Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 2]

маркиз де Можирон


Миньон короля
Маркиз тщательно отслеживал всех новых дам, появляющихся при дворе Генриха Валуа. Это было связано не только с его чисто мужским интересом, но и с тем, что этот молодой человек прекрасно знал, насколько женщины могут влиять на мужчин. Графиню де Монсоро он отметил еще при представлении ее ко двору. Спустя малое время, главный ловчий предпочел скрыть свою супругу от глаз придворных, увезя ее в поместье. Но вот вернулся принц, а с ним и Бриан де Монсоро в сопровождении жены, которая поступила во фрейлины ее величества королевы Луизы. Можиро, как славный охотник, долго наблюдал со стороны за новой дичью, заблудшей в Лувр. Она ежедневно отправлялась по вечернему Парижу в убогий, по его представлению, особняк графа де Монсоро. Выждав определенный срок, Луи разыграл на улицах столицы весьма многозначительную драму. Вместе с друзьями, скрепя зубами, признав наиболее удачливым дамским угодником де Клермона, они решили сыграть на низменных чувствах провинциальной девицы. Одев Шомберга, что был одного роста с д’Амбуазом, в точности, как в тот день был одет последний и выбрав коня в королевской конюшне, отличающегося от жеребца графа лишь парой звезд на крупе, в сумерках их пустили, не спеша проехать мимо кареты Дианы де Монсоро. Миньонам и в голову не могло прийти насколько точным может оказаться удар, но даже надушенный в точности как ненавистный Бюсси, Гаспар, гордо вскинув голову, подражая повадкам фаворита Франсуа, прогарцевал навстречу некой даме (в которой, если приглядеться, можно было узнать малютку Ногарэ), что нежным голосом назвала его «Луи».

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Диана никогда не получала особенного удовольствия от пребывания в Лувре, однако уже прошло какое-то время и она свыклась со своим положением придворной дамы. Королева Луиза, в свиту которой перешла молодая женщина, весьма благосклонно относилась к юной графине и общение с молодой королевой было, в общем, весьма приятным... Однако пустой бездумный щебет фрейлин вызывал горькое удивление и быстро утомлял, хотя Диана и поддерживала эти разговоры и даже смеялась тому, что должно было казаться смешным, когда это было необходимо - не выделяясь из общей стайки. И все же юная графиня пыталась доказать себе, что можно и здесь, в лицемерном окружении, быть верной самой себе, и, кажется, это у нее получалось.
Итак, Диана постепенно осваивалась с настоящим положением вещей. Кроме того - должность при дворе позволяла ей хотя бы днем находиться вне дома и не видеть супруга в это время. Одновременно ей удавалось различными способами выкроить время в добавок к обычным свиданиям с возлюбленным. Влюбленные были весьма осторожны и эти короткие мгновения, когда можно было обменяться быстрыми взглядами, оставляли впечатление, схожее с тем, что возникает у путника в пустыне возникшее перед глазами озеро. Протягивая к нему руки, понимаешь, что это мираж. Но тем сильнее становится жажда. Впрочем, их свидания искупали эти муки, хотя вынужденные разлуки были невыносимы...
В описываемый день молодая женщина как раз видела Бюсси - он сопровождал герцога во время визита того в Лувр, а Диана как раз направлялась из покоев Ее Величества по какому-то поручению Луизы. Приходилось воспринимать как некую игру то, что они даже не могли улыбнуться друг другу, воспринимать как игру, чтобы не впадать в отчаяние.
Возвращаясь домой, молодая женщина, полуприкрыв глаза, облокотилась на мягкое сиденье, расслабившись после довольно тяжелого и наполненного сутолокой дня. Тишину разбавлял дробный цокот копыт, карета чуть покачивалась. На устах Дианы играла улыбка - она вызывала перед внутренним взором образ возлюбленного. Из состояния полной расслабленности юную графиню вывел чей-то тихий голос. "Луи!"
Диана вздрогнула - это сочетание букв действовала на нее магически. Белоснежная ручка раздвинула занавеси на окошке. Любопытство заставило молодую женщину выглянуть, пытаясь всмотреться в полумрак, который сгустился над Парижем. В этом полумраке мимо кареты проследовал всадник, очевидно, направляясь на зов. И... что за игра теней?.. Что-то в этой фигуре показалось до боли знакомым. Всадник направил коня неспеша, медленным шагом, и довольно близко от кареты, но было так темно, что рассмотреть можно было лишь очертания. Шляпа... низко надвинутая на лицо шляпа с узкими полями и не слишком пышным, но пушистым пером, и посадка... Фигура была надежно скрыта плащом. Через секунду уже ничего нельзя было рассмотреть - карета двигалась в противоположном пути всадника направлении. Сердце молодой женщины екнуло, но уже в следующий миг она вновь закрыла занавеси.
- Что за вечерний бред? Да нет, это же понятно - я уже в каждом прохожем вижу его. Это просто невыносимо. Господи, но как странно - этот всадник был чем-то похож... В следующий раз обязательно расскажу ему об этом странном происшествии и мы вместе посмеемся моей мнительности - нельзя же в каждом из окружающих видеть друг друга...
Несмотря на все эти рассуждения, мысли молодой женщины были в полном сумбуре - в довершение всего прочего - кроме совпадения в имени - ей показалось, что ветерок донес до нее еле уловимый запах знакомых духов.
- Нет, решительно, сегодняшний день был слишком утомительным, слишком много впечатлений - воображение нужно уметь обуздывать, - Диана улыбнулась и вновь облокотилась на подушки, которые были положены на сиденье.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
А сцена продолжала развиваться своим чередом. Карета еще не успела проехать мимо всадника, как из-за угла выскочил растрепанный мужчина со шпагой в руках.
Черт бы тебя побрал, проклятый анжуец! Мало того, что ты служишь этому гаденышу, так еще и покушаешься на наших дам! – Можирон был столь разгорячен, будто все это было не игрой, а чистейшей правдой и перед ним был не Шомберг, а Бюсси собственной персоной. «Дама», с легким вскриком, пустила своего коня прочь с места действия и исчезла из вида в одно мгновение. «Клермону» поступить так же помешал маркиз, что было мочи вцепившийся в уздечку коня.
Гаспар, только не по лицу, - чуть слышно шепнул Луи приятелю, но тот будто не услышал его и от всей своей немецкой души пнул Можиро сапогом прямо по щеке, ожидая, что миньон отцепится от лошади. Не ожидая удара такой силы, молодой человек интуитивно вцепился еще крепче в уже разгоняющегося коня. Шомберга охватил азарт и, вновь проносясь мимо кареты графини де Монсоро он еще раз ударил маркиза ногой, не глядя куда попадает и не замечая, что его друг запутался в сбруе. Когда всадник поравнялся с лошадьми кареты, для пущей достоверности, он хлестанул Луи шпагой, рассекая камзол и нанося легкую, но полосную рану на грудь. Высвободив, наконец, руку Можирон, уже вполне натурально рухнул на пути лошадей движущегося экипажа. Последней мыслью горе-актера было соображение, что, если возница не успеет придержать лошадей, то их постановка окончательно превратится из фарса в драму.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
- Проклятый анжуец? Анжуец?
