Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 3 из 4]


1Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Улицы Парижа. в Октябрь 4th 2008, 5:14 pm

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Первое сообщение в теме :

Ходить по ним ночью бывает опасно.
http://www.monsoreau.com

61Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 5th 2009, 10:00 pm

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Особняк герцогини де Невер. От ворот до дома.
Оказавшись на улице, залитой послеполуденным майским солнцем, Анрио огляделся в поисках своего верного друга Обинье. Беарнец отлично понимал, что его визит к герцогине хотя и не был столь плодотворен, как он надеялся, но все же дал наваррскому государю кое- какую информацию о ситуации при дворе, и возможно несколько укрепил отношения с мадам де Невер - женщиной весьма и весьма искушенной в политических интригах... Женщиной, которая при желании может быть очень полезна.
- И не только в политических, - подумал молодой человек, щурясь на майском солнце, как сытый кот. Однако нельзя было не признать, что беарнец явно хотел добиться от своей сегодняшней собеседнице значительно большего, нежели получил:
- Ну да ничего, еще не вечер, - усмехнулся молодой король, любуясь прелестями проходящей мимо хорошенькой горожанки.
http://villa-13.mostinfo.ru

62Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 5th 2009, 11:26 pm

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Шли минуты, часы, а Агриппа все стоял на улице. Молодой человек был занят размышлениями, однако время тянулось бесконечно. Д'Обинье казалось, что за те часы, что он провел облокотившись на стену, можно было обдумать не только все возможные шансы, которыми они могут воспользоваться для решения своих парижских дел, не только все проблемы, которые могут возникнуть, но и все истоки мироздания и все вопросы, которыми когда-либо задавалось человечество.
- Если так будет продолжаться, - ворчал про себя молодой человек, стиснув зубы, - я окончательно превращусь в философа.
Вот закончилось время, которое мысленно Агриппа отвел королю на разговор с герцогиней, прошло еще полчаса, но государь не появлялся. Постепенно молодой человек начал волноваться. Нельзя было забывать о том, что герцогиня принадлежит к дому Гизов. Мало ли что могло произойти в этом доме? Но когда от момента, когда Генрих скрылся в особняке, прошло уже почти четыре часа, д'Обинье вынужден был признать, что не стоит забывать и о том, что мадам де Невер, кроме всего прочего, еще и чертовски привлекательная женщина. Это справедливое рассуждение заставило его поднять глаза к небу и чертыхнуться про себя. Нет, молодой человек был отнюдь не против любовных приключений, но, во-первых, он справедливо считал, что стоит соразмерять их количество, а во-вторых, был полностью уверен в том, что необходимо разделять дело и приятное времяпрепровождение. Генрих всегда хочет успеть все сразу, одновременно, а это невозможно.
Но вот, наконец, кто-то вышел из ворот. Агриппа, узнавший фигуру своего короля, бесшумно отделился от стены, скрестив руки на груди и слегка склонив голову на бок. Лицо Анрио сияло: молодой правитель Наварры напоминал сейчас кота, объевшегося сметаны.
- Что ж, очевидно, встреча прошла удачно… - подумал д'Обинье, усмехнувшись про себя…


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

63Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 6th 2009, 12:17 am

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Увидев фигуру друга, выжидающе глядящего на беарнца, Анрио широко улыбнулся и поприветствовал верного Агриппу:
- Ты, верно, заждался? Прости, друг мой, но когда беседуешь со столь привлекательной женщиной, то никогда не знаешь как долго продлиться ваше общение... Но все-таки кое-что выяснить мне удалось... А главное, у меня еще будет время продолжить наши с ней занимательнейшие беседы.
Произнося это король Наварры продолжал довольно улыбаться майскому солнцу, заливающему узкие парижские улочки.
- Но прежде, чем я продолжу наше восхитительное общение с герцогиней, мы попробуем что-либо выяснить непосредственно в самом центре парижской жизни - при дворе. На маскараде в ратуше. Посмотри, Агриппа, - вдруг отвлекся молодой человек - Вон в той карете женщина... Ты ее видел? По моему это жена графа де Гиш, сенешаля, впрочем теперь уже вдова... Нет, д'Обинье, ты ее видел? Как ты думаешь, она тоже будет присутствовать на маскараде?
Внимание молодого человека привлек экипаж проехавший по узкой улочке, в карете сидели две очаровательнейшие представительницы прекрасного пола и один пожилой сеньор. В одной из прелестных дам Анрио узнал графиню де Гиш, которую он впервые узрел в Гюйэнне... Впрочем мысли молодого короля сейчас были заняты супругой Луи де Гонзага, которую он только что покинул, поэтому проводив карету заинтересованным взглядом, беарнец продолжил:
- А после маскарада я бы хотел продолжить наши разговоры о погоде с мадам Анриеттой...
http://villa-13.mostinfo.ru

64Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 6th 2009, 3:07 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
- О, Боже, Святая Пятница, - взмолился про себя Агриппа, еле удержавшись от того, чтобы улыбнуться, - нет, это невозможно. Ну что меня держит возле этого человека?! Заждался? И это после четырех часов моего торчания у этой стены?!
Д'Обинье принял самый непринужденный вид из тех, что имелись у него в арсенале и, кивнув, подтвердил абсолютно медовым голосом:
- Заждался. Сир, клянусь честью, Вы сегодня чертовски догадливы!..
Агриппа говорил негромко, чтобы не привлекать внимания. Блеснувшие глаза Беарнца при виде мелькнувшей в окне кареты очаровательной головки и его улыбка, осветившая и так довольное лицо, и превратившая его буквально в подобие солнечного диска, окончательно отрезвили Агриппу и убедили в бесполезности каких-либо ехидных замечаний. Только что расставшись с одной женщиной Генрих уже заглядывается на другую, это в его натуре, тут уж ничего не поделать... День был такой солнечный, что даже несколько часов, проведенных в ожидании, не могли испортить настроения. Молодой человек проводил взглядом карету...
- Да, видел... Но признаться не заострил внимания. Эээээ, погодите, погодите, давайте по порядку... Маскарад? Но.... - д'Обинье пристально взглянул в глаза Анрио, - Черт возьми, Вы же не собираетесь сунуться в центр осиного гнезда?! - молодой человек с размаха опустил руку на плечо короля.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

65Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 6th 2009, 3:32 am

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
От эмоционального дружеского жеста Агриппы Генрих скривился и, громко застонав, схватился за потрепанное в сегодняшней постельной битве плечо, на которое в довершение ко всему легла тяжелая рука этого беарнского медведя.
- Уй, осторожнее, эта дикая кошка разодрала мне все плечи! И еще ты, со своими жестами!!!
И через несколько секунд, продышавшись от внезапной боли в поцарапанном плече, продолжил:
-А на маскарад мы просто обязаны пойти, и не спорь со мной. Где как не в этом осином гнезде мы сможем узнать массу интересного. Святая пятница, как плечо-то теперь болит, - потер поврежденное место наваррец, - Мы оденемся так, что никто не сможет нас узнать - на то и карнавал, - беззаботно улыбнулся молодой человек, снова приходя в отличнейшее расположение духа при одной мысли, что сегодня ему предстоит веселиться под самым носом своего венценосного кузена.
http://villa-13.mostinfo.ru

66Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 8th 2009, 6:18 pm

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа закусил губу, чтобы не рассмеяться, но чувство собственного достоинства заставило улыбку погаснуть, еще не появившись. Право слово, он готов был бы позавидовать Анрио, если бы не считал любовную интрижку неуместной именно теперь. Молодой человек был не в обиде на своего короля за проведенные на улице несколько лишних часов - то, что Генрих в полном порядке и в хорошем настроении, искупало муки неведения. А саднящие плечи и спина - велика беда! Плата за темперамент дамы не столь уж большая. Зато сохраняются воспоминания по меньшей мере до тех пор, пока не затянутся царапины. Да уж, мадам де Невер пылкая дама. Итак, д'Обинье не был ни обижен ни сердит на своего государя. Он не желал причинить Анрио боль, и так уж вышло, что его невольный хлопок по плечу одновременно окончательно раскрыл подробности исключительно политической встречи правителя Наварры с прелестной герцогиней и стал платой за очередное отвлечение короля от основных обязанностей.
- Таааааааааааак.... - слегка свел брови к переносице Агриппа, - я так понимаю, что намерения Ваши по поводу вышесказанного плана и впрямь чрезвычайно серьезны... Но... - д'Обинье оглянулся, - сказать по правде, я не думаю, что говорить там, где много лишних ушей, слишком уж хорошая идея. Предлагаю устроить подробное обсуждение наших действий на самое ближайшее время уже в более спокойном и надежном месте - то есть дома.
Ради предосторожности д'Обинье, как мы уже заметили, даже говоря со своим королем вполголоса, избегал титуловать его.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

67Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 12:19 am

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Увидев понимающий взгляд друга, молодой король спрятал довольную усмешку под длинными ресницами. Анрио чувствовал себя слегка виноватым, что заставил Агрпиппу так долго ждать... Впрочем это раскаяние было легким и крайне не долгим. И через секунду большие бархатные глаза Бурбона снова засияли, как у младенца, который наконец-то добрался до конфеты.
- Да, Агриппа, ты прав, пойдем домой, - улыбнулся беарнец, чье отличнейшее расположение духа только усилилось при одной мысли о предстоящей авантюре, - и дома обсудим все детали нашего сегодняшнего, - тут Анрио не удержался от довольного смешка, ибо возможность развлечься за счет венценосного кузена и под самым его носом порядком развеселила наваррского государя, - похода на бал в ратушу.
Произнеся это, молодой человек снова довольно улыбнулся, радуясь теплому, майскому солнечному дню. Анрио прибывал в отличнейшем расположении духа, и даже саднящая боль в рацарапанных плечах, на одно из которых так некстати легла тяжелая рука д"Обинье, была почти приятной...
http://villa-13.mostinfo.ru

68Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 3:30 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
- Сир, - саркастически полюбопытствовал Агриппа, которого порядком вывело из себя настойчивое повторение Его Величеством своей идеи, будто он был из тех людей, что верят в силу слова. - Вы полагаете, что если Вы будете повторять словно заклинание "бал в ратуше", то это поможет всему, что мы, то есть ВЫ запланировали, пройти гладко?
Конечно, на самом деле все было куда проще: Генриху настолько не терпелось пробраться в ратушу и он, предвосхищая авантюру, был так занят этой идеей, что она прорывалась буквально через слово. А д'Обинье, который был против этого похода, это чертовски раздражало. Однако он сам себя не узнавал: подобные проделки государя обычно лишали ответственного и рассудительного Агриппу равновесия. А сегодня вопреки всему он был спокоен, более того - у него было просто превосходное расположение духа. Что так умиротворяюще действовало на верного друга Беарнца - совершенно неясно. Однако же факт оставался фактом. И язвительная реплика была лишь отголоском несостоявшейся бури возмущения.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

69Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 4:08 am

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
- Не ворчи, Агриппа, ты же и сам прекрасно понимаешь - нам необходим этот бал, - умиротворенно улыбнулся Анрио майской солнечной улице, по которой друзья лениво двигались в сторону своего домишка... Погода явно благоприятствовала прогулкам. За углом стола телега молоденькой зеленщицы, надо заметить, что девушка была прехорошенькой, и беарнец с удовольствием залюбовался молодым упругим телом девицы, максимально обнаженым в глубоком вырезе платья. Вдруг из калитки, напротив которой стояла телега зеленщицы, появилась старушка, тянущая на веревке облезлую козу. Очевидно, что когда-то животное было белой масти, но теперь оно было какое-то желтовато-серое. Коза не хотела идти, упиралась и жалобно блеяла, но старушка не сдавалась, женщина уверенно тянула веревку, на которой была привязана эта упрямая козочка. И вдруг веревка оборвалась... Тот конец, что остался в руках у старухи, был с бранью отброшен на землю возмущенной женщиной, но козе не было никакого дела до хозяйкиного недовольства - животное почувствовало свободу, весну, свежую зелень на лотке у молоденькой зеленщицы и коза понеслась прямо по направлению к телеги. Однако и молоденькая зеленщица не собиралась кормить эту облезлую козу своим товаром, и цыкнула на наглую тварь. Испуганное животное боднуло корзину с яблоками, и сочные, румяные плоды с веселым стуком покатились по брусчатой мостовой. Хорошенькая зеленщица легко спрыгнула с телеги, дабы подобрать свой товар, но не тут то было... Девчонка тут же поскользнулась на яблоках раскатившихся у нее под ногами. Молодые люди только и успели обратить внимание на ворох пышных юбок, мелькнувших в воздухе
http://villa-13.mostinfo.ru

70Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 9th 2009, 4:55 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Молодые люди, беседуя, неторопливо шли по улице, уже оживленной и наполненной шумом и гамом. Это было неповторимое сочетание окриков торговцев, скрипов телег, звонких голосов уличных мальчишек, которые ухитрялись ловко стянуть у зазевавшегося торговца то большое красное яблоко, то еще что-нибудь съестное. После этого мостовая оказывалась украшена еще одним огрызком. Огрызок, между прочим, был еще и превосходным метательным снарядом - орудием, направляемым против неприглянувшегося на свою беду прохожего. Итак, господин и его подданный, или вернее сказать, друзья шли по одной из улиц, что разрезала сердце Парижа - его центр.
Разыгрывающаяся сценка тут же привлекла их внимание, ибо была до невероятия забавной - начиная мастью этой злосчастной козы и заканчивая самодовольным видом молоденькой продавщицы, искренне возмущенной поведением животного. Возможно, мотивом к поведению козы послужило кроме гнилой веревки еще и то, что несчастное парнокопытное было явно голодно - старуха не имела возможности хорошо кормить козу, бока которой могли бы быть куда как более округлыми, даже несмотря на почтенный возраст животного. Итак, как уже было сказано, коза потянулась к манящей зелени, веревка оборвалась. А желавшая отогнать козу девица оказалась жертвой собственного товара. Возможно, и стоило пожертвовать небольшим пучком зелени в пользу животного?.. Тогда яблоки остались бы целы. Но как бы там ни было - а ножки зеленщицы разъехались на подкатившемся яблоке, взвизгнув она покачнулась...и конечно рухнула бы на землю в довершение всех ее сегодняшних неприятностей, но в Агриппе, который был, как мы помним, в отличном настроении, вдруг взыграла галантность. Он сделал рывок вперед, впрочем, ни на что не надеясь. Юбки молоденькой зеленщицы уже мелькнули в воздухе. Кажется, было поздно. Но нет - каким-то чудом ему удалось подхватить девицу почти у самой земли. Инерция и тяжесть тела девушки едва не заставили его самого оказаться на мостовой. Падение зеленщицы было предотвращено, зато вместо этого она оказалась в объятиях дворянина, совершенно обескураженного произошедшим. Молодой человек благодарил небеса за то, что все-таки сумел удержаться на ногах. Хорош бы он был, окажись он на земле, да еще и с упавшей сверху девицей!
- Впредь будьте осторожнее, мадемуазель, - досадливо проворчал д'Обинье, отпуская покрасневшую как мак спасенную от падения девицу. Черт возьми, сегодняшний день был и в самом деле из рук вон выходящим!


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

71Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 10th 2009, 4:52 pm

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Анрио не успел заметить того момента, когда Агриппа неожиданно рванулся в сторону и схватил падающую девицу в свои объятия. Всё произошло почти мгновенно. Вот он мирно шагает рядом с королём и вот уже стоит с ошеломлённым лицом, прижимая к груди ошалевшую от неожиданности и страха девушку. Наваррский моргнул, пытаясь сообразить: как так получилось? Наконец, осознав и приняв реальность в том виде, в котором она предстала его глазам, он улыбнулся. Оглядел скульптурную композицию: Д'Обинье - спаситель молоденьких зеленщиц, и на дне его бездонных карих глаз зажглась озорная искорка веселья. Сделав несколько шагов по направлению к тележке, возле которой разыгралась эта забавная пантомима, молодой человек наклонился и поднял с мостовой далеко откатившееся спелое яблоко. Оглядев его задумчивым и оценивающим взглядом, Генрих нашёл данный плод древа познания вполне съедобным. И, недолго думая, небрежно отёр его о край плаща и с хрустом откусил. Прожевав, беарнец уставился в упор на своего приятеля и очень спокойным голосом - даже с некоторыми нотками официальности - произнёс:
- Сударь, Вы поступили, несомненно, благородно, спасая эту юную особу от неминуемого падения и утраты столь ценной для молодой женщины репутации. Если не сказать более - чести. Однако, позвольте заметить Вам, что столь благой поступок, ежели посмотреть на него с другой стороны, начинает выглядеть весьма опрометчиво.
Сделав многозначительную паузу, наваррец продолжил осуждающим тоном, укоризненно глядя на своего самого верного подданого.
- Во-первых, Вы изволили поторопиться, что не делает Вам чести. Объяснять причины, по которым Ваша торопливость в данном случае неуместна, позвольте, я не стану. И, наконец, во-вторых, что меня особенно огорчает... Совершив доброе дело, Вы теперь вынуждены расплатиться. Держали ли Вы эту девицу в своих объятиях долее отведённого этикетом срока? Несомненно! Стало быть, я вынужден благословить Вас, сын мой. Вы ведь не оставите бедную девушку с таким позором?
Конечно, молодой король дурачился. Это должен был понять и Агриппа и юная продавщица, но Анрио умел бывать убедительным и серьёзным настолько, что даже самые нелепые глупости звучали из его уст едва ли не сводом законов.
http://villa-13.mostinfo.ru

72Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 2:09 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Молодой человек даже не сомневался, что после подобного случая государь отыграется сполна за все его, Агриппы, нравоучения, когда либо слетавшие с его уст и уже примирился с тем, что в ближайшие несколько часов на нем отточат язык. Но сдаваться без достойного ответа и не думал, осознавая, что у него найдется чем крыть. Прекрасно зная своего короля, д'Обинье видел скрытую досаду - Анрио прозевал возможность подхватить поскользнувшуюся девицу. По правде, Агриппа был бы вовсе не прочь уступить эту "честь" и удовольствие королю. Но вышло так, что д'Обинье шел слегка впереди государя, как он имел обыкновение делать, когда на улице было много народа. Генрих был рядом, верный товарищ мог его видеть боковым зрением, но в то же время имел возможность предостеречь особенно невежливые толчки и принять их на свое плечо. Итак, достаточно было доли секунды, чтобы Генрих пропустил возможность оказать помощь, находясь за плечом друга. Если бы король не был загорожен, то Агриппа готов был бы дать руку на отсечение, да что там на отсечение - даже согласился бы не отнимая спалить ее на медленном огне, как Муций Сцевола, - в подтверждение клятвы в том, что беарнец с присущей ему ловкостью и увертливостью проделал бы ровно то же самое. С той только разницей, что, поймав смазливую девицу, повел бы себя совсем иначе. А так судьба повернулась иным боком, и молодой человек был вынужден сносить то, что на него обрушится вдобавок к девице.
Д'Обинье отлично знал шуточки Генриха. И, черт побери, ни в одном случае сыгранная государем шутка не казалась уместной (по крайней мере, в этом были уверены "пострадавшие"). У Анрио была весьма специфическая манера шутить. На самом же деле специфической она была только лишь потому, что со свойственной ему проницательностью молодой король всегда давил именно на те стороны, что сильнее всего отличали тех, к кому обращалась его бурная фантазия вкупе с острым языком. Но сейчас, право, это было уже слишком! Хорошо место и, главное, тема для шуток! Право слово, молодому человеку показалось, что все шуточки его короля до сего момента вместе взятые - ничто по сравнению с тем, как он обернул эту милую пасторальную картину. Д'Обинье тут же понял, что срок, примерно определенный им на искупление своего же собственного внезапного порыва неуместного альтруизма, был определен неверно. Государь не успокоится и не даст ему покоя подколками куда как дольше.
И, признаться, молодой человек с огромным трудом подавил в себе огромное желание прямо сейчас преодолеть те пару шагов, что отделяли его от Генриха и еще раз проявить дружеское расположение, хлопнув его разочек, на сей раз по спине. Да покрепче. И на этот раз нарочно, Святая Пятница, раз он никак не может угомониться после приятно проведенных часов "политической" встречи! Но слишком уж было забавно это дурачество, чтобы отвечать на него серьезно.
- Сударь, - выдерживая пристальный взгляд немедленно парировал Агриппа на изыскания своего короля. Генрих, кажется, за время пребывания в Париже соскучился по неракскому двору и возможности принимать важный вид. Тон молодого человека, также как его лицо, был пресерьезным. – Во-первых, хоть Вы и благословляете союзы как Господь Бог, но вспомните-ка, какой именно грех привел его противника к низвержению с небес?* - менторским тоном заявил Агриппа, - Ай-яй, сударь, ай-яй. Во-вторых, истории, в которых участвует яблоко, частенько кончаются весьма плохо. Лично я знаю как минимум 2 преизвестных случая. А потому идемте, покамест нам удалось нарушить традицию - Ева спасена от падения.
Д'Обинье обуревали противоречивые чувства: он бы взорвался от ярости и досады, если бы одновременно не чувствовал, что готов расхохотаться. Однако, продолжать забавную комедию и светиться в центре Парижа не было возможности – они и так привлекли внимание, что Агриппа и показал королю более чем выразительным взглядом. Потому молодой человек, кивнув «несостоявшейся невесте», подхватил под локоть своего государя, дабы продолжать их путь.

