Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 2]


маркиз де Можирон


Миньон короля
Первое сообщение в теме :

Маркиз тщательно отслеживал всех новых дам, появляющихся при дворе Генриха Валуа. Это было связано не только с его чисто мужским интересом, но и с тем, что этот молодой человек прекрасно знал, насколько женщины могут влиять на мужчин. Графиню де Монсоро он отметил еще при представлении ее ко двору. Спустя малое время, главный ловчий предпочел скрыть свою супругу от глаз придворных, увезя ее в поместье. Но вот вернулся принц, а с ним и Бриан де Монсоро в сопровождении жены, которая поступила во фрейлины ее величества королевы Луизы. Можиро, как славный охотник, долго наблюдал со стороны за новой дичью, заблудшей в Лувр. Она ежедневно отправлялась по вечернему Парижу в убогий, по его представлению, особняк графа де Монсоро. Выждав определенный срок, Луи разыграл на улицах столицы весьма многозначительную драму. Вместе с друзьями, скрепя зубами, признав наиболее удачливым дамским угодником де Клермона, они решили сыграть на низменных чувствах провинциальной девицы. Одев Шомберга, что был одного роста с д’Амбуазом, в точности, как в тот день был одет последний и выбрав коня в королевской конюшне, отличающегося от жеребца графа лишь парой звезд на крупе, в сумерках их пустили, не спеша проехать мимо кареты Дианы де Монсоро. Миньонам и в голову не могло прийти насколько точным может оказаться удар, но даже надушенный в точности как ненавистный Бюсси, Гаспар, гордо вскинув голову, подражая повадкам фаворита Франсуа, прогарцевал навстречу некой даме (в которой, если приглядеться, можно было узнать малютку Ногарэ), что нежным голосом назвала его «Луи».

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина настолько устала, что у нее не было сил сопротивляться жесту незнакомца, когда он положил ее пальчики на свой локоть и спорить с ним. Он бледен как полотно, еле держится в вертикальном положении, а еще и проявляет галантность! Безумный! Взгляд юной графини скользнул с лица маркиза на рану на его груди и у нее вновь защемило сердце. Нужно надеяться, что за ним хорошо поухаживают этой ночью и, дай Бог, скоро эта рана затянется, кажется, она поверхностная. Диана ничего не могла с собою поделать - в ее характере было сопереживать. И людское страдание, кто бы его ни испытывал, отзывалось в ее сердце болью. Даже будь этот страдающий сам виноват (хотя она даже не знала, что именно произошло подле ее кареты, занавеси были задернуты), даже если ее с ним свела случайность. Одному Богу возможно решать, когда и зачем сталкивать людей. Значит, нужно было, чтобы ее карета проехала именно по этой улице и именно в эти минуты. Но зачем? Для чего? Зачем все это было нужно? Нет, это невозможно понять. Может, когда-то потом, а может и никогда не будет раскрыта эта загадка. Даже если так - ну что ж, нет так нет.
- Способ отблагодарить? - в мелодичном голосе Дианы послышалось искреннее удивление - как можно благодарить за само собой разумеющееся? - Сударь, как я уже сказала, лучшей благодарностью будет Ваше разумное поведение. А каждая секунда, проведенная Вами сейчас на ногах, это полнейшее безрассудство. Но я поверю Вашему слову. И коли Вы через пять минут уже будете лежать в постели, то...
