдается на власть женских чар и делает чары красивой женщины еще более опасными, а действие их куда более верным.
Дыхание Габриэль заставляло хмелеть, словно выпитое вино. Его Высочество всегда предпочитал такое временное помутнение чему-то длительному и обременяющему. Он часто влюблялся, будучи настоящим ценителем женской красоты и восторгаясь ею, однако, как мы уже говорили, никогда чувство не задевало его сердца глубоко, до полного лишения рассудка и серьезных привязанностей. Однако несколько взаимноприятных часов, проведенных с какой-нибудь чаровницей, несомненно, вполне стоили того, чтобы на время забыть обо всем на свете.
Словно предугадав намерения Франсуа, который едва не коснулся губами ее губ, которые были так близко, прелестница порхнула в сторону, лукаво улыбаясь.
Принц про себя ухмыльнулся. Он не ошибся в Габи - ее поведение напомнило ему грацию кошки, самого изящного из всех животных. В этой восхитительной грации неракская гостья, каждый жест который намеренно оттенял ее прелесть, напоминала искусных в любви парижанок, более того - кажется, могла дать им фору. И это было просто превосходно, ибо Франсуа всегда предпочитал самой очаровательной простоте привычную для него изысканность, подобную той, что изливалась из каждого движения этой женщины. Ибо наивность, безусловно, хоть и привлекала сперва, как нечто необычное, но для того, чтобы удержать внимание, должна была иметь еще что-то, кроме идеальных черт.
Итак, герцог подошел к отступившей на несколько шагов фрейлине, улыбка и выражение лица которой, вплоть до чуть сузившихся зрачков, и мурлыкающие интонации в лукавом голосе напоминали самую изящную из представительниц кошачьих. Франсуа было протянул руку, будто бы собираясь самолично галантным жестом чуть отодвинуть стул, оказывая таким образом гостье и спасительнице особый знак внимания, но тут рука его, изменив направление, коснулась талии Габриэль. Одновременно, не убирая одной руки с талии прелестной фрейлины, он осторожно провел пальцем по белоснежной шейке, спускаясь от каштановых пушистых завитков ниже.
- Бог мой, Габриэль, - шепнул Его высочество, - "хрупким женщинам" достаточно мгновения, чтобы одним выстрелом из-под ресниц нанести такую рану, которую не залечит лекарь, и пробудить жажду, которую не утоляет вино.
И Франсуа коснулся губами шейки мадмуазель де Тариньи.

Габриэль де Тариньи

avatar
Искусный сочинитель
Габриэль засмеялась, смущенно порозовев, и позволила себе закинуть голову назад, как будто сопротивляясь поцелую, но на самом деле давая Франсуа еще больше возможностей действовать своими жадными губами. Ну же, когда ты будешь напористее?!, - мысленно подогнала герцога Габриэль, тут же укорив себя за дерзкую мысль - ведь это она виновата в том, что бедный Анжуйский так робок. Своей холодностью в Париже и в дороге она отпугнула потомка Валуа от своих прелестей. Нежно упершись в грудь герцогу рукой, она попробовала оттолкнуть приникшего к ее шее Франсуа, таким образом оказавшись тесно прижатой к богато украшенному вышивкой и драгоценными камнями колету, который обтягивал грудь монсеньора герцога Анжуйского.
- Ах, монсеньор.., - прошептала фрейлина, теряя самообладание, но не забывая пустить еще одну стрелу в сердце герцога, - Что Вы! Каким оружием может обладать женщина, чтобы сразить такого мужчину, как ... Вы? Храброго, красивого и умного... Способного на подвиги ради любви? Да ведь это только мечта, которая для многих разбитых сердец сияет недоступной звездой. Как и для моего разбитого сердца...
Сердце Габриэль билось так часто, что она боялась, что выдаст свое горячее желание перейти от разговоров к действию принцу, ласкавшему ее тело. Молодая женщина все еще легонько барахталась в руках герцога, стараясь обратить его внимание на свои слова и получить важный для нее вопрос. Впрочем, Габриэль не сомневалась в своих чарах и знала, что получит то, чего хотела уже давно - любовника принца крови.

