Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 3 из 4]


1 Улицы Парижа. в Октябрь 4th 2008, 5:14 pm

Диана де Монсоро

avatar
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Первое сообщение в теме :

Ходить по ним ночью бывает опасно.
http://www.monsoreau.com

51 Re: Улицы Парижа. в Февраль 16th 2009, 3:19 pm

Henri de Guise


Бесстрастный летописец
Предместье Сент-Антуан

... Около пяти часов вечера к воротам Сен-Мартен подъехали два всадника на взмыленных лошадях. Они были закутаны в широкие плащи, лишавшие возможности разглядеть их подробнее; шляпы с широкими полями, еще не вошедшие в моду и остававшиеся атрибутом двух сходных классов - воров и любовников - скрывали их лица.
У заставы они остановились, оглаживая покрытые потом бока животных и явно чего-то ожидая.
Через некоторое время из города появились двое других верховых; приблизившись к таинственным пришельцам, они спешились и подвели своих коней усталым путникам.
Герцог (я думаю, все уже догадались, что это был он) взлетел в седло с легкостью, говорившей о старинной привычке; его спутник последовал его примеру с усталым вздохом. Вместе они въехали через ворота Сен-Мартин, стараясь не привлекать к себе внимания; слуги, чуть отставая, вели измученных коней в поводу.
Возле одноименной церкви путники обменялись короткими знаками, после чего кавалькада разделилась; лотарингский принц продолжил свой путь к центру, а остальные трое, обогнув одноименную церковь, направились в сторону улицы Тампль.
Генриха едва ли можно было узнать; вместо роскошной придворной одежды или даже скромного, но элегантного дорожного костюма на нем была простая кожаная куртка и так называемые "морские" штаны. Длинноволосый парик скрывал изуродованную щеку, а руки, могущие за версту выдать в нем принца, были прикрыты сильно поношенными перчатками из грубой кожи. Нагнув голову, чтобы изменить фигуру и рост, он всеми силами старался затеряться в толпе - и, как это не покажется странным, добрался до Гревской площади без приключений.
Недолго поплутав, он отыскал в ближайшем окружении особняк, кокетливо украшенных балкончиками, столь живописно обрисованными ему герцогиней Неверской - и принялся озираться, высматривая поставленного здесь "в караул" пажа.
Впрочем, юноша не заставил себя ждать,- и очень скоро и господин и слуга заняли место в облюбованном соглядатаями кабачке, из окон которого были прекрасно видны все подъезды к дому Анриетты.

52 Re: Улицы Парижа. в Февраль 16th 2009, 7:49 pm

Франсуа де Рибейрак

avatar
Искусный сочинитель
Лувр

Быстрой походкой молодой человек вышел из Лувра и, сделав несколько поворотов скрылся в улочках Парижа. Хоть Рибейрак и опаздал на церемонию и не знал всего, что случилось (кроме того, что во главе Лиги стал король, об этом вопили везде.. и не все радостно..) Однако Орильи успел посвятить его в свои предположения.. Как только они посмели... нужно срочно что-то предпринимать... думал Рибейрак заворачивая за угол. На его глазах арестовали Орильи.по крайней мере, монсеньору не будет скучно..Если Орильи прав, и с Анжуйским Антрагэ, я спокоен, однако обычной атакой им не выбраться, принц трус, а для Антрагэ их слишком много... да ещё наверняка король поставил и своих миньонов... чтож, будем действовать их оружием, клин клином! Полный решимости Франсуа улыбался, его плащ развевался на ветру, а шпага весело стучала по ноге.
кажется прежде чем Орильи арестовали, он о чём то разговаривал с герцогом де Гизом.. что-то мне не верится, что герцог предпримет что-то... но как знать... оглянувшись назад и видев, что хвоста нет, Рибейрак проскользнул в небольшой домик, стоявший на улице..

Рог изобилия
http://vkontakte.ru/id7433380?12382

53 Re: Улицы Парижа. в Март 3rd 2009, 4:17 am

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
01 мая 1578 года, после полуночи


Лувр. Покои монсеньора герцога Анжуйского

* Вырвавшись из Лувра в сопровождении отрядов личной охраны короля, молодые люди быстро разлучились: двое из них стремительно удалились по улице Сант-Антуан, направляясь во дворец Бюсси и к дому Рибейрака, а третий решительно свернул на набережную, ведшую к мосту Святого Михаила: Ливаро жил на другом берегу Сены.
С первыми двумя ушли шотландские гвардейцы короля и те слуги, которых удалось найти, пока д'Эпернон, пользуясь отсутствием канцлера и занятостью короля, строчил приказы о задержании анжуйских дворян "за соучастие в преступном умысле, поносящем особу короля".
Редактировал приказ - как в свое время распоряжение о задержании Бюсси, так удачно осевшее в широких карманах королевского шута - наш старый знакомец, господин де Келюс.
Впрочем, на этот раз он не понадеялся только на Шико и забрал с собой швейцарцев.
Как мы видим, Лувр остался практически незащищенным - но это в тот момент волновало королевских друзей менее всего.

Позволим себе коротко остановиться на пути первых двух миньонов.
... Можирону злость придала нечеловеческую скорость, он не бежал, он летел по коридорам Лувра, сшибая все, что попадалось на его пути. Иногда ударяясь плечом об углы. Он даже не замедлял скорости, не чувствуя боли и не обращая внимания на препятствия. Его друзья немного отставали, но вся их живописно мчащаяся группа напоминала ураган, сметающий не только людей, но и населенные пункты. Пару раз маркиз столкнулся со швейцарцами, а одному от души съездил по лицу.
Луи казалось, что он не касается ногами земли и, что в нем бурлит некая ранее неизведанная сила. Эта была сила ненависти. До сегодняшнего дня этот пылкий молодой человек не умел ненавидеть: многих презирал, многих не уважал, многих просто не замечал, но не ненавидел. Это чувство захватило его целиком и несло на своих крыльях. Если бы у него не было возможности двигаться, он захлебнулся бы от него. Но у него была это возможность, и он собирался ее использовать с максимальной пользой. Для короля, для друзей, для себя.
Но и его постигла неудача. Рибейрака не оказалось дома.
Как впоследствии показало дознание, он просто напился до бесчувствия в "Роге изобилия", даже не подозревая об опасности, угрожающей его жизни. Правда, чтобы не скомпрометировать свою репутацию, анжуец потом рассказывал всем, что переоделся нищим и вышел через черный ход - но на вопрос: "почему, граф, вы столько времени торчали под Смоленском" "где вы были, граф, до семи утра, когда по городу носились миньоны?", он не знал, что ответить.
Впрочем, единственное, что могло послужить утешением в этой истории как одной, так и другой стороне (если бы, конечно, они знали об этом), что в дураках оказались не только друзья короля: посланцы герцога Гиза тоже напрасно проторчали под окнами этого достойного кавалера, ретировавшись только при появлении миньонов.
Шомберг, путь которого лежал, как мы помним, сразу в два места, решил действовать напролом, благо дом Антрагэ находился не так далеко от дворца Бюсси, и попросту приказал окружить их. Затем именем короля приказал открыть двери, чем изрядно удивил домоправителей ,к тому времени мирно почивавших в своих постелях. Как легко догадаться, приказ не возымел никаких последствий и даже бумага, которую миньон короля предъявил обозленному привратнику, не вызвала большого уважения. Тем не менее, Шомберг был допущен внутрь с десятью человеками охраны - но, как и предполагалось, оба гнезда были пусты и, фигурально выражаясь, птички давно выпорхнули на волю.