Юная графиня кивнула Жаку и шагнула в приоткрытую незнакомцем дверь. Она обернулась, чтобы еще раз встретиться взглядом с незнакомцем, попрощаться и заодно проверить, в силах ли будет этот раненый переступить через порог или лучше ему вернуться, пока не поздно. Она уже совсем уже было собралась произнести слова прощания и розовые губки уже даже приоткрылись, но тут Диану отвлек голос Жака, который уже спустился, чтобы занять свое место на козлах:
- Карета.... Мадам, ее нет! - в тоне слуги была такая растерянность, что молодая женщина, забыв обо всем, не веря своему слуху, торопливо подобрав пальчиками платье, буквально слетела вниз по ступенькам, причем капюшон мантильи легко упал на плечи, обнажив увенчанную короной золотистых волос головку. Диана огляделась по сторонам. Кареты и в самом деле не было - ни на том месте, где ее оставляли, ни поблизости - было темно, но разглядеть экипаж было возможно. Только вот разглядеть то, чего нет, не представляется никакой возможности. Руки юной графини беспомощно упали, как крылья подстреленной птицы, головка поникла, а к горлу подкатился предательский комок.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Маркиз тоже услышал голос слуги Дианы, возвещающий об отсутствии кареты. И если девица спорхнула со ступенек, легче, чем бабочка взлетает с цветка, то Луи практически выполз, держась за дверь. Оглянувшись во мгле, он понял, что произошло, и простил Шомбергу всю его неосторожность, а Келюсу и Ногарэ поклялся подарить по шикарной перевязи и бутылке лучшего хереса. Несмотря на боль, терзающую плоть от каждого движения, молодой человек начал хохотать. Его смех разносился эхом по всей улице и был звонок и задорен, как может быть только смех юнца. Утирая слезы, выступившие на глазах, в этот раз уже от веселья, он присел на ступеньки гостиницы, а хозяин заведения, появившейся за его спиной уже с бутылкой бургундского, не понимая в чем дело, тоже начал смеяться в такт с маркизом. Многое, что потеряло смысл в это мгновение. Луи сидел на входе в обычный постоялый дом, на улице перед ним стояла молодая женщина в растерянности от сложившийся ситуации и им некуда было деться из этой «ловушки» в центре Парижа. Забрав из рук толстяка откупоренное вино, Можиро, словно устыдившись своего поднявшегося настроения, соболезнующее взглянул на беспомощную графиню.
- Что ж, сударыня, видно так распорядилась судьба и не только меня не дождется сегодня невеста, но и вас, кто бы там не ждал, - отсалютовав бутылкой Диане и издав легкий стон от боли, миньон трогательно улыбнулся даме, - но не будем отчаиваться – вы в полной безопасности. Слово дворянина, что на этом ваши злоключения закончены. Я мог бы вас донести на руках, если бы вы того пожелали, - безусловно мужчина бравировал, потому как он и сам с трудом мог бы подняться с камня. Не удержавшись, глядя на очарование оказавшейся без капюшона головки девушки, он изрек: надеюсь, теперь вы не будете настаивать на моем пребывании в постели – оно будет выглядеть весьма недвусмысленно в данной обстановке. И потом, я же не могу оставить вас наедине с этим сбродом, - взглядом он указал на несчастного пухляка, который мечтал о своей кровати и быстрее разобраться с ночными посетителями. – я пью за вас, ночная фея, и жду ваших распоряжений, - отхлебнув вина, Луи изобразил полнейшее сострадание на наглой физиономии. Тут же отставив бутыль, он подошел к госпоже де Монсоро и ласково посмотрел на нее. Одиночество в ночи сближает людей, а Диана выглядела жутко беззащитно и Можиро не смог сдержать чуждый ему порыв нежности. Он привлек трепетное создание к себе и аккуратно погладил ее по роскошным волосам.
- Вот только не вздумайте плакать, а то станет страшно мне. Если вы думаете, что мужчины ничего не бояться, то вы ошибаетесь, - он пытался шутить и немного сгладить испуг графини, невольно опираясь на ее хрупкие плечи, - я не переживу ваших слез, моя незнакомка, - слегка отстранив жену главного ловчего от себя он смотрел в черноту ее глаз с неподдельным участием, - куда вам надо попасть? Может послать кого-то за лошадьми?
При последнем вопросе молодого человека, хозяин гостиницы исчез из дверного проема и скрылся в недрах помещения.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Сказать, что юная графиня была в растерянности и отчаянии, значит ничего не сказать - в ее душе на миг возродился тот страх, который она когда-то пережила. За прошедшие полгода она много пережила и сильно изменилась - она стала сильнее, многому научилась и многое узнала. Но сейчас, в этот миг, она была той Дианой, которой была до изменивших ее жизнь событий - той наивной девочкой. Она пыталась не поддаваться панике, но у нее плохо получалось. Огромные темно-агатовые глаза были широко раскрыты, губы плотно сжаты, а подбородок дрожал. На длинные стрельчатые ресницы были готовы навернуться слезы, они уже блеснули крошечными алмазами. Жак разводил руками, недоумевая, куда могла деться карета за те несколько минут, в течение которых оставалась без присмотра. Украсть можно кошелек или другую подобную вещь, но целая карета с парой лошадей - между прочим, превосходных, а он за свою жизнь повидал немало этих благородных животных... это уже слишком. Какая-то полоса невезения, сперва они наткнулись на эту стычку, теперь и того лучше - карета пропала! И каким образом они теперь доберутся домой?