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
В таких случаях слова проходят мимо восприятия. А легкое сопротивление, идущее вразрез с теми фразами, что возможно было уловить, лишь привносило в эту любовную игру интерес. Набрасываться на женщин было не в правилах Франсуа, который все-таки был принцем крови, он предпочитал более галантную манеру общения с ними, хотя само собою разумеется, что это зависело от того, с какой именно дамой имеешь дело. Даже интересно чередовать напор и настойчивость с проявлениями иных средств арсенала. Лирическому настроению было особенно приятно поддаться после мыслей о военных действиях. Кроме того, Габриэль выказывала себя недотрогой все предыдущее время, потому герцог предпочел проявить осторожность. Теперь же поведение фрейлины изменилось - от выражения лица, до ноток в голосе.
Не обращая ни малейшего внимания на попытки "оттолкновения", предпринятые очаровательной соблазнительницей, попытки, впрочем, в результате которых объятия стали еще крепче, Его Высочество продолжал осыпать поцелуями нежную кожу молодой женщины. Усваивать слова Габриэль и тем более связно отвечать на вопросы было уже абсолютно невозможно. В ответ Франсуа впился в ее губы страстным поцелуем.
- Габриэль, Вы восхитительны! - прошептал герцог, едва оторвавшись от губ прелестницы, подхватывая изящную фигурку мадемуазель де Тариньи на руки и в несколько шагов преодолевая то расстояние, что отделяло их от двери его опочивальни...

Бриан де Монсоро

Бриан де Монсоро
Искусный сочинитель
Внутренний двор замка
Граф вошел в оружейную с гордо поднятой головой, но тем не менее с почтением в глазах. За пазухой приятно шелестели важные бумаги, с помощью которых Монсоро собирался усмирить герцога Анжуйского вслучае гнева принца.
Войдя, главный ловчий предал плащ и шляпу слугам, оставшись при шпаге и кинжале. Проходя через приемную, граф успел заметить множество анжерских дворян, которые надели свои самые лучшие наряды, дабы присуствовать сегодня при праздничном ужине, который, как сообщили Монсоро, должен состоятся в восем вечера. Тот же слуга, что рассказал про банкет, шепнул на ухо главному ловчему про Габриэль де Тариньи, которая отдыхала в объятиях герцога в этот день.
Главный ловчий знал эту кокетку, которая любила любовь и отдавалась ей самозабвенно и страстно. Когда-то он пытался добится ее благосклонности и это почти ему удалось, но внезапно появившийся смазливый дворянчик увел у Монсоро красавицу, пока граф ездил по делам герцога... Это было так давно.... Впрочем, не только сентиментальные воспоминания связывали графа с Габриэль, он так же знал, чьей фрейлиной являлась Тариньи и, что еще важнее, чьей любовницей. Граф с удивлением вскинул брови, обдумывая странный союз, который явно принес первым своим плодом появление герцога в Анжере. Наварра и Анжу против Парижа...
Граф хмыкнул, - Франциска все стремятся сделать своей пешкой, каждый по своему, но цель одна - власть.