Что же касается Келюса, то на полпути к дому Ливаро его догнал д'Эпернон. Самый молодой миньон короля рассудил, что, помчавшись вон из Парижа можно не только переломать обе ноги, но и подхватить насморк - а присутствовать при утреннем вставании Его Величества, увешанному соплями вместо лент и потешая приятелей покрасневшим носом, ему не хотелось. Поэтому он отправил добровольцев по ближайшей дороге в Анжер, а сам, вспомнив, как распределились силы, выбрал самую прямую дорогу от Лувра.
На его выбор повлиял еще один факт: на Можирона и Шомберга приходилось три дома, тогда как Келюсу достался один; пойди он с первой группой - и шанс вместо приятной прогулки напороться на шпагу какого-нибудь храбреца возрастал в разы.
Одним словом, очень скоро приятели оказались на том берегу и приблизились к дому Ливаро. Но неведомые посланцы уже побывали и здесь, и королевских любимцев встретили только недоумевающие и встревоженные отъездом Ливаро слуги.

Молодые люди быстро развернули отряд и почти бегом направились на правый берег; мысль, что их друзья могли столкнуться со всеми анжуйцами, собравшимися где-нибудь вместе, подгоняла их лучше стаи волков. Но почти у самого Нового моста, который к тому времени уже был почти достроен (камень в его основание заложил сам король), они встретились со своими приятелями, обеспокоенными ровно тем же, что они сами.
Недоумевая и ничего не добившись, они возвратились в Лувр.

* Написано совместно с господином Можироном

Лувр

54 Re: Улицы Парижа. в Март 6th 2009, 4:22 pm

Henri de Guise


Бесстрастный летописец
01 мая 1578 года


Особняк герцогини де Нэвер

... Расставание с Маргаритой оставило на сердце молодого герцога тяжелый груз; ему потребовалось сделать несколько кругов вокруг квартала, чтобы избавиться от этого ощущения. Впрочем, ранний час и начинавшие просыпаться улицы города сослужили ему добрую службу: он успел достаточо далеко отойти от ночного приюта, когда первый раз услышал свое имя.
Удивление, охватившее парижан от его появления, а, главное, вида (напомним, что его светлость был в дорожном костюме) было очень велико, хотя посланец из родного дома принес ему другой плащ и шляпу, более соответствующую герцогскому достоинству. Поняв, что вокруг начинает собираться толпа, Генрих выпрямился и, найдя кратчайший путь к улице Сент-Антуан, направился к Лувру.

двор Лувра и далее, покои королевы-матери

55 Re: Улицы Парижа. в Март 10th 2009, 3:56 pm

Henri de Guise


Бесстрастный летописец
Того же первого мая, позднее
Лувр

Генрих шел стремительно, петляя по кривым уличкам предместья Сент-Онорэ, пытаясь оторваться от возможного соглядатая; он понимал, что внешность делает его слишком заметным, и старался держаться так, чтобы привлекать как можно меньше внимания случайных прохожих. Пару раз он даже перемахнул через чужие заборы, воспользовавшись своим преимуществом в росте и выносливости.
Но все это не мешало ему размышлять.
Первым побуждением было, конечно, покинуть Париж. Ясно было, что появляться в доме у Гревской площади нельзя, к тому же подруги, как он надеялся, уже готовились к отъезду в Анже. Также было очевидно, что ему самому туда отправляться нельзя, по крайней мере до известий от Ее Величества.
Он понимал, что, оставаясь в столице, подвергается опасности ареста и даже заключения. Кузен Генрих, несмотря видимый мир, сейчас предубежден против него более, чем когда-либо. И, зная его характер, ни один чловек, знающий Его величество, не поручился бы, что тот будет действовать так, как того требует разум.
Меченый усмехнулся. От него самого разум требовал сейчас, нахлестывая коней, мчаться в Метц, к семье. Но вместо этого он решительно направился к Гревской площади, чтобы хотя бы мельком увидеть дом с балкончиками, где провел ночь в объятиях самой красивой женщины на земле...

56 Re: Улицы Парижа. в Март 15th 2009, 6:08 pm

графиня Диана де Гиш

avatar
Искусный сочинитель
Церковь св. Екатерины

Выйдя на улицу, Диана почувствовала резкую боль в глазах, что заставило её зажмуриться. Солнце было яркое и слепило её, после мягкого церковного освещения и пролитых слёз. Утро было дивное. В воздухе стояла весна. На деревьях давно распустились листья. Всё цвело и благоухало. Парижане, обычно степенные и размеренные, сегодня суетились, отовсюду доносился смех и разговоры. На углу улицы, расположилась цветочница со своим товаром. Цветы, собранные в милые букетики, так и влекли купить их. До женщины донесся запах свежей выпечки, и она неожиданно для себя, почувствовала, как невидимая рука сжимает её желудок. То был голод, который словно зверь требовал жертву. Она вспомнила, что с утра ещё ничего не ела. Диана оглянулась. Её кучер, мирно дремал, надвинув шляпу на нос. Бедняга Гийом, сегодня был вынужден подняться из-за хозяйки в пять утра. Этот почтенный мужчина лет шестидесяти пяти, являл собой интересный образчик. Он был невысокого роста, с огромным животом, который выдавал в своём хозяине редкого чревоугодника, тем не менее, не мешал своему хозяину ловко взбираться на козла. Мощный торс Гийома, переходил в тонкие ноги, которые, казалось, скоро сломаются под своим хозяином. Конюх вёл своё хозяйство в образцовом порядке, каждому коню он давал смешные прозвища и разговаривал с ними как с господами. То называя их «Мессир граф», то «Мессир недотёпа». Сейчас этот господин мирно сопел. Диана улыбнулась этой картине и огляделась по сторонам ожидая увидеть Жофруа, своего лакея. И она не ошиблась. Жиром Нёсся по улице счастливый и казалось его ноги не касаются земли, он подпрыгивал и махал хозяйке шляпой.
- Мадам, мадам! Я всё узнал, - торопливо говорил Жофруа, прерывисто и тяжело дыша, - Говорят, что вчера Его Величество король объявил себя главой Святой Лиги. Все католики записываются в неё, мадам. Я тоже успел! Мы будем защищать католическую веру от этих изуверов, отступников гугенотов, - восторженно рассказывал лакей, - Говорят, герцог Анжуйский то ли умер, то ли бежал. Представляете, мадам! А король собирает всех провинциальных дворян сегодня в Лувре на аудиенцию в одиннадцать часов. Как всё удачно складывается, мадам. Мы как раз во время.
Молодой человек не успел развить далее свою мысль, потому что Диана прервала его мягко, но настойчиво:
- Жофруа, Жофруа, постой, не торопись, - улыбнулась женщина, - Ты говоришь, сегодня аудиенция в одиннадцать? - женщина взглянула на башенные часы, - Сейчас уже половина одиннадцатого. Успеем. Растолкай Гийома и поехали. Раз уж так удачно складывается, что любой провинциальный дворянин может зайти сегодня в Лувр, я тоже этим воспользуюсь.
И Диана села в карету, тем временем Жофруа растолкал кучера, передал ему приказ хозяйки, и карета медленно тронулась в сторону Лувра.