В первые секунды молодая женщина сжала пальцами виски, пытаясь сосредоточиться и упорядочить мысли, мечущиеся, словно всполошившаяся стайка стрижей, но тут вечернюю тишину развеял звонкий хохот. Диана обернулась - маркиз, который все-таки вышел из гостиницы - если можно было о нем сказать "вышел", сидел на ступеньках. Но он еще и смеялся! Он смеялся, когда она так растеряна и не знает, как ей быть! В первую секунду на лице молодой женщины появилась почти детская гримаска - она обижено поджала губки. Но уже через миг на этих изящно очерченных губах появилась горькая улыбка - с какой стати ей должны сочувствовать, этот незнакомец - чужой ей человек. Естественно, ему забавна та нелепая ситуация, в которую она попала, пытаясь оказать ему помощь. Чего еще можно было ожидать?
Выглянувший из дверей хозяин вторил дворянину, но на трактирщика Диана даже не смотрела - он был ей настолько противен своим поведением, что она боялась, как бы ее душу еще сильнее не заполнило отвращение к этому творению Создателя.
Тон, которым обратился маркиз к молодой женщине, был столь галантен, что эта галантность была на грани фривольности. Искренность по-парижски. Диана очередной раз убедилась, насколько столичные нравы, к которым она все еще не успела привыкнуть, отличаются от тех, которые лично для нее являются нормой. Они находились не в Лувре, что оправдывало некую простоту обращения. И все же если бы не испуг, который испытывала Диана, то маркизу, в каком бы состоянии тот ни находился, пришлось бы как минимум выслушать все, что юная графиня думает о его поведении. За сегодняшний вечер этот незнакомец уже несколько раз позволил себе прикоснуться к ней без ее на то позволения, и от отповеди его спасло лишь то, что во-первых, в данной ситуации его жест был инстинктивно, чисто по-женски, воспринят как естественный по отношению к более слабому существу, а во-вторых, он упоминал о своей невесте. И потом... он не позволил себе лишнего. Это в какой-то мере его оправдывало.
Итак, Диана ограничилась тем, что сняла его руки со своих плеч.
- Благодарю Вас за сочувствие, я справлюсь сама. Я отправлю кого-нибудь из гостиничных слуг за помощью и за мной пришлют из дома. Я живу недалеко и хозяину все-таки придется потревожить кого-то из своих людей, хотя он так старательно пытался этого избежать.
Молодая женщина шагнула к лестнице с твердым намерением исполнить то, что сказала. Жак последовал за ней.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Яркий представитель гостиничных дел, толстяк не собирался ни во что вмешиваться. Дамочка не понравилась ему, как только начала выяснять, что происходит, вместо того, чтобы пойти на выручку своему слуге сразу, не мешкая и не пытаясь перевесить эти заботы на него. Помогать ей хозяин не собирался, несмотря на любые посулы, поэтому и ретировался, как только молодой человек предложил послать кого-нибудь куда-нибудь за лошадьми, справедливо предположив, что исполнителем этих идей придется быть ему или его помощникам.
Упорство Дианы, с которым она желала попасть скорее в объятья своего непривлекательного мужа, не подозревая, что миньоны позаботились о его отсутствии дома - Генрих отправил главного ловчего выставлять дичь к утру - просто поражало. И маркиз непонимающе пожал плечами. Женщина отвергла его заботу и его внимание – это было ее правом, но фаворит тоже умел быть упорным.
- Воля ваша, сударыня, - утомленно сказал Луи и поклонился даме, - а я, пожалуй, посижу тут и подожду пока ситуация не разрешится и вы не окажетесь на попечении своих домашних, - опустившись обратно на ступеньку и оставляя маленький проход для ножек девушки, маркиз с треском отодрал рукав от безвозвратно испорченной рубахи. Он взял бургундское, сделал большой глоток и немного плеснул из бутыли на ткань рукава.