граф де Бюсси

граф де Бюсси
Первая шпага Франции
Внутренний двор замка
Не помня себя от гнетущих подозрений, Клермон появился в приемной Анжу. Наполненная дворянами провинции, она напоминала встревоженное осиное гнездо, что разворошили палкой. Утренняя пылкая речь младшего из сыновей Медичи поселила смуту в их умиротворенные размеренной жизнью души. Некоторые говорили шепотом, некоторые не смущались повышать голос, но всех объединяло одно – возбуждение от предчувствия войны. Присутствующие с нетерпением ожидали ужина, подготовленного монсеньором. Все понимали, что за едой и питьем можно будет обсудить интересующие вопросы с дворянами, которые прибыли вслед за Франсуа, а если повезет, то и с самим отпрыском королевских кровей. Попав в привычную для искушенного придворного обстановку, Бюсси отошел к оконной нише и надел на лицо привычную маску пренебрежения и безразличия. Он прекрасно знал, насколько опасно быть искренним, тем более среди провинциалов, кидающих на него неприкрытые взгляды, полные любопытства. Пряча смятение и гнев, в которые погрузил его разговор челяди, Луи переводил невидящий взгляд с человека на человека. Он уже пропустил мимо знакомую фигуру Бриана де Монсоро, но движение слуги принца – он что-то шептал главному ловчему - привлекло внимание нашего героя. В полумраке невозможно было разглядеть лицо супруга Дианы, а тем более в гвалте голосов расслышать слова слуги, но д'Амбуаз и без того понимал, что раз дофин удалился вместе с Габриэль Тариньи, то это кокотка так просто его не выпустит из своих цепких лапок. И это был еще один момент, который настораживал графа: он помнил прекрасно, как не доехал до места встречи с фрейлиной королевы Маргариты, а зная нрав этой дамы, можно было предположить, что она так просто не простит такого пренебрежения своими прелестями.
Взгляд возлюбленного графини де Монсоро потемнел и приобрел осмысленность, а рука инстинктивно легла на эфес – его неприязнь к приближенному принца приобрела очертания ненависти. Холодной, но душащей изнутри. Что бы ни произошло между Дианой и ее мужем, Клермон должен был это знать и знать из первых уст. И тут его руки и виски взмокли от липкого страха. Быть может, он ей сейчас нужен, быть может, февральская ситуация повторилась, а тогда Бюсси, фактически, вырвал кинжал из ее слабой руки. Быть может, девушка уже бездыханна, а он, как последний кретин, позволил ярости затуманить себе рассудок и пустился в мысли о том, как разделается с Брианом! Все отошло на второй план перед ужасающей перспективой. В первый раз в жизни этот забияка и драчун так испугался. Сейчас промедление могло быть смерти подобно. Граф бы много отдал, чтобы в ту же секунду оказаться рядом с любимой. Он устремился к выходу настолько быстро, насколько мог, но так, чтобы не привлекать излишнего внимания. Проходя мимо «счастливого супруга», Луи кинул на него взволнованный взгляд, пытаясь на противном лице прочесть хоть что-то о дочери барона де Меридор.


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Герцог стремительно вошел в оружейную, которая служила неким подобием прихожей для его кабинета. Сегодня она была битком набита дворянами из Анжера и из пригорода столицы владений Анжуйского. Все как один склонились перед своим сувереном, стараясь как можно ниже согнутся, дабы доказать герцогу свою преданность.
По своему обыкновению Франциск застыл на мгновение, не отвечая на приветствие и тем самым задерживая присутствующих в неудобных для них позах, которые так льстили самолюбию принца и подымали его настроение. Следом за герцогом в оружейную вбежало два дога, которых его высочеству подарила когда-то еще его мать. Собаки тот час проследовали к камину, где и улеглись в излюбленных позах.
Легка улыбка тронула губы мятежного принца, непокорного брата - смотря на эти головы, в раболепии склонившиеся перед ним, он свято уверовал в свое могущество и власть, а также в то, что он любим, как господин, тогда как брат его ненавидим и презираем... Чем не путь к трону? Открытый путь!
Франсуа сделал знак и спины разогнулись, послышался восхищенный шепот, который не рискнул превратится в громкое приветствие и в этот момент герцог увидел графа де Монсоро. Хотя принц и знал о том, что его поверенный тут, но все же сердце неприятно кольнуло, а в глазах мимо воли на мгновение вспыхнул страх, но всего лишь на мгновение... Франсуа - достойный сын своей матушки, быстро справился с эмоциями, спрятав замешательство за маской радушия, обращенного ко всем присутствующим.
- Господа, - громко обратился герцог Анжуйский к дворянам, наполнивших его оружейную, - я рад видеть всех вас тут в эту минуту, когда мой брат, наш король, отвергает меня от себя, предпочитая дружбу с нашими врагами братской связи. Когда он верит клеветникам и злопыхателям, смея поднять руку на свою плоть и кровь!
Голос принца, дрожащий от волнения, но тем не менее жесткий и уверенный, потонул в гуле возмущенных голосов - дворяне Анжера выражали свое возмущение против короля громко и не стесняясь на выражения. Принц успокоил их, подняв правую руку.
- Господа, вы здесь, а значит вашему принцу ничего не грозит. Я прошу не отказать мне в любезности и посетить ужин, который уже накрыт. За ним я и мои верные вассалы, которых я здесь вижу, обсудим наши планы.
Легкий кивок отпустил присутствующих, обласканных уже одним тем, что герцог в Анжере и хочет с ними что-то обсудить! Это ли не счастье после стольких лет праздности и ожидания внимания со стороны двора? Вторым кивком герцог пригласил графа де Монсоро задержатся на пару слов.