Диана была совершенно растеряна. Да что это такое? Она совершенно явственно различала шум стычки и даже хотела было уже снова открыть занавеси, но побоялась. Собрать все мысли воедино и сосредоточиться в этой до ужаса странной ситуации ей помешал жуткий толчок - карета резко остановилась, раздалось конское ржание и молодая женщина едва удержалась, чуть не слетев с сиденья.
- Что случилось? - крикнула юная графиня, выглядывая из кареты и обращаясь к вознице.
Почтенный возница был в ярости. Черт бы побрал этих молодых петухов! Нашли место, где сцепляться! Случись с госпожой что-либо, и господин де Монсоро открутит нерасторопному голову - причем не сразу, а будет ее откручивать медленно и постепенно. Процесс не из приятных. Потому возница проявил поистине виртуозное искусство, останавливая коней, громким ржанием выражавших свой испуг и недовольство столь неласковым обращением - удила впились в губы, когда тот, кто правил, рывком дернул поводья.
- Здесь раненый, мадам, - ответствовал слуга, спускаясь с козел и подходя к лежавшему на мостовой молодому человеку, который едва не оказался раздавленным конскими копытами. Пара гнедых перебирала передними ногами, пофыркивая и недоверчиво косясь на открывавшуюся взорам картину. Возница склонился над дворянином, пытаясь понять, в сознании ли тот.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Поливая камни улицы кровью, льющейся из губы и раны на груди, маркиз действительно потерял сознание. Он не видел ни мастерства возницы, ни того, что лошади остановились всего в нескольких дюймах от его тела, так же, как не слышал возгласа дамы из кареты и слов ее слуги. Дыра на колете, черная в ночи, словно расползалась на некогда жемчужной ткани. Лицо было в пыли, а бордовая струйка стекала вдоль шеи, окрашивая в темный цвет светлые от природы волосы. Шпага вывалилась из правой руки Луи и лежала здесь же, левая же рука, та самая, что запуталась в сбруе, начала опухать. Можиро и предположить не мог, что попытка познакомиться с женой главного ловчего может обойтись столь дорого его здоровью. Задумывалось все, как невинная шутка. В двух кварталах от этого места Гаспар воодушевленно рассказывал Келюсу и Ногарэ о произошедшем ,и явно гордился собой. Не дослушав разбитного приятеля, они сообразили - что-то пошло не по плану и, что было сил, понеслись к месту развития событий. Притаившись за одним из домов, миньоны тщательно вслушивались в разговор графини де Монсоро и ее кучера.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина в полном смятении старалась осмыслить происходящее, но с каждой секундой она все больше понимала, что все ее предположения и умственные рассуждения сейчас не принесут ни малейшего результата. В таких случаях приходится решать быстро и действовать спонтанно. Она до сих пор так и не поняла, что произошло, так как толком ничего и не видела. Раненый... Как молния блеснуло ощущение чего-то до странности знакомого, но происходившего в те месяцы, когда парижская ночь несет с собой не тихий теплый покой с легким ветерком и мириадами звезд, а жестокую стужу. Но времени на воспоминания не было точно так же, как и на размышления. Несколько мгновений в молодой женщине боролись два чувства: робость - с какой стати она должна выходить из кареты к незнакомому человеку - и природное мягкосердечие. Последнее одержало верх. Юная графиня, прошептала "Господи, помилуй", толкнула дверцу кареты и вот ее маленькая ножка уже ступила на мостовую... Диана решительно спустилась с подножки кареты и в несколько шагов оказалась возле места происшествия, рядом с обескураженным кучером. Движением руки юная графиня отстранила возницу, желая рассмотреть того, кто лежал на мостовой. Склонившись над ним, молодая женщина тут же приложила к губам тыльную сторону ладони, чтобы не вскрикнуть - вид у этого несчастного был просто ужасающий - он истекал кровью. Сглотнув подступивший к горлу комок, Диана опустилась на колени, изо всех сил старалась перебороть начинавшую ее охватывать панику - не задели ли его конские копыта? Быть может, он пострадал еще и из-за нее, может, она, хоть и невольная, в какой-то степени виновница произошедшего? Нужно было привести этого господина в чувство. Одной рукой слегка приподнимая голову несчастного, юная графиня быстрым движением вынула из висевшей на ее руке сумочки нюхательную соль и поднесла к носу молодого человека - а этот дворянин был совсем молод.
- Сударь, очнитесь. Да очнитесь же! - восклицала молодая женщина, перекладывая голову незнакомца к себе на колени и освободившейся рукой вытирая кровь с его лица батистовым платочком. О платье здесь уже речи не шло - оно, кажется, было безнадежно испорчено. Кровяные пятна не выводятся, а заботиться о том, чтобы не запачкаться, было абсурдно. Резкий запах из открытого флакона должен был привести раненого в сознание.
Сердце Дианы сжалось - она вспомнила тот страшный вечер, когда она оказала помощь раненому дворянину... Который стал для нее смыслом жизни, стал всем. Что за странная схожесть ситуаций!
Молодая женщина оглянулась кругом - ни души, никого, помощи ждать неоткуда. Случись это днем - было бы совсем иное дело, но в подобный вечерний час улицы Парижа пустынны даже летом.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Едкий запах солей добрался до сознания мужчины и выдав нечто нечленораздельное, но явно то, что не приличествует слышать юной девушке, маркиз с трудом разлепил веки. Ощутив, что его голова лежит на чем-то более мягком, нежели камни улицы, поднял глаза вверх. Увиденное зрелище с лихвой компенсировало все мучения: он обосновался на коленях графини, а ее испуганное, но прекрасное лицо в тревоге склонилось над ним. Луи выдавил улыбку, губам было нестерпимо больно, но пугать эту красавицу и дальше было бы совсем бесчеловечным.
- Сударыня… благодарю за участие, - голос срывался, а мгновенно заполоняющая рот кровь мешала говорить, ее приходилось сглатывать, и из-за этого речь состояла не только из слов, но и из бульканья. Оперевшись распухшей рукой на землю, Можиро немного приподнялся, отрываясь от импровизированной подушки, и пытался рассмотреть мадам де Монсоро. Заметив, что платье его спасительницы в крови, Луи нахмурился.