- Если вы увидите нашего гостеприимного хозяина, то, будьте любезны, передайте ему: пусть он не только пошлет человека к вам домой, но и принесет сюда кувшин с водой и еще одну бутылку вина, - еще со времен Древнего Египта воины обрабатывали себе раны этим волшебным напитком, способным залечить раны, как в душе, так и на теле. Не обращая больше внимания на столь «самостоятельную» Диану, он сначала отер уже местами запекшеюся кровь с разбитой губы – эта процедура не заняла много времени. После чего Луи разорвал батист на груди, оголяя разрез мускулов и смачно, но тихо выругавшись, снова хлебнул вина. Увлажнив еще больше не только внутренности, но и тряпку, молодой человек, морщась от щиплющей боли, проводил тканью по разорванным краям кожи, оценивая ущерб своего организма. Рана была пустячной, рассечено только мясо, даже до кости не дошло – больше крови, чем опасности для жизни. Значит, он потерял сознание, скорее всего, от удара головой о камни. Ощупав голову, Можиро нашел шишку, появившуюся на ней. От этого ушиба его и мутило, и шатало – все становилось на свои места. Найдя объяснение происходящему с ним, дворянин довольно кивнул сам себе. Откинув использованную ткань, раненный оторвал второй рукав и разделил его надвое. Одной частью он на сухо протер лицо и все вокруг пореза, а вторую смочил не жалея бургундского и, накрыл ею распоротые мышцы.
- Ух! – сорвалось с губ и, маркиз тут же улыбнулся, к плотской боли ему было не привыкать. Расположился на улице наш искатель приключений не просто так – очень он не хотел пропустить момент, когда посланец пойдет к дому графини. Понятно, что расстаться с Жаком она не захочет – эта пташка весьма пуглива, а любого другого слугу можно и перенаправить… Но лучше договориться с самим толстяком, когда он вынесет воду и вино.

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Толстяк Гальен, хозяин гостиницы, удалился внутрь своего убогого пристанища для приезжих. Ворча и время от времени хлопая по упругому заду служанку с кухни - Матильду, когда она пробегала мимо, он принялся рассуждать про себя о ситуации, которая явно не сулила ему ничего хорошего. Кем являлась скандальная парочка, коротышке было явно наплевать, но вот последствия от их визита могли быть плачевными. Если они любовники, то где вероятность того, что сюда не явится ревнивый муж и не разнесет тут все, заодно проколов кое-чье пузо? Хотя, если у этих двоих есть деньги для выяснения отношений... Что ж... Пускай. На любой ситуации можно нажиться. Следуя этой логике толстяк выбрался из подмастерья сапожника в хозяева гостиницы. Пусть захудалой, но кто сказал, что у нее нет будущего?
Может когда-то она превратится в настоящий постоялый двор, как у мэтра Ла Юрьера... Эх, да что там мечтать, тому пройдохе повезло только потому, что его сарай находится у Лувра и был удобен герцогу де Гизу в события Варфоломеевской ночи, а что делать с этой лачужкой в глубине улочек?
Досадуя на себя и проклиная свою судьбу, Гальен отправился на кухню дабы проследить за готовкой пулярок.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Юная графиня задержалась, когда маркиз дал ей место, чтобы пройти. Маленькая ножка Дианы уже было ступила на каменную лестницу. Молодая женщина еще раз обернулась на незнакомца и слегка покачала головой:
- Ваши раны нуждаются в том, чтобы их обработали умелые руки лекаря. И я не понимаю, почему его до сих пор здесь нет, когда мы здесь уже около получаса, - она свела к переносице тонкие бровки.
Молодая женщина никогда бы не подумала, что ей придется приобретать навык общения с хозяевами постоялых дворов - прежде ей не приходилось этого делать. И стоило признать, что первый опыт был неудачным - в довершение всех "приятных" впечатлений, хозяин этой гостиницы вел себя просто отвратительно и поражал Диану полнейшим равнодушием. Неужели чтобы тебя услышали, необходимо повышать голос или использовать какие-то тому подобные меры? Приказной тон был абсолютно чужд юной графине, точно так же, как и мотивы, которыми руководствовался толстяк. Кажется, Диане - этому дикому цветку - предстояло еще многому научиться... Хозяин вел себя так, что оставлять на его попечение раненого было просто опрометчиво. Но юная графиня сделала все, что могла. Ситуация, в которую молодая женщина сегодня попала, заставила ее совершенно растеряться и почувствовать себя еще более одинокой в этом большом городе, который живет своими законами и люди в котором ведут себя абсолютно непостижимым для нее образом. Сейчас она была песчинкой в этой большой столице, в ночи, в незнакомом месте и с незнакомыми людьми, и ей очень хотелось закутаться в шерстяное мягкое одеяло так, чтобы спрятаться под него полностью и ощутить себя в безопасности, как в детстве... Но ощущение одиночества не заставило бы ее воспользоваться вниманием чужого человека - именно поэтому Диана и ответила на слова маркиза, что справится сама. Если она оказалась в такой ситуации, сама попала в эту гостиницу, то и разберется со всеми неприятностями тоже сама. В юной графине говорило чувство собственного достоинства. Каждый случай в жизни чему-нибудь да учит. Сегодня она получила урок, который, возможно, ей дорого обойдется. И даже скорее всего. Диана сама понимала, что совершенно немыслимо ей было оказаться ночью в какой-то гостинице, и объяснить господину де Монсоро ее пребывание здесь будет очень сложно. Впрочем, ежели она в ближайшие полтора часа выберется отсюда, возможно, все еще будет не так страшно... Юная графиня уже смирилась с жестким выговором, который непременно получит. В худшем случае, это будет скандал... Один из тех скандалов, к которым она уже привыкла, разве что покрупнее предыдущих, поводы к которым были совсем ничтожны... Свидетельства Жака, разумеется, его никак не убедят, так же, как и слова Дианы. Молодая женщина тяжело вздохнула. Только этот невольно слетевший с розовых уст вздох и выражение ее лица могли выдать, что она сейчас чувствует.