Бриан де Монсоро

Бриан де Монсоро
Искусный сочинитель
Граф молча наблюдал, как выходят придворные, обсуждая слова принца и распаляясь от сказанного их господином. Он испытывал легкое презрение и снисхождение к этим провинциальным льстецам остро жаждущих лизнуть хоть каплю грязи с сапога человека королевской крови, даже если этот человек мерзавец. С улыбкой Монсоро пропустил двоих дворян, которые последними выходили из оружейной и склонился перед герцогом в поклоне.

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Герцог встал в надменную позу, однако изобразил улыбку радушного хозяина.
- Господин де Монсоро, какая приятная неожиданность видеть Вас тут в Анжере, тогда как Вы могли бросить меня и присягнуть королю на верность, тем самым избавившись от возможных неприятностей...
Тон Франсуа был мягок и кроток, движения плавны. Принц не хотел скандала, не хотел ссор. Разговор с Бюсси сделал его осторожным в проявлении эмоций, а положение Монсоро при его особе было опасным для всякого рода конфликтов. Главный ловчий сейчас был ниточкой к Гизу, этому источнику денег, власти, связей и армии.
Однако не смотря на это его высочество не удержался от легкого намека на то, что Монсоро не явился к нему со спасением, а пропал.

Бриан де Монсоро

Бриан де Монсоро
Искусный сочинитель
Главный ловчий легко уловил и осторожность, и страх, и иронию в тоне герцога Анжуйского и поспешил спрятать улыбку в поклоне, которым он начал свой ответ принцу.
- Монсеньор, - вкрадчивый тон графа был вежлив, - как же для Вашего высочества может быть неожиданностью мое появление в Анжере, когда я надеюсь считаться одним из преданнейших слуг Вашего высочества? И для меня, - тон графа стал резок, - существует один король и Вы это знаете!
Словно не удержавшись от душевного порыва, главный ловчий упал на правое колено перед герцогом Анжуйским и, склоня голову, продолжил:
- Там, где мой король, там и я, сир....
Эта маленькая булавка, спрятанная в покорности и раболепии, была призвана напомнить мятежному герцогу его обязательства перед союзниками и отрезвить гнев, если вдруг монсеньор вздумает злится на своего вассала.