Лувр

57 Re: Улицы Парижа. в Апрель 9th 2009, 3:44 am

графиня Диана де Гиш

avatar
Искусный сочинитель
Ворота и внешний двор Лувра

Устроившись в карете напротив новых приятных знакомых, Диана, крикнула кучеру:
- Трогай, Гийом! Мы едем домой. Поспеши! Мы торопимся, - и графиня грациозно откинувшись на подушки, продолжала разговор с новыми знакомыми.
У дворца герцогини де Невер карета внезапно остановилась и Дина выглянула в дверной проём кареты спросила:
- Жофруа, почему мы остановились? Что там происходит?
Взгляд графини пал на торговца собирающего овощи. Вокруг этого грузного мужчины, которому его огромный живот мешал наклоняться, и от этого его движения были медлительными и неуклюжими. Возле него собрались другие торговцы и, понося его, старались помочь собрать овощи. Образовался затор.
- Мадам, здесь торговец переносил огромную корзину с овощами изо своей неуклюжести умудрился её уронить. Вот и образовалось препятствие на нашем пути. Я сейчас всю улажу, мадам.
И Жофруа, соскочив с козел, проворно кинулся к торговцу и после того как помог ему собрать товар обратно в корзину, отнёс эту самую корзину на другой конец улицы. После чего махнул Гийому шапкой и карета снова тронулась, а графиня вновь откинулась на подушки и улыбнувшись спутникам продолжила разговор.
Так они почти незаметно добрались до дома графов де Грамон.

Дом графов де Грамон де Гиш

58 Re: Улицы Парижа. в Апрель 10th 2009, 9:53 pm

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
1 мая, 13:30

особняк герцогини де Невер: от ворот до дома

Д'Обинье не слишком был удивлен тем, что вернувшейся с ответом камеристке было поручено препроводить в дом лишь одного из ожидавших за воротами. Однако и ничего особенно приятного в этом не было. Хотя присутствовать при подобном разговоре все равно можно было лишь мысленно, поддерживая государя, и Обинье вовсе не горел желанием попасть внутрь, но все же Агриппе казалось, что находясь вне особняка, он как бы отделен от своего короля определенным пространством, которое мешает ощущать, как идут дела. И это смутное ощущение неизвестности раздражало. Молодой человек не сомневался в Генрихе, отдавая должное его безграничному обаянию и острому уму, который Анрио имел обыкновение прятать под маской наивного юнца, но также прекрасно знал, насколько цепкой хваткой обладает Ее Светлость. В прошлый раз исход встречи был более чем удачным, однако от такой женщины как герцогиня стоит ожидать всего, и уж лучше пусть хорошие новости окажутся приятным сюрпризом.
Анрио предстояла трудная задача: обставить герцогиню на ее же собственном поле. Это была не гостиница, нейтральная территория. Это был особняк мадам Анриэтты: логово пантеры, в которое правитель Наваррского королевства пришел САМ, прося о встрече. С первого же момента встречи это ставило красавицу Невер в выигрышное положение и заставляло чувствовать себя уверенно. К ней пришли, стало быть, в ней нуждаются. А это дает ей очень большую фору, которая становится еще больше, будучи помножена на ее острейший ум и безграничное женское обаяние, столь ловко используемое очаровательной супругой Луи де Гонзага как самое выгодное и быстродействующее оружие. То, что она не доскажет словами, она ясно выразит взглядом или чисто женским жестом, которые заставят отступать и не такую "выдержанную" натуру, какую представлял из себя молодой монарх маленькой, но гордой страны. А каждый шаг, который не приближает цели - отдаляет от нее. Потому что дает противнику возможность сделать свой ход.
Сир, сир, только не теряйте бдительности и будьте внимательны, - мысленно обращался к своему господину молодой человек, заняв место в одной из ниш неподалеку от особняка, так чтобы видеть, когда будет выходить его повелитель, но одновременно не привлекать чужих взглядов, - Один миг, один только миг - и сократить разрыв будет невозможно. А Вам необходимо не только утвердиться на чужом поле, но и заработать превосходство, и заставить хозяйку уступить. Узнать все, что можно и нужно, при этом как можно меньше раскрывая собственные карты. Делать вид, что рассказываешь все, при этом не сообщая ровным счетом ничего по существу. Сложная задача. Сложная, но, черт возьми, нет невыполнимых задач. И не из таких переделок выходили. Нужно только собраться.
Произнеся такое краткое моление к Анрио, находящемуся сейчас наедине с герцогиней, Агриппа, дабы не отвлекаться на посторонние предметы, натянул посильнее шляпу и закутался в плащ, поплотнее прижавшись к стене и сделав вид, что ничто окружающее его совершенно не интересует. По правде, д'Обинье слишком занят был своими мыслями, чтобы скучать, а суетливым парижанам, полностью погруженным в свои дела, не было никакого дела до молодого человека, стоящего за углом одного из домов. Большего и не требовалось.
Итак, потекли минуты ожидания...