- Вы ранены? На вас кровь, - видимо, предпринятое усилие забрало много сил и с тяжко застонав, королевский фаворит упал вновь. Соскользнув с коленей Дианы, он оказался все на той же мостовой. Тяжело дыша, Луи повернул голову и устремил полный тревоги взор на ту, с кем так жаждал познакомиться, ожидая ответа. Грудь нестерпимо жгло, но он не помнил от чего и ощупал себя здоровой рукой. Пальцы мгновенно испачкались о липкую и теплую ткань одежды, а мысленные проклятья отосланные в адрес Шомберга, заставили бы того содрогнуться, если бы он мог слышать внутренний голос своего приятеля.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Наконец незнакомец открыл глаза, с явным трудом разлепив веки - эти глаза оказались пронзительно синего цвета, даже в окончательно сгустившихся сумерках это можно было различить. Правильные черты лица - возможно, даже слишком тонкие и классические, но, несомненно, привлекавшие взор. Разбитая нижняя губа опухла, но даже это не мешало увидеть, что рот изящно очерчен. На щеке красовался огромный синяк в дополнение к ссадинам, а светлые волосы, так же как и вся растительность на лице, были в крови. Осипшим изменившимся голосом дворянин пробормотал слова благодарности и - Боже правый - даже улыбнулся, хотя эта попытка была весьма жалкой и только искривила его лицо новой гримасой боли.
- Это ВЫ истекаете кровью, сударь, не я, - ответствовала молодая женщина на вопрос, сопровождаемый тревожным взглядом. Мелодичный голос Дианы звучал в вечерней тишине, сливаясь с тихим ветерком, - это ВЫ едва не попали под мою карету. А сейчас молчите и не вздумайте отвечать. Единственное, что мне нужно знать - кто Вы и где Вы живете.
Стон несчастного мог, разумеется, разжалобить даже камень, однако несмотря на то, что каждое слово давалось ему с трудом, придется ему сделать еще одно усилие и все-таки назвать свое имя. У молодой женщины не было времени на слишком долгие церемонии - ей и так придется многое объяснить мужу по возвращении. Она задержалась, и еще недавно роскошное платье теперь напоминает не наряд придворной дамы, а одежду одной из тех ангелов на земле, что, ухаживают за только что доставленными с поля битвы ранеными воинами в лазаретах.
Юная графиня вновь подняла голову раненого на свои колени и вновь отерла своим платочком струившуюся из рассеченной губы кровь. Кровь окрасила и тонкие белоснежные пальчики Дианы.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Забота графини тронула маркиза до глубины души. Давно отвыкший от искреннего участия девичьих сердец, Луи коснулся губами нежной руки, отиравшей кровь с его лица. Он успокоился, что женщина не пострадала, и он один будет расплачиваться за собственное безрассудство. Нет, не один – каналья-Гаспар свое еще получит. Госпожа де Монсоро спрашивала как его зовут, но назвать себя именем, которое было на слуху при дворе, было бы безумием – девушка просто могла испугаться. А врать фаворит не умел. Можиро упивался ее запахом и близостью, он уже давно смотрел на жену Бриана, оставаясь невидимым для нее, и мечтал оказаться так близко. И вот она рядом. Ради этого стоило рискнуть собственной физиономией. Темные испуганные глаза, совершенный овал нежного лица, в окружении по-детски милых завитков светлых локонов, а голос.. голос заструился, как журчание родника в лесной тиши. Конечно, маркиз отметил не только очарование юной головки Дианы, его взгляд то и дело упирался в скованную корсажем округлость груди, а кровоточащее лицо было в паре дюймов от тонкого стана ночной нимфы.
- Луи, маркиз де Ампуи, сударыня, с этого дня обязан вам жизнью, - еще раз улыбнувшись, прохрипел раненный, выбрав наименее известный из своих титулов. Несмотря на чудовищную боль и усилившееся от последнего падения кровотечение, оставаться на коленях у дочери барона де Меридор становилось все более приятным, а от того опасным. - Что же до дома… - речь стала отрывистой от того, что мужчина предпринял еще одну попытку подняться. И она увенчалась большим успехом, чем предыдущая – Можиро встал на ноги. Его шатало, как пьяного швейцарца, но Луи легким движением поднял даму с мостовой и даже попытался отряхнуть ей платье. – Я сам дойду. Вы и так даровали мне возможность топтать эту грешную землю не весть сколько и подарили свое драгоценное время, и я не смею просить о большей милости ,- миньон поклонился, вызвав очередные струйки багрянца на колете. Не обращая внимания на рассеченную грудь, отплевываясь от крови и тихо чертыхаясь, он поднял свою шпагу и, не убрав ее в ножны, побрел прочь, спотыкаясь и раскачиваясь. Спустя два шага, он обернулся и пронзительно взглянул на Диану.
- А чье имя я должен упоминать в молитвах с благодарностью за спасение? – ответ любимец короля уже не услышал - упал как подкошенный, погрузившись в глубокое и тяжелое забытье. Хоть рана была и несерьезной, крови он потерял много.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
- Маркиз д`Ампуи?.. Маркиз д`Ампуи... - сведя брови к переносице и слегка закусив губку, молодая женщина тщетно пыталась вспомнить это имя, но с каждой секундой все более убеждалась в том, что это имя ей незнакомо. Если даже она и слышала его когда-то, то пропустила мимо внимания. Итак, она не знает этого человека...
Но последующие действия незнакомца были просто вне всякого здравомыслия: прежде, чем Диана успела возмутиться, раненый поднялся с ее коленей и даже было побрел прочь, пробормотав наиглупейшую фразу о том, что сможет добраться сам... Ну и вот, разумеется... В подтверждение тому, что это было полнейшее безумие, маркиз рухнул на мостовую, словно подкошенный.
- Жак! - позвала молодая женщина, обернувшись к стоявшему неподалеку кучеру.
- Бог ты мой, ну не могу же я оставить этого дворянина умирать на мостовой?! - воскликнула Диана, обращаясь скорее сама к себе, чем к слуге.
Повинуясь голосу и жесту госпожи возница подойдя к провалившемуся в забытье раненому, подхватил его и дотащил до кареты. После чего открыл дверь кареты для госпожи.
На сей раз все попытки привести несчастного в чувство были безрезультатны. Как же Диана досадовала на себя, в тысячный раз повторяя, что нужно было сразу же перенести его в карету, тогда ему не удалось бы предпринять те усилия, которые окончательно лишили его сознания и юная графиня могла бы узнать, куда его отвезти. В конце-концов, немного подумав, она приказала Жаку ехать в ближайшую гостиницу. Все это было весьма неприятно, но иного выхода не было - нужно было довезти этого человека до места, где о нем смогут позаботиться. Это был христианский долг, наконец, раз Диана не знает, где он живет. Возница согласно кивнул, очевидно, так же посчитав, что это будет лучшим решением и, причмокнув, тронул коней, которые уже успели успокоиться и с видимой радостью вновь зацокали по мостовой копытами. Вскоре на улице вновь воцарилась та же тишина, которая и была здесь до "стычки".