Однако, Диана не собиралась себя жалеть, поддавшись мимолетному порыву человеческой слабости, - во-первых, это было бессмысленно, могло привести лишь к отчаянию и уж всяко не прибавило бы решимости, а во-вторых было бы просто глупо, когда прямо перед ней находился живой пример того, что в этой ситуации она отнюдь не главная пострадавшая. По крайней мере, на данный момент. О том, что будет потом, молодая женщина старалась не думать. Она улыбнулась маркизу:
- Что ж, я передам нашему хозяину, самому гостеприимному и предупредительному из всех, что я встречала, Ваши слова, коли уж Вы непременно желаете покрасоваться на ступеньках. По-моему, это весьма сомнительное удовольствие... Хотя... Может быть, я просто чего-то не понимаю? - Диана изящно изогнула бровь и вновь улыбнулась, ожидая ответа.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Занимаясь насущным уходом за своей персоной, маркиз и думать забыл о присутствии дамы, притащившей его в эту ночлежку. Грудь ныла, а мысли унеслись в объятья одной из тех юных дриад, что гуляют дебрям Лувра. Легкая ступня Дианы почти коснулась его, когда он обратил на нее свой взор, жесткий от боли. Скорее от внутренней, чем от внешней. Но причины этих мук были недоступны ни его пониманию, ни ее тем более. Она нахмурилась – он улыбнулся.
- А чьи руки могут быть более умелыми, чем те, кому они служат? Будь здесь лекарь, а я беспомощен, как новорожденный ягненок, и то бы предпочел сдохнуть у ваших ног, чем позволить кому-то прикоснуться к себе, - Можиро откинул руки за себя, одновременно обвивая одной из них лодыжку ножки, ступившей на ступеньку подле него и скрывающейся под юбками. Все было как-будто невзначай, не нарочито.
Было что-то дикое в том, как Луи себя ощущал. Ночь, Париж, женщина обомлевшая от испуга. Рана меньше всего сейчас тревожила его. Лишь нещадно кружилась голова. И он не мог понять от чего: то ли от удара головой о мостовую, то ли от опьяняющего аромата этой женщины.
Можиро не услышал вздох, почти слившийся с дыханием – он почувствовал его. Расценив его по-своему, маркиз еле сдержал ухмылку, хотя взгляд, брошенный на графиню, был задорен и весел.
- А что тут не понимать, моя незнакомка? Почему бы мне не полежать на ступеньках, мадам, когда с них вид столь прекрасен? - нежность, сквозившая в голосе, прикрывала откровенную похоть глаз, скользивших снизу вверх под платье, - Я счастлив своей участью, сударыня.
Усилием воли Луи сменил объект внимания – вернулся к своему импровизированному компрессу. Не отпуская руки, обвивающей ножку жены главного ловчего, фаворит сдернул тряпку с раны, умильно сморщился и инстинктивно прижал голень девушки к себе. Ножка дочери барона де Меридор коснулась раны под давлением руки любимца Генриха III и обагрилась его кровью… а может обильно стекающим бургундским.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Упрямство маркиза, так упорно отрицавшего очевидность, было просто поразительным. Ну что за чудак! Он вел себя как ребенок.