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

59 Re: Улицы Парижа. в Май 2nd 2009, 10:13 pm

Henri de Guise


Бесстрастный летописец
Тот же день, половина шестого вечера


Лувр

... Герцог пустил коня средней рысью, большего на запруженных улицах нельзя было ожидать. Чтобы добраться до Отель-де-Гиз таким аллюром, требовалось не менее получаса - но эта задержка сейчас мало беспокоила лотарингца. Ему нужно было достигнуть двух целей: обдумать свои дальшейшие шаги и продемонстрировать королевским шпионам, в наличии которых он не сомневался, свое полное спокойствие.
На самом деле мысли, проносившиеся у молодого человека, трудно было назвать мирными. Он снова и снова вызывал в памяти свою беседу с королем, пытаясь понять, что ему следует делать.
Первое, что было совершенно очевидно: арест Франсуа был спровоцирован дошедшими до короля слухами о его тесной связи с Лигой. Их разговор накануне вечером, отсутствие герцога, принятое Меченым за малодушие, были звеньями одной цепи. Предатель или шпион проник в ряды верных и предупредил короля; весьма вероятно, что он таже присутствовал на коронации. Стало быть, Франсуа ему более не союзник: прижатый к стене с таким неопровержимым доказательством в руках, его высочество ни имеет ни сил, ни возможностей сопротивляться брату, находясь в Париже. Совсем иное дело - Анже... но тут все зависело от союзников. Франсуа не был по природе воином, и обещание мира, данное матерью, могло оказаться решающей песчинкой на весах.
Генрих прекрасно отдавал себе отчет в том, насколько неустойчивую опору он себе выбрал. Прощение короля, обещанное брату, конечно, должно было бы прихлопнуть эту тумную историю... Но то, что сошло с рук принцу крови, заставило уже однажды обагриться кровью затянутый черным помост на Пляс- де-Грев.
Меченый был уверен, что не королю, так Екатерине достанет ума не рисковать, а, значит, при желании, на низложение можно будет набросить белоснежный саван забвения.
Единственным, что он выигрывал сейчас, было время. А там... что ж, ему не впервой начинать все сначала.

... Генрих почувствовал, что его мысли теряют ясность. Он одернул себя, но очень быстро понял, что это бесполезно. Несмотря на смертельную опасность, королевскую немилость, войну, необходимость сохранять трезвость мысли, сейчас в его душе жило только одно стремление - Маргарита.
Но направиться к ней сейчас было безумием. И потому, поравнявшись с Ратушей, где уже вовсю шли приготовления к вечернему празднеству, герцог галопом пустил коня по набережной и, дав небольшого крюка, повернул под крики парижан, только на углу улицы Сен-Жерве.


60 Re: Улицы Парижа. в Май 3rd 2009, 5:47 pm

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Кабинет короля Генриха Валуа
Стремительно покинув короля, Шико заскочил в свои комнаты, чтобы захватить плащ, шпагу и своего слугу, почти такого же проныру как и его господин. Верлен относился к категории кухонных слуг, самых больших сплетников, но в свое время шут выделил этого малого из серой массы подавальщиков, чистильщиков овощей и носильщиков за длинные ноги, быстрый ум и готовность выполнять любые поручения, дабы вырваться из мусорщиков. Вот уже как пять лет Верлен верно служил своему господину, получая взамен мягкую постель, щедрую плату и вкусную еду. Выбиться вот так из никого в слуги вельможи! Это было удачей и еще какой! За это парень был предан господину, не смотря на свою внешность отпетого проныры - маленькие узкие глазки, спрятанные под кустистыми бровями, клочковатую бородку непонятного цвета и нос картошкой.
Когда мужчины спустились вниз, герцог де Гиз как раз выезжал за ворота, нетрудно было проследить путь "короля Парижа" - его дорога сопровождалась криками восхищенных парижан.
Шуту и его слуге достало немало усилий ехать вслед за герцогом, так как толпа смыкалась за спиной Лоррена подобно морю, не пуская за собой никого. Но благодаря пинкам, усилиям коней и красному словцу вперемешку с вежливостью, мужчинам удалось все-таки увидеть, как Генрих де Гиз въехал в свой дворец.
Шико и Верлен, спешившись, расположились в тени дома, что находился наискосок от дворца.
Было понятно, что герцог не собирается покидать свое убежище, по крайней мере сейчас. Дав краткие распоряжения слуге, шут направился в Лувр, оставив Верлена в его углу. Коня пришлось отвести в таверну за углом, дабы он не привлекал к себе внимания.
Сам Шико направился к королю, наконец получив время, дабы переварить беседу, которая была затеяна для миротворческой миссии, а в итоге превратилась в дуэль, во время которой противники пытались понять, что у другого на уме и пробовали нервы друг друга на прочность. Гиз лишен армии, лишен Лиги, но не лишен своего ума, своих сторонников, своей находчивости. Что он выдумает в следующий раз? Что произойдет завтра? Само собой Верлен со своей слежкой не даст на это ответа...

61 Re: Улицы Парижа. в Май 5th 2009, 10:00 pm

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Особняк герцогини де Невер. От ворот до дома.
Оказавшись на улице, залитой послеполуденным майским солнцем, Анрио огляделся в поисках своего верного друга Обинье. Беарнец отлично понимал, что его визит к герцогине хотя и не был столь плодотворен, как он надеялся, но все же дал наваррскому государю кое- какую информацию о ситуации при дворе, и возможно несколько укрепил отношения с мадам де Невер - женщиной весьма и весьма искушенной в политических интригах... Женщиной, которая при желании может быть очень полезна.
- И не только в политических, - подумал молодой человек, щурясь на майском солнце, как сытый кот. Однако нельзя было не признать, что беарнец явно хотел добиться от своей сегодняшней собеседнице значительно большего, нежели получил:
- Ну да ничего, еще не вечер, - усмехнулся молодой король, любуясь прелестями проходящей мимо хорошенькой горожанки.
http://villa-13.mostinfo.ru

62 Re: Улицы Парижа. в Май 5th 2009, 11:26 pm

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
Шли минуты, часы, а Агриппа все стоял на улице. Молодой человек был занят размышлениями, однако время тянулось бесконечно. Д'Обинье казалось, что за те часы, что он провел облокотившись на стену, можно было обдумать не только все возможные шансы, которыми они могут воспользоваться для решения своих парижских дел, не только все проблемы, которые могут возникнуть, но и все истоки мироздания и все вопросы, которыми когда-либо задавалось человечество.
- Если так будет продолжаться, - ворчал про себя молодой человек, стиснув зубы, - я окончательно превращусь в философа.
Вот закончилось время, которое мысленно Агриппа отвел королю на разговор с герцогиней, прошло еще полчаса, но государь не появлялся. Постепенно молодой человек начал волноваться. Нельзя было забывать о том, что герцогиня принадлежит к дому Гизов. Мало ли что могло произойти в этом доме? Но когда от момента, когда Генрих скрылся в особняке, прошло уже почти четыре часа, д'Обинье вынужден был признать, что не стоит забывать и о том, что мадам де Невер, кроме всего прочего, еще и чертовски привлекательная женщина. Это справедливое рассуждение заставило его поднять глаза к небу и чертыхнуться про себя. Нет, молодой человек был отнюдь не против любовных приключений, но, во-первых, он справедливо считал, что стоит соразмерять их количество, а во-вторых, был полностью уверен в том, что необходимо разделять дело и приятное времяпрепровождение. Генрих всегда хочет успеть все сразу, одновременно, а это невозможно.
Но вот, наконец, кто-то вышел из ворот. Агриппа, узнавший фигуру своего короля, бесшумно отделился от стены, скрестив руки на груди и слегка склонив голову на бок. Лицо Анрио сияло: молодой правитель Наварры напоминал сейчас кота, объевшегося сметаны.
- Что ж, очевидно, встреча прошла удачно… - подумал д'Обинье, усмехнувшись про себя…