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Друзья маркиза, крайне встревоженные, заскользили тенями вдоль домов, вслед за каретой, при чем Шомберг бежал впереди всех, явно сетуя на свою неуклюжесть и неосмотрительность. Радовало только одно – Луи таки попал в карету графини, но последние его телодвижения никак не походили на здоровяка Можиро.
Сам же миньон, наглухо отключившись, бредил, лежа на подушках кареты. С последней ночи апреля молодого человека терзали кошмары, в которых он то убивал принца и его прихвостней и помирал сам в лужах крови, то оплакивал своих друзей, то терзался в муках, видя своего обожаемого государя убитым или измученным несчастным по вине все того же Франсуа. И вот сейчас эти кошмары вновь нахлынули на измученный разум. В теле поднимался жар, лицо мертвенно побледнело, глаза лихорадочно бегали под закрытыми веками, а густые ресницы беспокойно трепетали. Длинные белокурые волосы слиплись местами от испарины, а местами от крови, пот струился по вискам, а пересохшие в миг губы с запекающейся раной пытались выдавить нечто бессвязное.
- Принц… анжуйцы… Бюсси, - голова Можирона металась в разные стороны, но выкрикиваемые слова были вполне разборчивы, - государь… мы сделали все, что смогли… Клермон… опасно… Генрих... залп… осторожно… берегись, - сознание маркиза услужливо предлагало все сцены прежних снов, разбавляя их прежними баталиями в Польше. Руки сжимались и разжимались, в поисках эфеса шпаги, - лучше я… Жан, отойди…- при последних словах молодой человек рванул ворот камзола, обнажая и без последней раны грудь, покрытую шрамами. И снова затих.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина вслушивалась в бессвязные фразы, произносимые в бреду раненым. Она снова начинала задумываться о том, что же все-таки произошло. Тот голос звал "Луи"... И тот всадник, которого Диана еле успела заметить и уж конечно не могла рассмотреть хорошенько, чем-то напоминал Бюсси - во всяком случае, одежда была очень похожа... И эта шляпа... Но даже если это был ее возлюбленный... Вся эта ситуация просто не укладывается в голове. Проехать мимо ее кареты к другой женщине - на редкость нелогично. Юная графиня почувствовала непривычное чувство растерянности - она никак не могла подумать, что ей придется размышлять над столь странными вещами, однако нужно же было хотя бы примерно понять, что к чему!
Итак. Предположим, что это была дама из его старого круга общения, которая узнала его, когда он проезжал мимо. Однако Бюсси же не мог не узнать кареты юной графини? Он мог подать какой-то знак... Или в конце-концов свернуть в сторону, "не узнав" обеих - это самый логичный вариант. Проехать же мимо ее кареты... Это не просто похоже на цинизм, это отсутствие здравомыслия. А чем-чем, но отсутствием здравомыслия Бюсси не страдает и никогда не страдал. Все это весьма странно!
Или же есть еще вариант - имя прозвучало "Луи"... Однако точно так же зовут этого молодого человека, и возможно звали именно его. В таком случае - да, вполне возможно, что там был кто-то из анжуйцев. Тогда очертания Бюсси в этом всаднике - плод воображения... Или же нет?..
Диана устало откинулась на подушки. Она не допускала и мысли о возможности предательства, но эта неопределенность сводила ее с ума и юная графиня мечтала о миге, когда наконец возлюбленный объяснит ей, в чем здесь было дело. Если там был не он, то даже в этом случае он поможет ей разгадать эту загадку - он знает двор, он имеет острый как лезвие ум, он логичен, как никто другой - рассказать ему. Рассказать как можно быстрее и выслушать его.
Одновременно юная графиня слушала бред раненого. В иных случаях люди в бессознательном состоянии говорят то, чего никогда бы не сказали, будучи в чувствах.
Клермон.. Опасно... Государь.. Мы сделали все что могли...
Что это за набор слов?.. Одно Диана поняла точно - если опасность исходит со стороны анжуйцев... то стало быть этот дворянин из свиты короля. А если он из свиты короля... Да еще и вдобавок эти слова - проклятый анжуец... Из всех этих фактов вытекало покамест лишь одно - этот несчастный совершенно явно, мягко говоря, не горит любовью к тем, кто служит принцу. Кроме этого сказать было ничего нельзя.
Но вот карета остановилась возле гостиницы. Возница сошел с козел и открыл дверцу, ожидая дальнейших приказаний. Жак был смышленый малый, надежный и сообразительный - сейчас он выполнял обязанности кучера, но в общем был весьма многоплановым слугой, наделенным множеством умений. Выходить из кареты Диане было бы весьма неосмотрительно - была уже ночь, что дама, одна, может делать в такое время в гостинице?! Ничего хорошего молодой женщине и ее репутации это не принесло бы. Потому она решила перестраховаться. Счастье, что при ней оказался кошелек с деньгами - причем весьма тугой. Она вручила кошель Жаку:
- Передашь этого несчастного на руки хозяину гостиницы. Поручи, чтобы его устроили в лучшей комнате и послали за хорошим лекарем. Да, и вот еще. Обязательно упомяни, что тот, кто поручил тебе этого господина, лично с ним знаком. И ежели по истечении необходимого времени - того, какое пройдет до того часа, как постоялец будет в состоянии сам добраться до дома - окажется, что надлежащий уход не оказан - ничем хорошим это не обернется. Иди и скорее возвращайся.
Пусть господин де Монсоро говорит что угодно, пусть он устроит ей выговор - все равно. Диана, поддерживая голову несчастного раненого, помогла Жаку принять его на руки, так, чтобы причинить ему как можно меньше неудобств. Слуга с незнакомцем скрылись в дверях гостиницы, а молодая женщина проводила их взглядом, пообещав себе завтра послать слугу справиться об этом господине, чтобы окончательно исключить всяческие уколы совести. Кому бы он ни служил, сейчас он был всего лишь раненым. И получалось, что ответственность за его жизнь лежала на ней.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Окончательно опустившаяся на Париж ночь, своим холодом сделала свое дело. Как только маркиза стали выгружать из кареты, ветер охладил его кожу, а сырость рубахи начала приводить в чувство. Очутившись за дверями гостиницы, мужчина стал задыхаться, предполагая, что причиной удушья являются руки человека, что нес его. С силой, на которую был способен, он оттолкнул незнакомца. Тяжело хрипя после того, как вырвался из чужих объятий, Луи выхватил шпагу и припер ей бедолагу к стене. Можирон мало, что помнил после ранения, а кошмары в бреду давали о себе знать – еле удерживаясь на ногах, миньон, чьи синие глаза смотрелись еще ярче, пылая гневом в окружении алых бликов, в любой момент мог не удержать вес своего тела, навалиться на шпагу и проткнуть ни в чем неповинного слугу.