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Герцог побледнел при последних словах своего приближенного. Эта история с коронацией стоила ему слишком много и вполне могла стоить жизни. Но бледность эта была вызвана те только внезапно накатившей волной страха, которую он с большим трудом заставил отхлынуть и прекратить сжимать сердце, но и сдерживаемым уколом раздражения и досады. Тон, которым обратился к нему ловчий, всколыхнул, как и само обращение - сир - воспоминания о той невыносимой дерзости, с которой он позволил себе не так давно разговаривать со своим сюзереном, шантажируя его. О, Франсуа не думал забывать тот возмутительнейший случай. Но не теперь, не сейчас. Это был один из тех порывов, которые столь сильны, что не могут продолжаться долго. Один краткий миг и возмущение отступило на задний план, вновь уступив место досаде и осознанию провала.
- Ах, граф, не стоит вспоминать о том, что было, - лишь в этих первых словах можно было уловить тень вспыхнувшего раздражения, но едва заметную тень. Почти совсем прозрачную, - Король все знает и нет смысла говорить о собрании в аббатстве святой Женевьевы. Наша затея бесславно провалилась, - потухшим голосом закончил констатировать принц, устремив неподвижный взгляд в картину за спиной Монсоро.
Перед глазами герцога вновь пронесся тот поздний вечер, когда его приветствовали как короля! Как владетельного господина, а не как младшего сына королевской семьи, обреченного на вечное забвение в его титуле… Как склонились к его ногам Гизы, как возложили на голову корону, как нанесли священным елеем священный крест! О, вечер триумфа! И какое позорное падение, сломанные крылья и рвущее грудь бешенство при виде наглых рож миньонов! Потом лицо брата, который всю жизнь насмехался над ним, зная, что матушка и отец равнодушны к младшему сыну. Особенно мать.. Она никогда не любила его, а Франсуа иногда так хотелось увидеть ее склонившейся над его изголовьем. Но нет, она всегда была занята – то у нее собрание ее литературного общества, то разговоры с какими-то седовласыми старцами, то прием послов, то чтение государственных бумаг… Впрочем, для Александра она всегда находила время. Вот и сейчас, скорее всего она жалеет его, а Франсуа проклинает…
Глаза герцога блеснули холодным огнем, обжигая главного ловчего, но отнюдь не затрагивая.

Ливаро

Ливаро
Ярый памфлетист
Внутренний двор замка

Когда друзья посмеиваясь подошли к кабинету герцога, барон услышал раздающиеся из комнаты голоса. Сделав знак Рибейраку остановится, коснувшись рукой его груди, Ливаро осторожно подошёл к полуоткрытой двери. Услышав голос Монсоро и герцога, он вернулся к другу.
- Кажется у Франсуа посетитель и это никто иной как главный ловчий, - барон поморщился от недовольства. Этот господин ему давно не нравился. Ещё с тех пор, как он увидел его на дороге, увозившего сопротивляющуюся девушку.
- Пойдём. Думаю самое время разбавить их компанию.
И Ливаро двинулся в кабинет герцога. Войдя, он изящно поклонился.
- Монсеньор, к Вашим услугам.
Кивнув любезно, но достаточно сдержано, Монсоро, барон перевёл на минуту взгляд на Бюсси и отсалютовал ему шляпой, после чего устремил взор на герцога.

Франсуа де Рибейрак

Франсуа де Рибейрак
Искусный сочинитель
Внутренний двор замка


Рибейрак как раз дошёл до кульминационного момента в рассказе Ливаро об одной из своих любовных интрижек, когда тот вдруг резко прервал его и остановил прямо у дверей Анжуйского. Франсуа с улыбкой наблюдал, как Ливаро строит из себя шпиона подслушивая разговор, хотя в этом была и ошибка разговаривающих в покоях принца - двери надо закрывать.
- Посетитель? - слегка удивлённо переспросил Рибейрак. Однако когда Ливаро сказал, что это не кто иной как граф Монсоро, Франсуа улыбнулся - Это же прекрасно! Нужно уговорить его устроить охоту! Я так давно не охотился....
На губах Рибейрака заиграла лукавая улыбка - Да, наш Франсуа тот ещё фрукт, какие же у Монсоро на него рычаги давления, если он предпочитает общение с этим чудовищем беседе с очаровательной Габриель.
Рибейрак усмехнулся словам Ливаро и прошёл вслед за ним в покои герцога Анжуйского. Франсуа учтиво поклонился своему сюзерену.
http://vkontakte.ru/id7433380?12382