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

63 Re: Улицы Парижа. в Май 6th 2009, 12:17 am

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Увидев фигуру друга, выжидающе глядящего на беарнца, Анрио широко улыбнулся и поприветствовал верного Агриппу:
- Ты, верно, заждался? Прости, друг мой, но когда беседуешь со столь привлекательной женщиной, то никогда не знаешь как долго продлиться ваше общение... Но все-таки кое-что выяснить мне удалось... А главное, у меня еще будет время продолжить наши с ней занимательнейшие беседы.
Произнося это король Наварры продолжал довольно улыбаться майскому солнцу, заливающему узкие парижские улочки.
- Но прежде, чем я продолжу наше восхитительное общение с герцогиней, мы попробуем что-либо выяснить непосредственно в самом центре парижской жизни - при дворе. На маскараде в ратуше. Посмотри, Агриппа, - вдруг отвлекся молодой человек - Вон в той карете женщина... Ты ее видел? По моему это жена графа де Гиш, сенешаля, впрочем теперь уже вдова... Нет, д'Обинье, ты ее видел? Как ты думаешь, она тоже будет присутствовать на маскараде?
Внимание молодого человека привлек экипаж проехавший по узкой улочке, в карете сидели две очаровательнейшие представительницы прекрасного пола и один пожилой сеньор. В одной из прелестных дам Анрио узнал графиню де Гиш, которую он впервые узрел в Гюйэнне... Впрочем мысли молодого короля сейчас были заняты супругой Луи де Гонзага, которую он только что покинул, поэтому проводив карету заинтересованным взглядом, беарнец продолжил:
- А после маскарада я бы хотел продолжить наши разговоры о погоде с мадам Анриеттой...
http://villa-13.mostinfo.ru

64 Re: Улицы Парижа. в Май 6th 2009, 3:07 am

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
- О, Боже, Святая Пятница, - взмолился про себя Агриппа, еле удержавшись от того, чтобы улыбнуться, - нет, это невозможно. Ну что меня держит возле этого человека?! Заждался? И это после четырех часов моего торчания у этой стены?!
Д'Обинье принял самый непринужденный вид из тех, что имелись у него в арсенале и, кивнув, подтвердил абсолютно медовым голосом:
- Заждался. Сир, клянусь честью, Вы сегодня чертовски догадливы!..
Агриппа говорил негромко, чтобы не привлекать внимания. Блеснувшие глаза Беарнца при виде мелькнувшей в окне кареты очаровательной головки и его улыбка, осветившая и так довольное лицо, и превратившая его буквально в подобие солнечного диска, окончательно отрезвили Агриппу и убедили в бесполезности каких-либо ехидных замечаний. Только что расставшись с одной женщиной Генрих уже заглядывается на другую, это в его натуре, тут уж ничего не поделать... День был такой солнечный, что даже несколько часов, проведенных в ожидании, не могли испортить настроения. Молодой человек проводил взглядом карету...
- Да, видел... Но признаться не заострил внимания. Эээээ, погодите, погодите, давайте по порядку... Маскарад? Но.... - д'Обинье пристально взглянул в глаза Анрио, - Черт возьми, Вы же не собираетесь сунуться в центр осиного гнезда?! - молодой человек с размаха опустил руку на плечо короля.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

65 Re: Улицы Парижа. в Май 6th 2009, 3:32 am

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
От эмоционального дружеского жеста Агриппы Генрих скривился и, громко застонав, схватился за потрепанное в сегодняшней постельной битве плечо, на которое в довершение ко всему легла тяжелая рука этого беарнского медведя.
- Уй, осторожнее, эта дикая кошка разодрала мне все плечи! И еще ты, со своими жестами!!!
И через несколько секунд, продышавшись от внезапной боли в поцарапанном плече, продолжил:
-А на маскарад мы просто обязаны пойти, и не спорь со мной. Где как не в этом осином гнезде мы сможем узнать массу интересного. Святая пятница, как плечо-то теперь болит, - потер поврежденное место наваррец, - Мы оденемся так, что никто не сможет нас узнать - на то и карнавал, - беззаботно улыбнулся молодой человек, снова приходя в отличнейшее расположение духа при одной мысли, что сегодня ему предстоит веселиться под самым носом своего венценосного кузена.
http://villa-13.mostinfo.ru

66 Re: Улицы Парижа. в Май 8th 2009, 6:18 pm

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа закусил губу, чтобы не рассмеяться, но чувство собственного достоинства заставило улыбку погаснуть, еще не появившись. Право слово, он готов был бы позавидовать Анрио, если бы не считал любовную интрижку неуместной именно теперь. Молодой человек был не в обиде на своего короля за проведенные на улице несколько лишних часов - то, что Генрих в полном порядке и в хорошем настроении, искупало муки неведения. А саднящие плечи и спина - велика беда! Плата за темперамент дамы не столь уж большая. Зато сохраняются воспоминания по меньшей мере до тех пор, пока не затянутся царапины. Да уж, мадам де Невер пылкая дама. Итак, д'Обинье не был ни обижен ни сердит на своего государя. Он не желал причинить Анрио боль, и так уж вышло, что его невольный хлопок по плечу одновременно окончательно раскрыл подробности исключительно политической встречи правителя Наварры с прелестной герцогиней и стал платой за очередное отвлечение короля от основных обязанностей.
- Таааааааааааак.... - слегка свел брови к переносице Агриппа, - я так понимаю, что намерения Ваши по поводу вышесказанного плана и впрямь чрезвычайно серьезны... Но... - д'Обинье оглянулся, - сказать по правде, я не думаю, что говорить там, где много лишних ушей, слишком уж хорошая идея. Предлагаю устроить подробное обсуждение наших действий на самое ближайшее время уже в более спокойном и надежном месте - то есть дома.
Ради предосторожности д'Обинье, как мы уже заметили, даже говоря со своим королем вполголоса, избегал титуловать его.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