- Чем же Вам так насолили служители Асклепия, что Вы их так боитесь?! - еле сдерживая улыбку спросила Диана, на сей раз обращаясь скорее даже не к маркизу, а к самой себе, и не имея целью получить ответ.
Молодая женщина уже собралась наконец-таки продолжить свой путь внутрь гостиницы, как ощутила прикосновение и поняла, что ее что-то удерживает. Опустив взгляд, она убедилась в своих предположениях - рука маркиза обвивалась вокруг ее ножки. Даже если это движение было инстинктивным и сделанным невзначай, хотя подумать так было бы наивно, прозвучавшая за этим фраза была уже верхом развязности. Юная графиня успела перехватить взгляд маркиза - хотя он почти сразу отвел глаза, и уловила его выражение. И это выражение заставило ее вздрогнуть, потому что слишком знаком ей был этот блеск. Увидев такое выражение глаз впервые на балу в Анжере, Диана сразу же ощутила желание спрятаться от этого цепкого взгляда, липкого и обволакивающего. Она видела такие взоры и на своем представлении ко двору, когда ее разглядывали все присутствующие, и вновь ей тогда захотелось раствориться и стать невидимой. Теперь, вернувшись в Париж, вступив в должность при королеве Луизе, юная графиня уже почти привыкла к тому, как смотрят в Лувре на женщин, хотя ей казалось, что не привыкнет никогда. Но по спине уже не бежали мурашки и не было желания передернуть плечами от отвращения. Чем, в конце-концов, она на вид отличается от всех остальных, которые напротив с радостью и нескрываемым удовольствием принимают знаки внимания? Разве кто-то может знать о том, что для Дианы не существует никого из тех, кто бросает на нее жадные взгляды? Она была вежлива, но более чем сдержана, и знала, что ее поведение многих удивляет, так как выходит за рамки, привычные для столичных жителей. Но молодой женщине не было дела до того, что именно говорят и о чем судачат, пытаясь выяснить, отчего она не раздаривает улыбки и не протягивает руку для поцелуя каждому красивому кавалеру. Она была слишком проста, обаятельна и непринужденна в общении, чтобы считать ее гордячкой и слишком изящна и полна шарма, чтобы принимать ее манеру поведения за обычную для провинциалки, которая просто-напросто не знает себе цену и не умеет распорядиться своими чарами. Таким образом, до сих пор никому так и не пришло в голову ничего путного, что могло бы объяснить, отчего юная жена главного ловчего, которую нельзя было не признать настоящей красавицей, не желает постигать искусства кокетства и наслаждаться жизнью так, как делают это все.
Вот и этот маркиз... Боже, ну отчего же этот мир настолько мерзок? На молодую женщину не произвела ни малейшего впечатления сквозившая в тоне дворянина нежность - то, что она успела уловить в мимолетном взгляде, перекрыло все.
- Господин маркиз, немедленно отпустите меня и держите свои столь умелые руки при себе, - тихо, но тоном, в котором звучал поистине зимний холод, ответила Диана, сделав движение, призванное к тому, чтобы освободить ножку из цепкой руки незнакомца. Вновь переведя взгляд с лица маркиза, юная графиня заметила, как окрасился багрянцем ее снежно-белый чулочек.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

маркиз де Можирон


Миньон короля
Скажем прямо, Можиро было абсолютно безразличны интонации Дианы – видал он и не таких ломак. На первую фразу дамочки фаворит лишь тихо хрюкнул – где ей понять, что на поле брани к моменту прихода лекаря уже есть шанс пообщаться с самим Господом. Миньон не собирался пугать девушку окончательно и доводить до бегства во мглу парижской ночи, поэтому исполнил ее требование. Однако, убирая руку, Луи тихонько провел кончиками пальцев по сгибу на ноге Дианы и остался весьма доволен тем, что ощутил. Линии тела женщины под платьем были так же многообещающи, что и доступные всеобщему обозрению.
- Уже и раскинуться поудобнее нельзя, - недовольно буркнул маркиз и показал свои пальцы графине, - вот они, руки, и никто не собирался вас задерживать.
Сцапав бутылку, Можирон вытряс остатки вина себе в рот и прополоскав его, смачно сплюнул на мостовую. Пустая тара была аккуратно определена на проезжую часть, размашистым жестом.