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Услышав шум за своей спиной, герцог повернулся и с облегчением бросился на встречу своим друзьям, мысленно возблагодарив Господа за их появление. Пожалуй, это был один из тех моментов, когда появление анжуйцев было очень и очень кстати. Хотя порой, как Франсуа и не было это неловко признавать, они мешали ему. Особенно Бюсси, чьи понятия о чести весьма разнились с желаниями герцога.
- А вот и вы, господа!, - слабым голосом приветствовал их герцог Анжуйский, бросив на Монсоро настороженный взгляд, - как же я рад вас видеть! Хочу сообщить вам радостную весть - прибыл граф де Монсоро и теперь я могу с уверенностью сказать, что все мои друзья подле меня. Это ли не залог моей безопасности?
Принц с улыбкой обвел присутствующих победоносным взглядом, сторонясь встречаться с кем бы то ни было глазами. Осмотревшись и не найдя того, кого искал, герцог недовольно обратился в дворянам:
- Но я не вижу Бюсси и Антрагэ... Где они господа?

Ливаро

Ливаро
Ярый памфлетист
Ливаро на мгновение одарил Монсоро взглядом, который говорил, что он не слишком уверен, что тот - друг монсеньора.
Поклонившись герцогу он произнёс:
- Да, монсеньор, когда подле вас друзья, Вы действительно в безопасности.
Вторая рука барона сжимала эфес рапиры.
- Уверен, что Бюсси и Антрагэ, торопятся явится к Вам. Они, наверняка, будут, так же как и я, рады прибытию графа. Ибо его приезд означает, что скоро нас ждёт великолепная охота
Ливаро легко поклонился главному ловчему.

Франсуа де Рибейрак

Франсуа де Рибейрак
Искусный сочинитель
Рибейраку показалось странно такое радушие Монсеньора, обычно когда он и его друзья мешали герцогу, тот вымещал на них злобу... Странно, тут что-то не то... и этот взгляд на Монсоро... Ладно, не будем лезть в политику, она сама к нам придёт! - думал анжуец.
На лице Франсуа была типичная для него озорная улыбка, он поклонился герцогу, потом перевёл взгляд на главного ловчего и поклонился ему.
- Я согласен с Ливаро, Монсеньор, только истинные друзья могут помочь и защитить в трудную минуту. - в глазах анжуйца что-то блеснуло. - Хотя конечно полным залогом Вашей безопасности было бы устранение Ваших врагов. - Франсуа говорил всё это с улыбкой, так что сложно понять всерьёз это было сказано или в шутку.
- К сожалению господа д'Антрагэ и де Бюсси были вынуждены покинуть нас, но я уверен что они вскоре появятся засвидетельствовать Вам своё почтение.
На последние слова друга Рибейрак вдруг повернулся к графу и заговорил с ним:
- Граф, Вы не представляете как я рад Вас видеть! Мы как раз недавно говорили, что неплохо было бы устроить охоту. Видимо Бог услышал нас, раз Вы здесь! Надеюсь, Вы вскоре порадуете нас хорошей охотой?
http://vkontakte.ru/id7433380?12382