- Кто тебе приказал убить меня, мерзавец? Кто твой господин? Ну? – не способность осознать, где он находится, еще больше приводила в ярость, и фаворит проткнул бы возницу, спасшего ему жизнь, не дожидаясь ответа, если бы робкая рука хозяина гостиницы не тронула его за плечо.
- Сударь, вы ранены, а этот человек вносил вас, чтобы мы оказали вам помощь, - не опуская клинок, второй рукой, израненный молодой человек выдернул кинжал из-за пояса и направил его в сторону говорящего, что держал в руке увесистый мешочек с монетами. Сознание временами мутнело, и Можиро вскидывал голову, чтобы лучше видеть происходящее в свете тусклых свечей гостиницы.
- Я смотрю, вам кто-то с лихвой заплатил за мою смерть, - горько усмехнулся дворянин, облизывая злополучную кровь с губы, и почти прорычал- Кто?
Изумленный и испуганный парижанин уже взвешивал в руке кошелек и раздумывал, окупит ли его содержимое заботу о столь беспокойном постояльце, а опешивший от такого поворота Жак не сразу нашел, что сказать и на мгновение воцарилась тишина.
Бывалый в разных ситуациях хозяин заведения, опомнился быстрее.
- Ваша светлость, - прощелыга решил, что такое обращение смягчит разгоряченного гостя, - если вы позволите, то я выскажу предположение…- дождавшись кивка маркиза, он продолжил, - вас внесли словно куль, который внезапно ожил. И внесли явно откуда-то. Возможно, этого человека кто-то дожидается. Я могу пойти взглянуть, - заискивающе взглянув на Луи, толстяк сделал шаг к выходу. Во-первых, от этого господина хотелось держаться подальше и, во-вторых, вдруг найдется тот, кто поможет усмирить эту буйную голову. Можно было бы позвать помощников, но тогда трупов, явно, было бы не избежать.
Как только хозяин мышью выскользнул на улицу, Можиро чуть не выронив кинжал и с трудом удерживая равновесие, устало опустил голову, все больше и больше опираясь на шпагу.
Бодро выскочив за дверь, горожанин остановился оглядываясь. Кроме стоящей одиноко кареты он не заметил ничего, откуда могли притащить этого балагура и, глубоко вдохнув и набравшись смелости, подошел к карете. Не решившись постучаться он заговорил остановившись у окошка, задернутого занавесью.
- Кхмммммм, простите..- не предполагая кто сидит в экипаже мужчина или женщина, толстяк не знал как обратиться. - Ваша милость, если только что отсюда некто вынес раненного дворянина, то этот некто сейчас в очень большой беде.
Отойдя подальше, чтобы не смущать пассажира кареты и, чтобы его опять не привлекли к действиям, сей почтенный господин стал ожидать в стороне.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина, услышав мужской голос, явно обращавшийся к ней, вздрогнула. Она была одна одинешенька, кто угодно мог сделать с ней все, что захочет.
- В большой беде?! Да что происходит? Ловушка? Но кем и зачем подстроенная? Диану начали посещать самые странные предположения.
Доедет она сегодня до дома или нет? В конце концов юная графиня почувствовала, как ею овладевает страх. Она много бы дала сейчас, чтобы оказаться даже в доме Монсоро, который всегда казался ей тюрьмой и клеткой. А еще сильнее ей хотелось, чтобы рядом вдруг каким-то чудом оказался возлюбленный, с которым бояться никогда ничего не приходилось. Выйти из кареты молодая женщина не решилась и занавеси не отдернула.
- Что с ним? - твердо спросила она, стараясь овладеть собою. Звонкий голос Дианы прозвучал четко, так, что не услышать этот зов, даже отойдя на какой-то расстояние, хозяин не мог.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Услышав женский голос и убедившись, что дворянина принесли отсюда, владелец гостиницы немного приободрился и, осмелев, подошел ближе. «Опять разборки влюбленных! И почему вечно у моих дверей?» Почесав затылок, в размышлении, как бы не совсем испугать даму, сей достойный муж вкрадчиво заговорил:
- Дело в том, сударыня, что молодой человек, которого занес ваш слуга, - неглупый по природе тип, он догадался, что распластанный у стены, а возможно в ближайшем будущем и пришпиленный к ней, мужчина был слугой «голоса» из-за занавеси, - видимо неправильно истолковал намеренья несущего его. И теперь тот, кто был более здоров, рискует отправиться в мир иной, если не образумить того, кто сейчас приставил к нему шпагу.
Засим закончив свое краткое, но путанное изложение, хозяин поклонился экипажу, расшаркиваясь, будто бы женщина могла его видеть.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Диана накинула на головку капюшон легкой мантильи, которая была на ней в этот вечер. Лицо было тщательно скрыто вуалью, а потому она наконец-то решилась слегка приоткрыть занавески. Перед каретой стоял маленький толстый господинчик. По одежде, манере держать себя, да по всему было видно, что это хозяин гостиницы.
- Сударь, у Вас в гостинице нет людей для того, чтобы предотвратить кровопролитие? Или же я, женщина, должна собственноручно разнимать мужчин? - полным удивления тоном спросила молодая женщина. Вся эта ситуация начинала выводить ее из себя.
- Ведь у Вас такое достойное заведение, и у Вас в распоряжении есть все для размещения постояльцев. Так что Вы вполне в состоянии предотвратить недоразумения. Молодой человек ранен, он не в себе, ему нужен уход, и если Вы позаботитесь о нем, как то подобает, то не окажетесь без вознаграждения.
Ситуация становилась все более странной. Этот дворянин, который еще несколько минут назад походил на умирающего, сейчас угрожал Жаку? Немыслимо.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Кланяясь все ниже, владелец приюта для странников, даже не пытался рассмотреть молодую женщину. Он прекрасно знал, что чем меньше видишь, меньше слышишь и меньше понимаешь, тем дольше живешь.
- Сударыня, я немедля повинуюсь вам, - масляным голосом молвил толстяк и уже развернулся было, чтобы пойти будить слуг и выполнить требование дамы, но на пол обороте он остановился, и покачав головой добавил, - насколько я понял молодого господина, кровопролитья не будет – будет свеженький и аккуратный труп с дыркой в сердце. Сколько я таких повидал в одну из августовских ночей вам и не снилось, а мне не привыкать... ааа.. ладно… - красноречиво махнул рукой, - дело ваше – ваш же слуга, а не мой. Скажу только, что прежде, чем мои ребята подбегут к дворянину, еще одна жизнь оборвется. Счастливо оставаться, сударыня.