67 Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 12:19 am

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Увидев понимающий взгляд друга, молодой король спрятал довольную усмешку под длинными ресницами. Анрио чувствовал себя слегка виноватым, что заставил Агрпиппу так долго ждать... Впрочем это раскаяние было легким и крайне не долгим. И через секунду большие бархатные глаза Бурбона снова засияли, как у младенца, который наконец-то добрался до конфеты.
- Да, Агриппа, ты прав, пойдем домой, - улыбнулся беарнец, чье отличнейшее расположение духа только усилилось при одной мысли о предстоящей авантюре, - и дома обсудим все детали нашего сегодняшнего, - тут Анрио не удержался от довольного смешка, ибо возможность развлечься за счет венценосного кузена и под самым его носом порядком развеселила наваррского государя, - похода на бал в ратушу.
Произнеся это, молодой человек снова довольно улыбнулся, радуясь теплому, майскому солнечному дню. Анрио прибывал в отличнейшем расположении духа, и даже саднящая боль в рацарапанных плечах, на одно из которых так некстати легла тяжелая рука д"Обинье, была почти приятной...
http://villa-13.mostinfo.ru

68 Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 3:30 am

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
- Сир, - саркастически полюбопытствовал Агриппа, которого порядком вывело из себя настойчивое повторение Его Величеством своей идеи, будто он был из тех людей, что верят в силу слова. - Вы полагаете, что если Вы будете повторять словно заклинание "бал в ратуше", то это поможет всему, что мы, то есть ВЫ запланировали, пройти гладко?
Конечно, на самом деле все было куда проще: Генриху настолько не терпелось пробраться в ратушу и он, предвосхищая авантюру, был так занят этой идеей, что она прорывалась буквально через слово. А д'Обинье, который был против этого похода, это чертовски раздражало. Однако он сам себя не узнавал: подобные проделки государя обычно лишали ответственного и рассудительного Агриппу равновесия. А сегодня вопреки всему он был спокоен, более того - у него было просто превосходное расположение духа. Что так умиротворяюще действовало на верного друга Беарнца - совершенно неясно. Однако же факт оставался фактом. И язвительная реплика была лишь отголоском несостоявшейся бури возмущения.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

69 Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 4:08 am

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
- Не ворчи, Агриппа, ты же и сам прекрасно понимаешь - нам необходим этот бал, - умиротворенно улыбнулся Анрио майской солнечной улице, по которой друзья лениво двигались в сторону своего домишка... Погода явно благоприятствовала прогулкам. За углом стола телега молоденькой зеленщицы, надо заметить, что девушка была прехорошенькой, и беарнец с удовольствием залюбовался молодым упругим телом девицы, максимально обнаженым в глубоком вырезе платья. Вдруг из калитки, напротив которой стояла телега зеленщицы, появилась старушка, тянущая на веревке облезлую козу. Очевидно, что когда-то животное было белой масти, но теперь оно было какое-то желтовато-серое. Коза не хотела идти, упиралась и жалобно блеяла, но старушка не сдавалась, женщина уверенно тянула веревку, на которой была привязана эта упрямая козочка. И вдруг веревка оборвалась... Тот конец, что остался в руках у старухи, был с бранью отброшен на землю возмущенной женщиной, но козе не было никакого дела до хозяйкиного недовольства - животное почувствовало свободу, весну, свежую зелень на лотке у молоденькой зеленщицы и коза понеслась прямо по направлению к телеги. Однако и молоденькая зеленщица не собиралась кормить эту облезлую козу своим товаром, и цыкнула на наглую тварь. Испуганное животное боднуло корзину с яблоками, и сочные, румяные плоды с веселым стуком покатились по брусчатой мостовой. Хорошенькая зеленщица легко спрыгнула с телеги, дабы подобрать свой товар, но не тут то было... Девчонка тут же поскользнулась на яблоках раскатившихся у нее под ногами. Молодые люди только и успели обратить внимание на ворох пышных юбок, мелькнувших в воздухе
http://villa-13.mostinfo.ru

70 Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 4:55 am

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
Молодые люди, беседуя, неторопливо шли по улице, уже оживленной и наполненной шумом и гамом. Это было неповторимое сочетание окриков торговцев, скрипов телег, звонких голосов уличных мальчишек, которые ухитрялись ловко стянуть у зазевавшегося торговца то большое красное яблоко, то еще что-нибудь съестное. После этого мостовая оказывалась украшена еще одним огрызком. Огрызок, между прочим, был еще и превосходным метательным снарядом - орудием, направляемым против неприглянувшегося на свою беду прохожего. Итак, господин и его подданный, или вернее сказать, друзья шли по одной из улиц, что разрезала сердце Парижа - его центр.
Разыгрывающаяся сценка тут же привлекла их внимание, ибо была до невероятия забавной - начиная мастью этой злосчастной козы и заканчивая самодовольным видом молоденькой продавщицы, искренне возмущенной поведением животного. Возможно, мотивом к поведению козы послужило кроме гнилой веревки еще и то, что несчастное парнокопытное было явно голодно - старуха не имела возможности хорошо кормить козу, бока которой могли бы быть куда как более округлыми, даже несмотря на почтенный возраст животного. Итак, как уже было сказано, коза потянулась к манящей зелени, веревка оборвалась. А желавшая отогнать козу девица оказалась жертвой собственного товара. Возможно, и стоило пожертвовать небольшим пучком зелени в пользу животного?.. Тогда яблоки остались бы целы. Но как бы там ни было - а ножки зеленщицы разъехались на подкатившемся яблоке, взвизгнув она покачнулась...и конечно рухнула бы на землю в довершение всех ее сегодняшних неприятностей, но в Агриппе, который был, как мы помним, в отличном настроении, вдруг взыграла галантность. Он сделал рывок вперед, впрочем, ни на что не надеясь. Юбки молоденькой зеленщицы уже мелькнули в воздухе. Кажется, было поздно. Но нет - каким-то чудом ему удалось подхватить девицу почти у самой земли. Инерция и тяжесть тела девушки едва не заставили его самого оказаться на мостовой. Падение зеленщицы было предотвращено, зато вместо этого она оказалась в объятиях дворянина, совершенно обескураженного произошедшим. Молодой человек благодарил небеса за то, что все-таки сумел удержаться на ногах. Хорош бы он был, окажись он на земле, да еще и с упавшей сверху девицей!
- Впредь будьте осторожнее, мадемуазель, - досадливо проворчал д'Обинье, отпуская покрасневшую как мак спасенную от падения девицу. Черт возьми, сегодняшний день был и в самом деле из рук вон выходящим!