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Герцог отошел к маленькому столику, на котором стоял графин с вином и ваза с фруктами, отщипнув пару виноградин, он налил себе в бокал вина, не предлагая присутствующим напиток, и с усмешкой отметил про себя неприязнь, которая витала в воздухе по отношению к главному ловчему Франции, едва успевшему подняться с колен, как только зашуршали занавеси при входе в покои правителя Анжера.
Франсуа и в самом деле был сейчас рад видеть анжуйцев. И то, что они прервали беседу с Монсоро наедине, было весьма кстати. Герцог был доволен, что неприятный для него разговор, щекочущий нервы, прекратился и хоть на некоторое время отодвинулся. Его уже начинало охватывать то неприятное скользкое ощущение, какое появлялось у него всякий раз при беседе с Монсоро. Расслабленный недавней любовной схваткой и народной любовью, с которой его встретили анжерцы, герцог не горел желанием вновь окунаться в те ужасы, что совсем недавно окружали его в Париже. При разговоре же с этим человеком создавалось неуловимое впечатление внутреннего давления. Тягостное и коробящее, задевавшее самолюбие принца и раздражавшее его чувство превосходства. Тем более раздражавшее, что нити, которые тянулись к причине этого превосходства, были невидимы. Но они существовали и, на удивление, чем тоньше были, тем были прочнее и опаснее. Эта опутывающая сеть ощущалась особенно сильно при взгляде в глаза ловчего - этот тяжелый взгляд из подлобья... При всей внешней почтительности...
С кривой усмешкой принц кинул на графа де Монсоро недобрый взгляд и почти приветливо проговорил:
- Ну, конечно же, граф, устройте нам охоту. Ведь у Вас тут владения.., - лоб герцога, принявшего сосредоточенный вид, на мгновение пересекли морщины, - и, кажется, супруга? Ведь ее замок тут?
Приторно равнодушный тон его высочества был призван скрыть заинтересованность, но в этот раз принцу не удалось его почти врожденное лицемерие – вспыхнувший жадный огонь в глазах и голос выдавали интерес монсеньора с головой.
- Или же Вы оставили госпожу де Монсоро в Париже, граф? В таком случае это было бы весьма неосмотрительно! Мой брат страшен в гневе и кто знает, что может случиться с бедняжкой… А ведь всем известно, что Вы мой друг… Не так ли? - при слове «друг» на губах герцога вновь появилась та самая недобрая улыбка, которую так хорошо знали при дворе…

Бриан де Монсоро

Бриан де Монсоро
Искусный сочинитель
Граф встретил тяжелым взглядом вошедших дворян. Словно кабан, в окружении гончих собак чувствовал он себя в окружении принца, которым манипулировал, умело дергая за ниточки. Молодые люди из числа «анжуйцев» внушали ему уважение, но не желание с ними сблизится. В планах Монсоро на действия герцога не было места посторонним. Впрочем, как граф про себя отметил, у господ тоже не было причин предлагать свою дружбу фавориту его высочества. Поприветствовав вошедших поклоном, граф де Монсоро с честью решил выдержать удар герцога, который как всегда постарался уколоть своего вассала.
- Непременно, господа! Я почту за честь устроить охоту в здешних лесах. Это лишь доставит мне удовольствие, - граф старался говорить светским тоном, но при обращении к принцу в голосе главного ловчего заиграли нехорошие нотки, умело спрятанные под внешней любезной улыбкой.
- Я благодарю Вас, Ваше высочество, за беспокойство, которым Вы одарили мою супругу. Она здесь, со мной. И при первой же возможности будет рада засвидетельствовать свое почтение Вашему высочеству.
Язвительность герцога Монсоро решил опустить, не считая нужным сейчас вступать в словесные перепалки с принцем, явно не настроенным на политику, о чем говорила и явная заинтересованность в Диане…
Этот блеск в глазах, эта жадность и похоть! О, как они зацепили графа, до боли сжавшего эфес шпаги левой рукой! Едва он понадеялся на покой в собственном замке, как герцог, превратившийся в настоящее проклятие, вновь появился…