на этот раз он поклонился до земли карете и медленно зашагал в сторону двери своего заведения, поняв, что остужать пыл раненного некому.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина открыла дверцу кареты. Если Жак сейчас же не окажется здесь - домой она не доберется. Приходилось рисковать. Господи, ну почему, почему с ней такое происходит?! Почему именно перед ее каретой произошла эта стычка? Она хотела помочь и в результате получила лишь проблемы. И это как раз тогда, когда ее сопровождал только один слуга. Глубоко вздохнув и набравшись решимости, Диана вышла из кареты - испачканное кровью платье было скрыто мантильей. Она поднялась по каменным ступенькам, поддерживая двумя пальчиками юбки. И ни слова не сказала хозяину, пройдя мимо него, даже не взглянула.
Молча молодая женщина толкнула дверь гостиницы.
- Что здесь происходит?
Удивленному взору Дианы открылась престранная картина - Жак в самом деле был приперт к стенке раненым, который недавно еще походил на умирающего. Он и сейчас еле стоял на ногах, но кинжал в руке выглядел весьма выразительно и достаточно было одного движения, чтобы лезвие вошло в тело несчастного.
- Что здесь происходит?! - еще раз произнесла юная графиня, повысив голос.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Голова кружилась безбожно и Можиро попытался определить, откуда исходит такой нежный голос. Первым, кто попался на его глаза, был хозяин гостиницы. Но он отнюдь не мог быть обладателем чудных звуков. Только усилием воли маркиз держался стоймя и старался не давить на шпагу, клинок которой уже прошил одежду Жака. Луи вскинул голову, пытаясь избавиться от пряди волос, закрывающей ему пол лица. Потерпев неудачу, он отодвинул ее кинжалом, едва не попав при этом себе в глаз. Образ Дианы все четче всплывал из тумана. Он узнал ее, скорее по наитию, чем по облику. Когда миньон понял, кто перед ним, он тут же вспомнил все события, предшествующие нынешнему моменту. Кроме того, как он оказался в этой гостинице. Вспомнил и слугу графини, стоявшего неподалеку, когда она отирала кровь с его лица и как-то беспомощно, словно нашаливший мальчишка, пойманный на месте своего деяния взрослыми, посмотрел на него. Шпага со звоном вывалилась из руки, а кинжал остался в другой, но уже не выглядел устрашающим.
- Мадам, молю о прощении, - маркиз опустился на колени перед Дианой де Монсоро, скорее от слабости, чем от чувства вины, но от этого картина раскаянья не становилась менее трогательной, - это все было словно во сне…, прикрыв глаза фаворит пытался справиться со слабостью и робко совсем тихо спросил: но ведь вы - это не сон? Правда?
Подняв взор, он трепетно и восторженно посмотрел на стоящую перед ним женщину и с надеждой ждал ответа.
А тем временем, запыхавшиеся друзья, следившие за каретой, поспели как раз вовремя – они успели заметить, как маленькие ножки графини шагнули на мостовую и донесли ее до дверей гостиницы. Абсолютно верно предположив, что их приятель уже внутри заведения, королевские любимцы победно переглянулись. Все-таки ночь, гостиница и они вдвоем – это немалая награда за мучения несчастного Можиро. Гаспар решил укрепить успех их мероприятия и, тихо подкравшись, пока на улице было совсем темно и пустынно, подхватил лошадей кареты графини под уздцы и бесшумно начал их отводить вперед по улице. Чуть отъехав, он вскочил на козлы, и, что было сил, хлестанул лошадей. Не слишком утомленные последним медленным перемещением благородные животные рванули с места и унесли экипаж в ночную мглу.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Несчастный Жак успел уже мысленно перебывать и в раю, и в аду и в чистилище за те несколько минут, которые прошли с того момента, как дворянин, которого они с госпожой спасли от смерти, едва не отправил его на тот свет. Увидев в дверном проеме госпожу Диану, бедолага сразу и не понял - жив он или уже отправился к праотцам и видит ангела. Он уже почти ничего не видел и не слышал от страха - так что силуэт вошедшей женщины показался расплывчатым обоим участникам драмы - если покачивающемуся Можирону от кровопотери, то кучеру от страха. Но вот госпожа Диана сказала что-то и наконец Жак осознал, что смертельное острие уже не было направлено на него. Тяжело дыша и чертыхаясь сквозь зубы, возница с удивительной для его довольно почтенного возраста резвостью отскочил в сторону и встал рядом с госпожой, которая таким удивительным образом усмирила этого ненормального.
- Мадам, да он умалишенный, - буркнул отдышавшись Жак.
Молодая женщина смотрела на раненного, рухнувшего на колени. Руки его беспомощно опустились, пряди волос по-мальчишески свисали на лоб, а синие глаза затягивала дымка, которая указывала на приближение очередного обморока. Несчастный Жак чуть было не оказался жертвой вспышки, вызванной бредом.
- Господи Боже, - обеспокоенно воскликнула молодая женщина в ответ на излияния маркиза, - еще несколько минут и Вы опять потеряете сознание, и Вы еще пытаетесь о чем-то рассуждать!
Она было хотела возмутиться поведением спасенного раненого, но видя его состояние, невозможно было бы обосновать его агрессивный выпад дурными намерениями, он просто был не в себе. Однако это не могло избавить от чувства досады, которая являлась следствием того, что Диана отлично осознавала - ничем хорошим для нее подобное приключение не обернется. В каком виде она появится дома? Главный ловчий отнюдь не обрадуется тому, что она вернется поздней ночью, да еще увидев, во что превратилось ее платье... Юную графиню несомненно ждет крупный и весьма неприятный разговор о сохранении его, Монсоро, репутации, для которой ее разъезды по ночному Парижу отнюдь не благоприятны. Она не могла поступить иначе, она должна была помочь этому господину, кем бы он ни был, но теперь, выполнив свой христианский долг даже более необходимого, ей нужно как можно скорее отправиться домой, ради собственной же безопасности.
- Да позаботьтесь же о раненом! - обратилась Диана уже к хозяину, наблюдавшему в стороне всю эту картину, - Взгляните, он падает от кровопотери! Ему необходима постель и хороший лекарь! - эти слова были произнесены усталым тоном, граничившим с отчаянием.
Толстяк-хозяин будто нарочно тянул с исполнением поручения, по ведомой ему одному причине.
- Прощайте, сударь, - в последний раз взглянув на незнакомца, юная графиня обернулась к слуге:
- Идем, - Возница, слегка склонив голову в знак повиновения, проследовал за своей госпожой к дверям. Диана чувствовала огромное облегчение, будучи уверена, что эта история уже кончена.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Криво усмехнувшись, толстяк отошел в сторону, пропуская графиню.
- Эээээ, нет, сударыня. Вы, конечно, идите, раз так спешите, но я не желаю оказаться, словно петух на вертел, насаженным на шпагу этого господина, - хозяин скептично посмотрел на даму, - пусть молодой человек сначала потеряет сознание, а потом будет ему и постель и уход.