- Тоже мне, путь мирозданья, - себе под нос просипел Луи и брезгливо отклонился от кокетки, но при этом облокотился на ступеньку и закрыл верхнюю ступеньку рукой и головой, фактически лежа у нее на пути. - Идите, мадам, как видите, никто больше не смеет при вас падать от боли и касаться такой важной персоны, - друг короля говорил равнодушно, без тепла в голосе, но и без сарказма – куклам эмоции показывать ни к чему. Хотя внутри боролись два беса – тупая и беспричинная ярость и не пойми откуда взявшаяся сентиментальность. Ему было жаль это создание, попавшееся в умело расставленную ловушку, но в то же время маркиз понимал, что охотник не имеет права жалеть дичь, иначе он перестает быть охотником. Ни к одной из тех, кто раньше попадался в силки страсти, Луи не испытывал никаких чувств, а тут нечто сродни участию шевелилось в его душе. И это доводило его до исступления. Он злился на самого себя и в результате не выдержал.
- Если вам угодно, то я могу держать не только свои руки подальше от вашей особы, и простите, если случайно коснулся вас, но все остальное, - насмешка во взгляде, брошенном снизу вверх, никак не сочеталась с горечью голоса. Опираясь на руку, Можиро встал, все еще пошатываясь. Пульсирующая в голове боль мешала нормально видеть и сосредоточиться, - а на свой первый вопрос, сударыня, вы ответили сами – мне никто из эскулапов не насолил, как вы изволили выразиться. Но доверять себя безразличным людишкам, которые, если и делают что-то, то лишь во благо своего собственного спокойствия, вроде в…, - миньон осекся на полуслове, чуть не выпалив «вроде вас», но стоял и прямо смотрел в глаза молодой женщине. - … не хочу. Прощайте, мне лучше уйти, а то вдруг вы как-нибудь по-своему истолкуете возможный непроизвольный жест и решите, что я на посягаю на вас, даже в таком состоянии.
Отирая вновь выступившую на губе от длительной речи кровь, Луи развернулся и сделал несколько неуверенных шагов, держась за стену дома. «Генрих и друзья – ради них я смогу все» - эти слова были единственной мыслью, которая помогала королевскому фавориту не упасть, а идти. Ужас Валуа от его внешнего вида – ободранного, грязного, раненного и почти раздетого, Можиро даже представлять не хотел.

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина с искренним изумлением и слегка растерянно выслушала тираду маркиза. Право, этот человек удивлял ее все больше и больше. За внешней небрежностью поведения маркиза, который держал себя достаточно вызывающе, можно было услышать какую-то совершенно нелепую мальчишескую обиду и, право, вся эта ситуация просто выводила Диану из равновесия своей тупиковостью. Юная графиня никак не могла понять этого незнакомца. Было что-то странное и неоднозначное в его тоне. Ведь они абсолютно чужие люди и сегодня впервые видят друг друга. Однако для чужого человека он слишком бурно реагировал на ее слова. Так что же происходит? Когда дети обижены, они всегда хотят доказать тем, кто причинил им огорчение, что нисколько не дорожат их мнением. А уж окончание отповеди молодого человека было один в один схоже с реакцией ребенка, который остался чем-то недоволен. Диана еще не так далеко ушла от нежного возраста, чтобы не помнить, как ребяческая обида заставляет испытывать желание уйти куда-то и заставить обидчика сожалеть об утрате и позвать назад, устранив источник разногласия и приняв условия обиженного. Он обвиняет ее в безразличии? Ночью, в чужом ей месте, когда она лишена возможности даже добраться до дома? Абсурд, совершеннейший абсурд.
От этих противоречий у молодой женщины закружилась голова и мысли представляли собою полнейший сумбур. Растерянность усиливала ощущение одиночества, беспомощности и страха - в ответ на излияния маркиза впору было рассмеяться, они были так по-детски забавны, а в то же время к горлу подкатывал предательский комок, спровоцированный тем, что Диана не знала, как выйти из этого замкнутого круга. Вся эта обстановка, гостиница, непривычное состояние - ночью в городе - все это вызывало чувство брезгливости и страха, граничащего с паникой. Сильнейшая физическая и моральная усталость в соединении с нервным напряжением вызывала накатывающую волнами дурноту, юная графиня держалась на ногах только движимая инстинктом самосохранения. Но сейчас ей пришлось опереться на руку стоящего рядом Жака, который терпеливо ждал окончания этого разговора, чтобы наконец уже оказаться дома. Диана устала уговаривать этого безумца - ей казалось, что она не в силах больше произнести ни единой фразы. Если он желает идти - его никто не остановит - через пару шагов он сам поймет всю необдуманность этого поступка. Несмотря на свои раны, он уже полчаса был на ногах, в то время как будь ему и в самом деле дурно, он вел бы себя совсем иначе и воспользовался возможностью сразу же лечь в постель - как ему и предлагалось. Пока дитя не обожжется, оно будет притрагиваться к горячему предмету вопреки запретам. Обжегшись же уже постарается держаться в стороне. Маркиз не отойдет от гостиницы - слишком очевидно, что ему до дома не добраться. Самоубийцу же разыгрывать ему скоро наскучит и он преспокойно ляжет спать.