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Диана здесь! Что ж - превосходно. Ловчий был олицетворением того, как один и тот же человек может вызывать абсолютно противоречивые чувства в зависимости от ситуации: он был выгоден принцу как политик, ненавистен как человек, (впрочем, как известно, Франсуа мало к кому испытывал благорасположение ввиду крайней подозрительности) а сейчас его присутствие в Анжере способствовало исполнению тщаний и надежд герцога, которые он буквально несколько часов назад обсуждал с Бюсси. При положительном ответе графа глаза Франсуа вновь вспыхнули, а про губам пробежала едва заметная тонкая усмешка. Причем на сей раз эмоции, выражающие торжество, читались на лице Монсеньора так явно, что даже он сам это почувствовал и был вынужден отвернуться, якобы для того, чтобы поставить на стол пустой бокал, который до сих пор держал в руке.
Когда Франсуа вновь посмотрел на ловчего, то уже вновь надел маску напускного равнодушия. Он одарил Монсоро кивком, который должен был одновременно выражать и ответ на высказанную благодарность и ознаменовать окончание их разговора.
Как раз в эту минуту в комнату проскользнул слуга, с почтительным видом уведомляя принца и его приближенных, что все готово к ужину.
- Что ж, господа, идемте, - проговорил герцог и шагнул к дверям в предвкушении приятного вечера, который должен был пройти в довольно непринужденной обстановке.

Франсуа де Рибейрак

Франсуа де Рибейрак
Искусный сочинитель
Франсуа с интересом наблюдал за этим "поединком" между герцогом и графом, он понятия не имел при чём тут жена графа и почему герцог Анжуйский так ею интересуется, но эти огни в глазах, эфес шпаги, сжатый в руке - говорили больше, чем обычные слова.
Очень интересно, кажется, Франсуа нашёл себе новую дичь во владениях Монсоро... Паук ужалил паука... Чем же это всё кончится? Уверен, тут будет весело! - с усмешкой думал анжуец. Он с восхищением смотрел на своего сюзерена, который явно что-то замыслил, а Рибейраку всегда очень нравились тайны и интриги, он очень хотел бы посмотреть, чем закончится этот "поединок". Но как на зло вошёл слуга, сообщивший о готовности ужина, и анжуец вышел следом за герцогом, думая, что по крайней мере они вкусно поедят.

http://vkontakte.ru/id7433380?12382

Ливаро

Ливаро
Ярый памфлетист
Хм... Неспроста Франсуа интересуется женой Монсоро.... Ох, неспроста!... Этот шаловливый кот ни одной юбки не пропустит. Наверняка графиня стоит того. А граф своего никому не уступит... Впрочем, как и герцог.
Ливаро едва сдержал ухмылку, которая чуть кривила его губы.Он тоже заметил, как яростно Монсоро сжимал эфес рапиры и сверкал глазами принц.
Скучать не придётся....
Прекрасные глаза Габриель, напряжение между герцогом и главным ловчим, ополчение... Ему будет чем заняться.
Слуга вошёл весьма кстати. Ливаро уже не терпелось отметить про себя грядущее. И он вышел вслед всеми.

Габриэль де Тариньи

avatar
Искусный сочинитель
Подходя к покоям принца, Габриэль услышала мужские голоса. Торопливо проверив, не выбился ли из прически непослушный локон, она вошла в приемную, скромно потупив глаза. Вся фигура молодой женщины дышала негой и так и звала к себе – от скромно опущенных пушистых ресниц и высокой груди, томно вздымающейся в бастионе корсажа, до кокетливо высунувшегося из под пышных юбок кончика крошечной туфельки, расшитой жемчугом.
- Монсеньер…, - медленный, до мелочей продуманный изящный реверанс, был адресован сразу всем в комнате, но только герцогу была подарена скромная полуулыбка и легкий румянец на нежных щеках обольщенной женщины. Габриэль знала мужчин и знала герцога. Ему наверняка будет льстить роль завоевателя ее крепостей, а вот легкая победа быстро заставила бы принца забыть о парижской спасительнице и найти утешение в объятиях анжерских подружек. А так… Анжуйский будет думать, что он одержал победу в нелегкой борьбе, даже зная о том, что Габриэль водит его за нос.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 3]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Вход