Сам же маркиз остался стоять на коленях, пытаясь понять, что происходит. Тревожный голос скрытой густой вуалью женщины, упрекающий его, музыкой разливался для слуха, но смысл слов никак не доходил до разума. Он понял только, что она бросает его. Она уходит. Ком подступил к горлу от какой-то нелепой детской обиды. Ему плохо, а та, в искреннюю заботу которой он-идиот поверил, поверил, может впервые за последние годы, попросту бросает его на попечение какого-то прощелыги. Толстяк боится и правильно делает, Можиро будет на ком выместить свою досаду. Словно в подтверждение речи владельца заведения, Луи бросил на него злой взгляд. Диана просто избавляется от надоевшей ей обузы. И никакая это была не забота – она, как все эти надушенные куклы, хотела быть добренькой в своих же собственных глазах и в глазах Господа. Боже, как же он устал от этого лицемерия! И почему она ему показалось не такой? Почему он вдруг решил, что еще могут существовать недвуличные женщины? Назад. Назад в Лувр. Там он все знает. Там не обманется. Пусть будет и дальше бесконечная череда фрейлин, баронесс, графинь, герцогинь… Он ничего никогда от них не ждал и, они не ждали от него, просто пользовались друг другом. Он выбрал единственно правильный путь: не верить женщинам и не ждать от них хорошего. Когда то он был наивен и, эта беспечность еще иногда мелькала в синем взгляде, но теперь уже все по-другому. Он дал себе слово, что больше не будет страдать. А тут… ему показалось, что жена главного ловчего чиста, что в королевском дворце появился единственный неиспорченный цветок. И так ошибиться. Ярость на весь мир придала молодому человеку сил и он резко встал, стиснув зубы от боли и, свернув какую-то этажерку. Стянув с себя в конец испорченный колет, Можиро отшвырнул его в сторону, оставшись в одной окровавленной рубахе. Он поднял шпагу и попытался осмотреться в поисках выхода, но ноги не слушались и Луи сшиб еще что-то на своем пути. Миньон уже не видел госпожу де Монсоро – она перестала существовать для него. Маркиз знал только одно: он хочет в Лувр, к своим друзьям, к Генриху – к тем, кто его не предавал ни разу.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Диана уже была возле двери, когда услышала слова хозяина. Она остановилась, как вкопанная, Жак же уже приоткрыл дверь, собираясь пропустить госпожу вперед. Молодая женщина боролась с желанием немедленно уйти отсюда, желанием, которое было продиктовано страхом за свою собственную жизнь. Но эта боязнь сплеталась со страхом за жизнь этого незнакомого ей человека. Фраза хозяина, его равнодушие просто выбило ее из колеи. Если бы не густая вуаль, то это подобие человека, нисколько не дорожащее жизнью другого и заботящееся лишь о себе, поймало бы полный негодования и бесконечного презрения взгляд. Тихая и мягкая Диана не могла, не умела быть равнодушной к страданиям, она была так воспитана, и чужое равнодушие выводило ее из себя. Но тут ее внимание было отвлечено от хозяина ужасным грохотом. Юная графиня, нервы которой были на пределе, вздрогнула. Кажется, у раненого начался еще один приступ бреда. Хозяин не будет рисковать собой. Это ясно. Людей он также звать не собирается. Если сейчас Диана развернется и уйдет, то пока у этого безумца окончательно кончатся силы, он доведет себя до такого состояния, что может лишиться жизни - дорога каждая минута. Прежде чем Жак, стоящий возле двери, успел среагировать на этот безрассудный поступок, молодая женщина, у которой от страха подгибались колени а лицо побледнело, шагнула к маркизу, который, мечась по комнате, только что едва не сшиб этажерку. Шепча с перепугу про себя молитвы, зная, чем она рискует, она шагнула к Можирону и, встав пред ним, быстрым, но вместе с тем мягким движением взяла его за руку, в которой он держал шпагу. Сейчас его рука была опущена и смертельный клинок смотрел в пол. И все-таки можно было заметить, что пальцы Дианы сильно дрожали.
- Месье, успокойтесь же наконец, - произнесла она, пытаясь сделать так, чтобы смысл ее слов дошел до сознания раненого.
Диана напоминала сейчас сжатую пружину, готовую в любой момент распрямиться - вторая рука была судорожно сжата в кулачок - в безумной попытке защититься - кто знает, на что еще способен в своем бреду этот незнакомец. Хотя она была всего лишь хрупкой женщиной, и что она могла сделать? Перед ней стоял рослый мужчина, хоть и раненый, но и в таком состоянии его силы превосходили силы Дианы во много раз. Юная графиня была Можирону примерно по плечо ростом.
Жак все еще стоял возле входа, глядя на госпожу Диану совершенно ошарашенным взглядом. в котором явственно читалось - "самоубийца". Он, как верный слуга, да как мужчина, наконец, должен был бы не дать Диане, хоть и ценой своей жизни, подходить к этому ненормальному, но сам только что так перетрусил, что готов был на что угодно. Только бы не приближаться к этому объекту для проявления неуместного человеколюбия - а именно так почтенный возница воспринимал все поведение мадам Дианы с того момента, как она подобрала того, кто сам бросился под копыта коней. Да еще и повезла куда-то! На дворе лето жаркое. Ничего бы с ним не случилось. Очухался бы, чай, и добрел домой. А госпожа, прекрасно зная нрав своего супруга, почему-то велела этого господина везти куда-то! Оплатила постой, и весьмаааа неплохо оплатила, а теперь еще и рискует жизнью. Ну, вот как ее поймешь?!
Спойлер:
Только попробуй лапнуть злость


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Если бы тонкая ручка Дианы де Меридор не легла на его запястье, маркиз вряд ли бы услышал ее и тем более остановился. Скрежетнув зубами от бешенства и от сожаления, что перед ним был не мужчина, Луи тихо выдохнул и уставился на задержавшую его руку. Он медленно убрал кинжал, что еще был в другой руке в ножны и постарался, напрягая непослушное зрение, разглядеть через ткань лицо графини. Он много бы отдал, чтобы увидеть ее глаза в этот момент, но густое покрывало тщательно прятало черные очи женщины из свиты королевы Луизы. Молодой человек не уставал напоминать себе, что перед ним стоит такая же игрушка, как и многие другие в его жизни. Только более красивая, а так точно такая же. Убрав оружие, он взял руку Дианы и спокойно, но жестко убрал ее со своей. Можиро очень старался не дать волю гневу, и не стиснуть нежную ручку до хруста костей. Переживания, казалось бы, навсегда покинувшие его сердце, душили изнутри перебивая боль плоти. Три года он убивал все чувственное в себе и был уверен, что избавился от этого наваждение и вот опять … Словно все это происходило вчера… Но Диана оказалась обычной кокеткой, скрывая за прекрасным лицом убогую душу. С такими дамами маркиз знал, как себя вести. Нахмуренное лицо миньона стало приобретать обычное чуть насмешливое выражение, и краешек губы дрогнул в обаятельной улыбке.