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

71 Re: Улицы Парижа. в Май 10th 2009, 4:52 pm

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Анрио не успел заметить того момента, когда Агриппа неожиданно рванулся в сторону и схватил падающую девицу в свои объятия. Всё произошло почти мгновенно. Вот он мирно шагает рядом с королём и вот уже стоит с ошеломлённым лицом, прижимая к груди ошалевшую от неожиданности и страха девушку. Наваррский моргнул, пытаясь сообразить: как так получилось? Наконец, осознав и приняв реальность в том виде, в котором она предстала его глазам, он улыбнулся. Оглядел скульптурную композицию: Д'Обинье - спаситель молоденьких зеленщиц, и на дне его бездонных карих глаз зажглась озорная искорка веселья. Сделав несколько шагов по направлению к тележке, возле которой разыгралась эта забавная пантомима, молодой человек наклонился и поднял с мостовой далеко откатившееся спелое яблоко. Оглядев его задумчивым и оценивающим взглядом, Генрих нашёл данный плод древа познания вполне съедобным. И, недолго думая, небрежно отёр его о край плаща и с хрустом откусил. Прожевав, беарнец уставился в упор на своего приятеля и очень спокойным голосом - даже с некоторыми нотками официальности - произнёс:
- Сударь, Вы поступили, несомненно, благородно, спасая эту юную особу от неминуемого падения и утраты столь ценной для молодой женщины репутации. Если не сказать более - чести. Однако, позвольте заметить Вам, что столь благой поступок, ежели посмотреть на него с другой стороны, начинает выглядеть весьма опрометчиво.
Сделав многозначительную паузу, наваррец продолжил осуждающим тоном, укоризненно глядя на своего самого верного подданого.
- Во-первых, Вы изволили поторопиться, что не делает Вам чести. Объяснять причины, по которым Ваша торопливость в данном случае неуместна, позвольте, я не стану. И, наконец, во-вторых, что меня особенно огорчает... Совершив доброе дело, Вы теперь вынуждены расплатиться. Держали ли Вы эту девицу в своих объятиях долее отведённого этикетом срока? Несомненно! Стало быть, я вынужден благословить Вас, сын мой. Вы ведь не оставите бедную девушку с таким позором?
Конечно, молодой король дурачился. Это должен был понять и Агриппа и юная продавщица, но Анрио умел бывать убедительным и серьёзным настолько, что даже самые нелепые глупости звучали из его уст едва ли не сводом законов.
http://villa-13.mostinfo.ru

72 Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 2:09 am

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
Молодой человек даже не сомневался, что после подобного случая государь отыграется сполна за все его, Агриппы, нравоучения, когда либо слетавшие с его уст и уже примирился с тем, что в ближайшие несколько часов на нем отточат язык. Но сдаваться без достойного ответа и не думал, осознавая, что у него найдется чем крыть. Прекрасно зная своего короля, д'Обинье видел скрытую досаду - Анрио прозевал возможность подхватить поскользнувшуюся девицу. По правде, Агриппа был бы вовсе не прочь уступить эту "честь" и удовольствие королю. Но вышло так, что д'Обинье шел слегка впереди государя, как он имел обыкновение делать, когда на улице было много народа. Генрих был рядом, верный товарищ мог его видеть боковым зрением, но в то же время имел возможность предостеречь особенно невежливые толчки и принять их на свое плечо. Итак, достаточно было доли секунды, чтобы Генрих пропустил возможность оказать помощь, находясь за плечом друга. Если бы король не был загорожен, то Агриппа готов был бы дать руку на отсечение, да что там на отсечение - даже согласился бы не отнимая спалить ее на медленном огне, как Муций Сцевола, - в подтверждение клятвы в том, что беарнец с присущей ему ловкостью и увертливостью проделал бы ровно то же самое. С той только разницей, что, поймав смазливую девицу, повел бы себя совсем иначе. А так судьба повернулась иным боком, и молодой человек был вынужден сносить то, что на него обрушится вдобавок к девице.
Д'Обинье отлично знал шуточки Генриха. И, черт побери, ни в одном случае сыгранная государем шутка не казалась уместной (по крайней мере, в этом были уверены "пострадавшие"). У Анрио была весьма специфическая манера шутить. На самом же деле специфической она была только лишь потому, что со свойственной ему проницательностью молодой король всегда давил именно на те стороны, что сильнее всего отличали тех, к кому обращалась его бурная фантазия вкупе с острым языком. Но сейчас, право, это было уже слишком! Хорошо место и, главное, тема для шуток! Право слово, молодому человеку показалось, что все шуточки его короля до сего момента вместе взятые - ничто по сравнению с тем, как он обернул эту милую пасторальную картину. Д'Обинье тут же понял, что срок, примерно определенный им на искупление своего же собственного внезапного порыва неуместного альтруизма, был определен неверно. Государь не успокоится и не даст ему покоя подколками куда как дольше.
И, признаться, молодой человек с огромным трудом подавил в себе огромное желание прямо сейчас преодолеть те пару шагов, что отделяли его от Генриха и еще раз проявить дружеское расположение, хлопнув его разочек, на сей раз по спине. Да покрепче. И на этот раз нарочно, Святая Пятница, раз он никак не может угомониться после приятно проведенных часов "политической" встречи! Но слишком уж было забавно это дурачество, чтобы отвечать на него серьезно.
- Сударь, - выдерживая пристальный взгляд немедленно парировал Агриппа на изыскания своего короля. Генрих, кажется, за время пребывания в Париже соскучился по неракскому двору и возможности принимать важный вид. Тон молодого человека, также как его лицо, был пресерьезным. – Во-первых, хоть Вы и благословляете союзы как Господь Бог, но вспомните-ка, какой именно грех привел его противника к низвержению с небес?* - менторским тоном заявил Агриппа, - Ай-яй, сударь, ай-яй. Во-вторых, истории, в которых участвует яблоко, частенько кончаются весьма плохо. Лично я знаю как минимум 2 преизвестных случая. А потому идемте, покамест нам удалось нарушить традицию - Ева спасена от падения.
Д'Обинье обуревали противоречивые чувства: он бы взорвался от ярости и досады, если бы одновременно не чувствовал, что готов расхохотаться. Однако, продолжать забавную комедию и светиться в центре Парижа не было возможности – они и так привлекли внимание, что Агриппа и показал королю более чем выразительным взглядом. Потому молодой человек, кивнув «несостоявшейся невесте», подхватил под локоть своего государя, дабы продолжать их путь.