От этих мыслей молодую женщину отвлекли звуки чьих-то шагов и разговора. Из-за угла показались две фигуры, явно мужские. Как только незнакомцы подошли настолько близко, что можно было рассмотреть их, стало ясно, что это гостиничные слуги - кроме того, обрывки их разговора указывали на то же.
Диана не ошиблась в своих предположениях: Поль и Жиль, двое парней, давно служащих на здешнем постоялом дворе, провели несколько приятнейших часов, бессовестно задрыхнув на конюшне, где у них было укромное местечко. Мягкая солома, тепло и покой - что еще нужно для того, чтобы отправившись по очередному поручению и сделав его быстро, спокойно отдохнуть, не набивая на руках лишние мозоли, а выводя рулады носами. Предлог вполне благообразный - так тщательно выполняли работу, что само собой задержались...ну а возвращаться раньше, чтобы снова загрузили чем-нибудь - ищи дураков... Однако эти два здоровяка немного не рассчитали, что заснув, они дотянут свое безделие до столь позднего часа. Нагоняй от хозяина был неминуем, но им было не впервой - в том возрасте, в котором находились наши герои - а они были крепкими ребятами лет около двадцати пяти, все дурное кажется чем-то легкопроходящим - как с гуся вода - так что они особенно не тревожились и направлялись в гостиницу неспешной походкой, зевая и почесывая в затылках, но не с озадаченным, а с довольным видом. Разговор во дворе, начавшийся с крика возницы юной графини, заставил их проснуться - они и так уже несколько часов провели в объятиях Морфея.
Добродушно-глуповатые лица парней выразили крайнее замешательство при виде картины, которую они застали во дворе, который уже должен бы быть пустынным.
Диана же возблагодарила Создателя за посланный ей выход - решение пришло мгновенно.
В двух словах молодая женщина разъяснила парням, что ей требуется сопровождение. Еще несколько секунд ей понадобилось для того, чтобы вынуть из ушек серьги. Это были достаточно дорогие безделушки, но одновременно не такие вычурные, чтобы могли возникнуть хоть какие-то трудности с тем, чтобы сбыть их.
- Когда мы дойдем до дома, то получите еще довесок.
Такая возможность нажиться представляется не то что нечасто, а крайне редко - украшения радовали глаз, а в руке у Жиля как раз был фонарь, который он зажег, чтобы, споткнувшись в темноте, не разбить нос - что еще нужно для пути? Поклонившись, парни выказали согласие. Теперь у Дианы был хоть маленький но эскорт, особняк от постоялого двора отделяло всего полчаса пути. А для выросшей на просторах Меридора юной графини ходьба пешком была более чем привычна. Тем более, что иного выхода не было. Диана поняла, что скорее умерла бы, чем осталась здесь еще хоть на час. К хозяину идти нет никакого смысла. Молодая женщина подошла к маркизу, а парни тут же начали болтать о чем-то с Жаком, с которым явно нашли общий язык.
- Сударь, Ваша деликатность и Ваша безукоризненная галантность теперь может обратиться на то, чтобы наконец прекратить терзать самого себя - Вы и так истерзаны донельзя. Я желаю Вам провести спокойную ночь в приготовленной для Вас комнате - так как сомневаться в Вашем здравом рассудке не имела никаких поводов. Прощайте, ежели есть за что меня прощать... Наверное, есть, но в том нет моей вины.
Диана кивнула и обернулась на слуг - они были готовы тронуться в путь. Молодая женщина вновь накинула на голову капюшон мантильи и маленькая процессия направилась по пути к дому главного ловчего.


Эпизод закончен

spasibki1


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 2]

На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Бесплатные форумы | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать дневник