- Сударыня, я спокоен, как никогда, - он поднес дрожащие пальцы Дианы к губам и легко коснулся их, - Этим рукам я обязан жизнью, - стоять становилось все тяжелее, но Луи больше не собирался демонстрировать графине свою слабость. - Могу я узнать, кому они принадлежат? - Говорил он все еще отрывисто и с хрипом. Чуть пошатнувшись назад и держась за даму, Можиро еле удержался в вертикальном положении, притянув ее к себе и обняв за стан. – Простите, я словно пьян, хотя не пил сегодня, - голос маркиза был полон уважения и он сделал шаг назад, сам отстраняясь от Дианы, но, не отпуская ее руку. Казалось, выпусти он эти изящные слабые пальчики, и последняя точка опоры уплывет из-под его ног. – Мне пора идти, сударыня, пока я могу это сделать сам...но назовите свое имя и я с трепетом буду вспоминать о вас, - безупречная галантность, с которой Луи себя вел, позабавила его самого.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина постепенно успокаивалась, хотя все еще немного дрожала от перенесенного перенапряжения. Лицо маркиза было искажено и юная графиня тщетно пыталась понять причину этой вспышки, хотя когда человек находится в бреду - мало ли что ему может почудиться? В синих глазах раненого вспыхнули огоньки, которые теперь, когда гримаса стала исчезать, погасли. Прочитать выражение этих глаз тоже было трудно - слишком многое включал в себя этот взгляд, кроме того, что Диане показалось, что за несколько секунд они выразили несколько перемен настроений и мыслей, плодов воспаленного воображения. Это был недобрый взгляд, особенно в сочетании с жестом, которым маркиз убрал ее руку со своей. И все же, не смотря ни на что, от жалости щемило сердце. Однако последовавшие слова, хотя и произнесенные изменившимся голосом, были безукоризненно вежливы.
- Сударь, - губы молодой женщины тронула печальная улыбка, в своей непреклонной решимости этот упрямец был забавен, неужто он и в самом деле считает что сможет добраться до дома? - Вы сейчас не сможете пройти и нескольких десятков шагов. Никуда Вы не пойдете. Отдохните здесь, наберитесь сил, а потом можете возвращаться туда, куда хотите, туда, где Вас ждут. А меня ждут в ином месте, я уже давно должна была уйти. Но я никуда не пойду, пока не увижу, что Вы поднялись туда, где Вас ждет постель и уход. Если Вы говорите правду и Вы в самом деле испытываете ко мне благодарность, то Вы пожалеете меня и исполните мою просьбу. Ступайте с почтенным хозяином, которого Вы так испугали, в свою комнату. Я прошу Вас, - тихий голос Дианы звучал мелодично и успокаивающе.
Четко юная графиня ощущала лишь одно желание - уехать отсюда. Она вдруг почувствовала, как она устала. Сегодняшний день просто вымотал ее переживаниями и напряжением. Диана уже мечтала о теплой постели, чувствуя, что более не в силах вынести ни одной неприятной случайности за сегодня. Тело молило об отдыхе, а дух, хоть и не терял надежды, но уже был на пределе своих возможностей. Слишком много впечатлений. Жалость и сострадание, тревога, растерянность... Все смешалось в белокурой головке. Молодая женщина так устала, что прикосновение чужих пальцев к талии и губ к кончикам ее пальцев не вызвали никаких эмоций.
- Что же касается моего имени... Пусть я останусь для Вас незнакомкой. Если Вы захотите вспомнить обо мне, то вспомните ведь и без набора звуков?
Губы произносили слова, а мысли уже были далеко - Диана вспомнила о возлюбленном. Имя.. У этого молодого господина одно имя с ее любимым. Где он сейчас?.. Господи, как ей хотелось видеть его! Сейчас, прямо сейчас увидеть... Уткнуться в его плечо, все ему рассказать, услышать его голос, от одного звучания которого становится так спокойно... Но это невозможно. Так пусть этот несносный день поскорее закончится! Из последних сил юная графиня пыталась сосредоточиться и наконец выйти из этой ситуации.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Подавив ухмылку, так и рвущуюся на губы, от слов девушки, Луи облокотился рукой на стену, чтобы избежать очередного падения. Внутри все переворачивалось от глухого бешенства, но он не мог понять, почему ему так противно от того, что именно эта женщина оказалась обычной жеманницей. Она даже сейчас играла с ним. «Незнакомкой»…Ну что ж пусть будет незнакомка. Если дочери барона де Меридор так хочется сохранять инкогнито, то пусть она останется в убеждении, что ему неизвестно ее имя.
- Сожалею, мадам, что по моей вине вы вынуждены озарять своим сиянием это убожество, - красноречивым взглядом миньон обвел стены заведения и обернувшись подмигнул нахмурившемуся от его слов хозяину, - хотя ваше присутствие даже этот приют превращает во дворец. - Можиро с нежностью поцеловал трепещущую руку графини, которая осталась в его ладони. – Я буду помнить о вас, вашей доброте, в любом случае, так же как буду искать способ отблагодарить вас.
Из разреза рубашки была видна обнаженная грудь и рана, из которой все еще сочились капли крови, но, жизнь вливалась в тело королевского фаворита вместе с немой злостью. Многие считают, что счастье окрыляет, а этот молодой человек в своем возрасте уже знал, что боль дает не меньше сил, чем радость.
- Вас ждут? – вопрос прозвучал гораздо горше, чем Луи хотел и он тут же усмехнулся, стараясь не показать свои переживания. - Да, ничего удивительного, я бы тоже ждал такую женщину, как вы, сударыня, и сходил с ума от тревоги за вашу жизнь, - тяжелый и шумный вздох вырвался из недр его души, а синева мягко текла из-под опущенных мягких и длинных ресниц. Глаза жутко щипало и, скрывая это, он убрал шпагу.
- Я выполню ваш приказ, мадам, и останусь здесь, - закусив припухшую губу, миньон поморщился от необдуманного движения и еще раз проклял Гаспара, - но позвольте мне еще хоть несколько мгновений побыть в вашем обществе? Я провожу вас до кареты, - друг государя был полон решимости и его тон не терпел возражений. Он легко сжал пальчики девушки, положил их на свой локоть и качнулся, чуть не повалившись вместе с Дианой.
- Хозяин! – маркиз потерял из вида толстяка и молвил громко, дабы его слышали, - я остаюсь в этой конуре до утра. Комнату и вина к моему возвращению!- Неуверенный шаг вперед и Луи распахнул дверь гостиницы перед Дианой де Монсоро.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 2]

На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Blog2x2.ru