*Зависть


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

73 Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 2:36 am

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Генрих, сказать по правде, ожидал большего. Гнева, злости, бури эмоций. Однако верный Агриппа повёл себя на удивление благоразумно. Впрочем, тому была масса причин, которые отлично осознавал и сам Наваррский. Париж, и раньше не славившийся гостеприимством по отношению к молодому королю и его приверженцам, теперь и вовсе превратился в потревоженное осиное гнездо. Следовало соблюдать предельную осторожность, поэтому беарнец не стал продолжать начатую было весёлую игру. Приветливо улыбнувшись юной продавщице зелени, оставшейся обескуражено стоять посреди мостовой у разорённой тележки, он легко последовал за Д’Обинье. Но на ходу всё-таки не смог удержаться от маленькой колкости в адрес друга:
- Что же, копилка твоих воистину безграничных знаний об историях с яблоками едва не пополнилась ещё одним примером. Причём, насколько могу судить, столь же плачевным, как и те два, что были здесь уже упомянуты. – улыбаясь, нахально заявил Анрио.
Наследник Бурбонов прекрасно чувствовал, что их спор с Агриппой на эту тему отнюдь не закончен. И основная схватка только впереди. Это ощущение внутренней собранности, напряжённости и упругости доставляло ему немалое удовольствие. Наваррец был от природы порывист, вспыльчив. Легко загорался и увлекался, но медленно остывал. Однажды изготовившись к заранее предугаданной реакции, он терпеливо дожидался её, абсолютно уверенный в правоте своих умозаключений. И, как нередко случается с уверенными в себе и целостными людьми, его предсказания сбывались с поразительной пунктуальностью.
http://villa-13.mostinfo.ru

74 Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 3:18 am

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
Д'Обинье раздраженно фыркнул. Теперь, когда они уже миновали оживленные улицы, молодой человек мог дать выход своему негодованию:
- Плачевным?!! Во всяком случае, Купидон из Вас, мягко говоря, неважный, Ваше Величество! - ехидно прошипел он на бессовестно-непринужденное замечание Анрио.
Он еще и язвит!!!
На самом деле, если быть честными, то молодого человека грызла досада на самого себя - совсем не к месту было то, что он бросился помогать этой девице. Фактически, Агриппа переступил через собственные же принципы, из-за которых все время происходили его баталии с Генрихом. Но это произошло как-то само собой - на уровне рефлекса. Как мы уже говорили, он сам не понял, каким образом подхватил эту зеленщицу. Но д'Обинье скорее готов был умереть, чем признать свою неправоту, он был чертовски упрям. Ну, он был хорош... Но государь-то, государь! Радостно подхватил ситуацию его промаха, вместо того, чтобы сообразить - они должны как можно меньше привлекать внимания! В этом весь Генрих. Молодому человеку стоило чудовищных усилий сдержаться в людном месте, да и сейчас они уже удалились от места происшествия, которое могло вызвать улыбку, уравновешивавшую раздражение. Потому теперь д'Обинье снова охватывала подогретая колкостью короля ярость. Между двумя друзьями явно намечалась очередная словесная баталия - огневые залпы уже рокотали в голосе возмущенного Агриппы.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

75 Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 3:41 pm

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Услышав возмущённый голос Агриппы, беарнец вздрогнул. Молодой человек успел задуматься и несколько отвлечься от недавнего происшествия. Генрих вполне справедливо предполагал, что продолжение обязательно последует, только не так скоро. Значит, Д’Обинье рассердился не на шутку. Наваррскому совсем не хотелось повторения глупой ссоры, случившейся между приятелями как-то на днях, но смолчать он никак не мог. Воистину: язык мой – враг мой.
- Купидон, согласен, из меня никудышний. – радостно подтвердил Анрио. - Зато пастырь и государь, по-моему, преотличнейший! – добавил он самодовольно.
Высоко задрав подбородок и нарочито выпятив грудь, веселящийся Бурбон сделал несколько шагов, наглядно демонстрируя своему верноподданному правоту прозвучавших слов.
-Святая пятница! Нет, ты только вдумайся: кто, кроме меня, станет так печься о благе вассалов и об устойчивости нашего общества?! Где ты ещё найдёшь монарха, который самолично стремился бы устроить счастье своих слуг? И, заметь, ежесекундно!
Юный обладатель наваррской короны так вошёл в роль, что даже голос у него сделался сурово-назидательным, с лёгкими нотками недовольства, какие можно услышать у терпеливого наставника, в сотый и может быть даже тысячный раз объясняющего нерадивому ученику правила латинской грамматики.
Внутри же у Генриха бушевала разудалая гроза. Дышалось ему легко и непринуждённо. Пьянящий воздух Парижа кружил голову. Воспоминания о прошедшем вечере туманили разум и застилали томной поволокой проникновенно-нежный взгляд. Несколько случайных прохожих, среди которых преобладали хорошенькие горничные и молоденькие торговки, пугливо жавшиеся к домам, пропуская знатных господ и провожая их жадными глазами, даже попытались игриво улыбнуться обаятельному дворянину, задиристым петушком вышагивающему по гулкой мостовой. Анрио это невинное развлечение доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие. Он щурился, словно сытый кот, и посылал в ответ такие сверкающие улыбки, полные страстного огня, кипевшего в его жилах, что девицы, казавшиеся себе до сих пор чрезвычайно смелыми и решительными, были вынуждены скромно опускать взор и мучительно краснеть.
И тут произошло непредвиденное. Фортуна, которая с материнской улыбкой наблюдала за шаловливыми выходками одного из своих сыновей, буквально на мгновение отвлеклась, чтобы посмотреть ещё в чью-то сторону, и этого краткого мига хватило, чтобы справедливость восторжествовала. Громко хохоча и размахивая увесистой дубиной добра, возмездие настигло самоуверенного юнца королевских кровей. Стреляя по сторонам глазками, безумолчно болтая с Д’Обинье и паясничая, наваррец совсем оторвался от суетных земных забот, за что немедленно и поплатился.
По узенькой улочке на всём скаку промчался одинокий всадник, плотно закутанный в длинный плащ. Брызнула из-под копыт жидкая грязь и бросились в рассыпную редкие пешеходы. Послышалось несколько воплей и проклятий, посланных в догонку лихому наезднику. Анрио, отличавшийся хорошей реакцией, мгновенно прыгнул в сторону, чтобы очутиться прижатым к шершавой каменной стене. И всё бы, наверное, могло пройти благополучно, если бы не упомянутые выше обстоятельства. Под ноги молодому королю попался один из тех злополучных огрызков, которых так много на улицах благословенной столицы цветущей Франции. Проклятые уличные мальчишки! Проклятые торговки! Проклятые сады, где выращивают эти коварные фрукты!
Подскользнувшись, беарнец не устоял на ногах и опустился на одно колено прямо у ног какой-то девицы, испуганно прижимавшей к груди небольшую плетёную корзинку и смотревшей на всё происходящее огромными синими глазищами в пол-лица.
http://villa-13.mostinfo.ru

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 3 из 4]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать блог