*Зависть


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

73Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 2:36 am

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Генрих, сказать по правде, ожидал большего. Гнева, злости, бури эмоций. Однако верный Агриппа повёл себя на удивление благоразумно. Впрочем, тому была масса причин, которые отлично осознавал и сам Наваррский. Париж, и раньше не славившийся гостеприимством по отношению к молодому королю и его приверженцам, теперь и вовсе превратился в потревоженное осиное гнездо. Следовало соблюдать предельную осторожность, поэтому беарнец не стал продолжать начатую было весёлую игру. Приветливо улыбнувшись юной продавщице зелени, оставшейся обескуражено стоять посреди мостовой у разорённой тележки, он легко последовал за Д’Обинье. Но на ходу всё-таки не смог удержаться от маленькой колкости в адрес друга:
- Что же, копилка твоих воистину безграничных знаний об историях с яблоками едва не пополнилась ещё одним примером. Причём, насколько могу судить, столь же плачевным, как и те два, что были здесь уже упомянуты. – улыбаясь, нахально заявил Анрио.
Наследник Бурбонов прекрасно чувствовал, что их спор с Агриппой на эту тему отнюдь не закончен. И основная схватка только впереди. Это ощущение внутренней собранности, напряжённости и упругости доставляло ему немалое удовольствие. Наваррец был от природы порывист, вспыльчив. Легко загорался и увлекался, но медленно остывал. Однажды изготовившись к заранее предугаданной реакции, он терпеливо дожидался её, абсолютно уверенный в правоте своих умозаключений. И, как нередко случается с уверенными в себе и целостными людьми, его предсказания сбывались с поразительной пунктуальностью.
http://villa-13.mostinfo.ru

74Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 3:18 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Д'Обинье раздраженно фыркнул. Теперь, когда они уже миновали оживленные улицы, молодой человек мог дать выход своему негодованию:
- Плачевным?!! Во всяком случае, Купидон из Вас, мягко говоря, неважный, Ваше Величество! - ехидно прошипел он на бессовестно-непринужденное замечание Анрио.
Он еще и язвит!!!
На самом деле, если быть честными, то молодого человека грызла досада на самого себя - совсем не к месту было то, что он бросился помогать этой девице. Фактически, Агриппа переступил через собственные же принципы, из-за которых все время происходили его баталии с Генрихом. Но это произошло как-то само собой - на уровне рефлекса. Как мы уже говорили, он сам не понял, каким образом подхватил эту зеленщицу. Но д'Обинье скорее готов был умереть, чем признать свою неправоту, он был чертовски упрям. Ну, он был хорош... Но государь-то, государь! Радостно подхватил ситуацию его промаха, вместо того, чтобы сообразить - они должны как можно меньше привлекать внимания! В этом весь Генрих. Молодому человеку стоило чудовищных усилий сдержаться в людном месте, да и сейчас они уже удалились от места происшествия, которое могло вызвать улыбку, уравновешивавшую раздражение. Потому теперь д'Обинье снова охватывала подогретая колкостью короля ярость. Между двумя друзьями явно намечалась очередная словесная баталия - огневые залпы уже рокотали в голосе возмущенного Агриппы.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

75Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 11th 2009, 3:41 pm

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Услышав возмущённый голос Агриппы, беарнец вздрогнул. Молодой человек успел задуматься и несколько отвлечься от недавнего происшествия. Генрих вполне справедливо предполагал, что продолжение обязательно последует, только не так скоро. Значит, Д’Обинье рассердился не на шутку. Наваррскому совсем не хотелось повторения глупой ссоры, случившейся между приятелями как-то на днях, но смолчать он никак не мог. Воистину: язык мой – враг мой.
- Купидон, согласен, из меня никудышний. – радостно подтвердил Анрио. - Зато пастырь и государь, по-моему, преотличнейший! – добавил он самодовольно.
Высоко задрав подбородок и нарочито выпятив грудь, веселящийся Бурбон сделал несколько шагов, наглядно демонстрируя своему верноподданному правоту прозвучавших слов.
-Святая пятница! Нет, ты только вдумайся: кто, кроме меня, станет так печься о благе вассалов и об устойчивости нашего общества?! Где ты ещё найдёшь монарха, который самолично стремился бы устроить счастье своих слуг? И, заметь, ежесекундно!
Юный обладатель наваррской короны так вошёл в роль, что даже голос у него сделался сурово-назидательным, с лёгкими нотками недовольства, какие можно услышать у терпеливого наставника, в сотый и может быть даже тысячный раз объясняющего нерадивому ученику правила латинской грамматики.
Внутри же у Генриха бушевала разудалая гроза. Дышалось ему легко и непринуждённо. Пьянящий воздух Парижа кружил голову. Воспоминания о прошедшем вечере туманили разум и застилали томной поволокой проникновенно-нежный взгляд. Несколько случайных прохожих, среди которых преобладали хорошенькие горничные и молоденькие торговки, пугливо жавшиеся к домам, пропуская знатных господ и провожая их жадными глазами, даже попытались игриво улыбнуться обаятельному дворянину, задиристым петушком вышагивающему по гулкой мостовой. Анрио это невинное развлечение доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие. Он щурился, словно сытый кот, и посылал в ответ такие сверкающие улыбки, полные страстного огня, кипевшего в его жилах, что девицы, казавшиеся себе до сих пор чрезвычайно смелыми и решительными, были вынуждены скромно опускать взор и мучительно краснеть.
И тут произошло непредвиденное. Фортуна, которая с материнской улыбкой наблюдала за шаловливыми выходками одного из своих сыновей, буквально на мгновение отвлеклась, чтобы посмотреть ещё в чью-то сторону, и этого краткого мига хватило, чтобы справедливость восторжествовала. Громко хохоча и размахивая увесистой дубиной добра, возмездие настигло самоуверенного юнца королевских кровей. Стреляя по сторонам глазками, безумолчно болтая с Д’Обинье и паясничая, наваррец совсем оторвался от суетных земных забот, за что немедленно и поплатился.
По узенькой улочке на всём скаку промчался одинокий всадник, плотно закутанный в длинный плащ. Брызнула из-под копыт жидкая грязь и бросились в рассыпную редкие пешеходы. Послышалось несколько воплей и проклятий, посланных в догонку лихому наезднику. Анрио, отличавшийся хорошей реакцией, мгновенно прыгнул в сторону, чтобы очутиться прижатым к шершавой каменной стене. И всё бы, наверное, могло пройти благополучно, если бы не упомянутые выше обстоятельства. Под ноги молодому королю попался один из тех злополучных огрызков, которых так много на улицах благословенной столицы цветущей Франции. Проклятые уличные мальчишки! Проклятые торговки! Проклятые сады, где выращивают эти коварные фрукты!
Подскользнувшись, беарнец не устоял на ногах и опустился на одно колено прямо у ног какой-то девицы, испуганно прижимавшей к груди небольшую плетёную корзинку и смотревшей на всё происходящее огромными синими глазищами в пол-лица.
http://villa-13.mostinfo.ru

76Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 12th 2009, 2:20 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
- Пастырь? Полностью с Вами согласен, сир. Да, пастырь превосходный, - подтвердил д'Обинье, - Ответственный, заботливый, Святая пятница: ходит за тонкорунными овечками, как привязанный! Не за одной так за другой, внимая звону колокольчиков - они ведь все по-разному звенят! Только вот незадача - некоторые овечки царапаются. Клянусь Смертью Христовой, - воскликнул молодой человек, - ежели я когда-то и вступлю под покровительство Гименея, то уж как-нибудь перебьюсь в этом вопросе без протянутой мне для помощи королевской длани и... подставленного плеча, - Агриппа ухмыльнулся, выделив голосом последнее слово.
Да уж... С самим Беарнцем Гименей сыграл странную шутку, дав ему в супруги принцессу Валуа - дочь той женщины, которая лишила жизни Жанну д'Альбрэ. Королева Маргарита, бесспорно, вызывала восхищение - как она, так и ее супруг были отнюдь не ангелами, будучи вполне достойны друг друга. Женская мудрость Маргариты еще сильнее контрастировала на фоне кажущегося легкомыслия Генриха. Оба они не умели сдерживать свои страсти и в этом были до крайности схожи. В то время, о которое мы говорим, отношения между супругами были весьма сложными и неоднозначными - описать их было бы весьма сложно. Можно было бы сказать, что они балансировали на грани показного равнодушия и ненависти. Но слишком многое их связывало начиная от Варфоломеевской ночи, во время которой они номинально были по разные стороны баррикад. И что бы там ни было на самом деле, но сказать по правде, Агриппе казалось, что за теми отношениями, которые были на виду, скрывалось что-то большее. Когда эти двое находились рядом, то как бы холодно они ни обращались друг с другом, безотчетно чувствовалась искра. И эта искра, кажется, была самой необычной и яркой из того бесконечного снопа искр, что рассыпался от каждого из них. Правда, бывали случаи, когда слишком уж яркое сияние этих искр с обеих сторон привлекало излишнее внимание августейшего братца Маргариты, который не упускал случая высказать все, что он думает, в самой категоричной и язвительной форме. А он умел это делать. Такие периодически происходившие случаи являлись причинами очередных разборок, вызывая бешенство обоих супругов. Итак, как мы уже сказали - отношения между королем и королевой были весьма неоднозначны. Но мы слишком отвлеклись на описание отношений августейшей Наваррской четы, навеянное словами о Гименее.
К тому моменту, как на улице показался пресловутый всадник, Агриппа только закончил с язвительной отповедью. Точно так же как и его государь, молодой человек совершил достойный восхищения прыжок в сторону, ибо вовсе не желал оказаться по уши в брызгах. Следующие несколько мгновений промелькнули перед глазами как иллюстрации книги, когда быстро перелистываешь страницы. Анрио взмахнул руками, делая этим движением честь любой небесной птице. Но попытки удержать равновесие оказались тщетными - яблоко, вернее, его остаток, во второй раз за этот день сыграло свою злую шутку - король оказался на земле, в коленопреклоненном положении.
Это было невероятно - с момента появления Агриппы в Париже различного рода падения стали уже закономерностью. Но, Святая Пятница, кажется это падение было самым забавным из всех, что приключились.
У молодого человека на языке вертелись сотни, если не тысячи язвительных фраз, но сперва он предпочел просто молча полюбоваться открывшимся перед ним видом. Однако лицо его выражало такое горделивое торжество и полнейшее удовлетворение за маленькую пакость, устроенную его королем!
Первым побуждением д'Обинье было подхватить Генриха и наконец уже закончить путь домой. Но оглянувшись по сторонам, Агриппа отметил, что на этой крохотной улочке почти нет народа, стало быть опасность быть узнанными минимальна, и не смог удержаться от искушения:
- Сударь, ну что же Вы! - подойдя поближе произнес громким шепотом молодой человек с миной, выражавшей живейшее участие, - онеметь в самый ответственный момент! Разве можно позволять волнению взять над собою верх? Ну, хотя бы несколько слов! Боже, как Вы нерешительны! Ну же! Мадемуазель ждет и, кажется, даже готова благосклонно принять излияния пылающего сердца!
Весь вид Агриппы сейчас показывал, как он переживает за тот эффект, который произведет на девушку столь неожиданное и пылкое проявление чувств. С момента падения Анрио прошло буквально несколько секунд, и д'Обинье с удовольствием наблюдал за физиономией своего короля, на которой была написана живейшая досада.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

77Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 12th 2009, 5:21 am

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
В первую минуту Генрих растерялся. Внезапно земля ушла у него из-под ног. Картинка смазалась и поплыла, будто бы художник случайно пролил на едва законченный холст стакан воды. Голова закружилась, а перед глазами потемнело. Падая, он успел только чертыхнуться. Однако, спустя краткий миг, ощутив под коленом и руками надёжную мостовую, немного успокоился. Закрыл глаза и несколько секунд пребывал в блаженной неподвижности, восстанавливая сбившееся дыхание и безумное сердцебиение.
Пока беарнец приходил в себя, Агриппа подошёл поближе и заговорил. Его слова доносились до Анрио как сквозь вату. В ушах стоял непрерывный гул. Но общую саркастичную интонацию молодой государь уловил чётко. Распахнув длинные ресницы навстречу неизбежному, он поднял взгляд, который тут же уткнулся в пышные юбки и судорожно сжатую в руках девицы плетёную корзинку.
Смысл сказанного ехидным Д’Обинье доходил медленно, словно бы нехотя. Впрочем, король на то и король, что выпекают его из другого теста. Там, где обычный смертный обязан утратить всякое понимание происходящего и увязнуть в неизбежной нелепости ситуации, любой отпрыск королевской фамилии сумеет сохранить не только лицо, но и присущее ему дворянское достоинство.
Наваррский хоть и выглядел легкомысленным разгильдяем, не интересующимся ничем, кроме новых развлечений и любовных интрижек, в действительности, не был таким уж простачком. Он умело и с великодушной самоиронией относился к себе и собственным поступкам. Именно эта способность – взглянуть на себя со стороны и улыбнуться комическому положению, в котором довелось очутиться волею судьбы; первым рассмеяться над собой и своей неуклюжестью; без обиняков признать силу и ловкость противника или даже врага; оценить по достоинству умения и таланты друга –делало юного Бурбона не просто обаятельным и галантным кавалером, но человеком, к которому невозможно было относиться без должного уважения: небрежно или чересчур жестоко. Тот, кто достаточно знал характер Генриха и видел его в различные жизненные периоды (будь то мрачные перипетии Варфоломеевской ночи, сравнительно благополучное и почти безоблачное существование в Нераке или политическая игра, которая велась сейчас в Париже), наверняка знал, что любая попытка посмеяться над вспыльчивым наваррцем заканчивается плачевно для его недругов и всегда неожиданно для его друзей.
Так произошло и на этот раз. Распалившийся Агриппа, довольный тем, что ему представилась счастливая возможность отыграться за недавнюю шутку, сыгранную над ним неугомонным Анрио, очевидно, рассчитывал услышать в ответ шипение рассерженной змеи. Ну, или на худой конец поймать испепеляющий взгляд своего сюзерена, раздосадованного столь неудачным падением, которое поставило и его, и эту несчастную девицу в весьма двусмысленное положение. Однако ни первого, ни второго не последовало. Широко улыбнувшись, Генрих склонился в поклоне перед незнакомкой.
- Мадмуазель, умоляю, простите меня. Хоть причина моего, якобы, падения Вам, конечно же, более чем очевидна, всё же спешу заверить Вас в том, что Вы ошибаетесь, столь легко доверяя лежащему на поверхности. Взгляните Sub alie specie! Этот господин, несомненно, прав. – тут Наваррский мимоходом кивнул на Д’Обинье. – Воистину, я был сражён Вашей красотою. И, поскольку известно, что красота – великая сила, и удел её – спасти наш бренный мир, то нет ровным счётом ничего удивительного в том, что она оказалась способна ниспровергнуть меня к Вашим ногам.
Продолжая говорить, – звуки его голоса действовали на женщин завораживающе – молодой человек поднялся и без малейшего усилия завладел одной из прелестных ручек девушки, совершенно растерянной и насмерть перепуганной. Пытливо заглядывая в распахнутые синие глаза, Анрио одновременно согревал теплом своих ладоней похолодевшую ладошку бедняжки. Закончив свою изысканную речь, он поднёс её тонкие пальчики к губам и страстно поцеловал.
- О, сударыня! Скажите, ради всего святого, где я смогу ещё раз увидеть Вас? – воскликнул венценосный ловелас, заметив, что щёчки девушки заалели стыдливым румянцем.
- На улице Сен-Дени... – шепнули непослушные губы жертвы соблазна, и она вырвала руку из цепких пальцев короля, чтобы в следующее же мгновение стремительно скрыться. Плечи девушки вздрагивали на бегу, и было похоже на то, что это авантюрное приключение ей запомнится надолго. А блестящего дворянина, разговаривавшего с ней столь изящным языком и ведшего себя так, как ведут себя, наверное, благородные кавалеры в Лувре, она готова ждать до скончания веков.
Проводив быстро удаляющуюся фигурку хищным взглядом, Наваррский обернулся к Агриппе. На его губах расползалась одна из тех ослепительных улыбок, после которых сердиться на него – Генрих это точно знал – становится совершенно невозможно. Не сдержавшись при виде физиономии Д’Обинье, беарнец громко расхохотался.
http://villa-13.mostinfo.ru

78Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 12th 2009, 6:09 pm

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа смотрел на своего государя, освещенного игривыми лучами майского солнца, смеющегося, счастливого, и думал о том, как непостижимо человеческое сердце. Этот венценосный мальчишка, родившийся под счастливой звездой, которая своими лучами освещала и покрывала все его безумства, его король, его друг, рядом с которым д'Обинье готов был перетерпеть что угодно, заливался таким беззаботным хохотом, что, кажется, любые тучи, собранные Роком над головой Генриха, должны были рассеяться от того жизнелюбия, которое просто ключом било из этой натуры. Молодой человек, если быть честными до конца, боготворил каждую черту характера Анрио, потому что именно все его черты, собранные воедино в этом существе, составляли тот невероятный коктейль, который именовался Наваррским государем. Агриппа постоянно распекал Генриха на чем свет стоит, обменивался с ним самыми колкими и язвительными замечаниями, готов был спорить с ним до бесконечности из-за малейшего пустяка - а король и его самый верный подданный частенько "сталкивались лбами" подобно двум молодым баранам, которые не желают уступить друг другу дорогу, сойдясь на узкой доске, и если уж сталкивались, то сталкивались до искр. Но одновременно именно перед таким Генрихом - упрямым до невероятия, безрассудным, ветреным, чертовски эгоистичным, но имевшим огромное пылкое сердце, которое умело любить и умело ценить преданность - именно перед этим Генрихом д'Обинье преклонялся как перед королем, обожая его как друга и безгранично уважая как человека. Он так хорошо знал Анрио и те мотивы, которые двигали государем в его действиях, что готов был бы понять и оправдать любой его поступок. Разумеется, для начала высказав вслух все, что он думает об этом, причем высказав, не стесняясь в выражениях. Нет, все короли на этом свете вместе взятые не стоили и одной улыбки на лице Генриха. Тысяча чертей, этот человек умел одним жестом, одним взглядом повернуть обстоятельства в свою пользу и они покорно следовали в указанном направлении, ломая все мыслимые и немыслимые проявления реальности! И д'Обинье был готов отдать все что угодно без исключения за то, чтобы Анрио всегда оставался таким, какой он есть... а он, Агриппа, оставался рядом с Анрио.
Молодой человек вовсе не имел целью задеть короля - ему было достаточно правосудия небес, низвергнувших только что пышущего самодовольством правителя благословенной Наварры на колени. Но такая поза - на коленях перед хорошенькой женщиной - была слишком привычной для Анрио, чтобы он не сориентировался в ситуации, потому д'Обинье особенно ни на что и не рассчитывал.
- Боже, несчастное наивное синеглазое создание, - воскликнул Агриппа со слишком уж сочувствующей миной, чтобы это выражение было настоящим. В довершение образа молодой человек покачал головой, старательно делая вид, что едва в силах сдержать тяжкий вздох, вызванный сочувствием к девушке.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

79Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 12th 2009, 9:57 pm

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Наваррский с трудом заставил себя успокоиться. Вся эта ситуация казалась ему необычайно смешной. Молодого человека просто распирало от хохота. Пушистые искорки смеха толкались пузырьками шампанского на дне его глаз и в носу. Ему было щекотно и весело. А лицо и фигура Д’Обинье, старательно изображающего сочувствие к перепуганной девице, на взгляд юного Бурбона, добавляли особой комичности этому зрелищу. Наконец, взяв себя в руки могучим усилием воли, Генрих продолжил путь.
- Несчастное наивное синеглазое создание, говоришь? – задумчиво повторил он слова Агриппы. – Мне так не показалось. По-моему, она была счастлива! И, к тому же, эта девица чревзвычайно хороша собой. Ты не находишь? – добавил он спустя несколько секунд, во время которых мысленно восстанавливал портрет незнакомки. – Как она там сказала?.. Сен-Дени?.. Знаешь, пожалуй, как-нибудь на днях я хотел бы там побывать. Говорят, Париж особенно прекрасен майским вечером именно на улице Сен-Дени! Ты об этом ничего не слышал?
http://villa-13.mostinfo.ru

80Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 13th 2009, 5:04 pm

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа закусил губу, чтобы сдержаться и на сей раз ему в самом деле пришлось приложить усилие, дабы не вздохнуть. Если бы он не знал характера Генриха, то, право слово, подумал бы, что тот шутит. Рыскать по Парижу, гоняясь за первой встречной юбкой, в то время, как сохранить инкогнито - вопрос жизни и смерти...
- Знаете ли, Ваше величество, - слегка прищурившись ответствовал д’Обинье, - увы, я не слышал об особенностях красот улицы Сен-Дени в весенние вечера вообще и в майские в частности. И это весьма прискорбно. Но зато я слышал много чего другого, что так же заслуживает внимания. И в числе этого другого - одну весьма любопытную побасенку о том, как один государь приехал в Париж заниматься политикой, а не любовью. Вы об этом ничего не слышали? - последнюю фразу он произнес, точь-в-точь копируя интонации Генриха - заинтересованные и чуть лукавые.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

81Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 13th 2009, 5:48 pm

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
- Жаль... Очень жаль... – рассеянно заметил Анрио, ускоряя шаги. – Мне казалось, что ты достаточно образован для того, чтобы внятно поведать своему сюзерену, насколько такая прогулка, действительно, может поспособствовать его пошатнувшемуся сердечному здоровью.
Генрих ловким движением, не сбавляя ходу, надвинул шляпу поглубже на глаза, скрывая блеснувшую в них искорку ехидной усмешки.
- Хм, да... Так что ты там говорил про государя, прибывшего в Париж заниматься политикой, а не любовью?.. – переспросил он небрежно. – Забавная, должно быть, история из этого получилась. – сказал Наваррский, вполне убедительно притворяясь, что не понял прозрачного намёка Агриппы. Беарнец умел прикидываться глупым и тугодумным в тех ситуациях, когда демонстрировать остроту собственного ума ему представлялось невыгодным или неуместным.
- Ты мне не расскажешь, чем там всё закончилось у этого злополучного монарха? Право, любопытно. Кто же разделяет политику и любовь? Они едины, как свет и тень, день и ночь. Одно является закономерным продолжением другого. Второе вытекает из первого и наоборот! Divide et impera здесь неуместно, как неуместна шпага в руках у женщины. И так же опасно!
http://villa-13.mostinfo.ru

82Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 14th 2009, 3:58 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
- Пошатнувшемуся сердечному здоровью? - д’Обинье расхохотался, - Ну, коли уж Вы, сир, затронули тему вопросов здоровья, то скажу, что если бы сердечные болезни лечились с помощью медицины - Вы были бы находкой для лекарей-фанатиков. Пациент, чье здоровье никогда не бывает в НЕпошатнувшемся состоянии. Мечта! Впрочем, - проговорил молодой человек сквозь смех, - есть и оборотная сторона медали - обычные эскулапы не любят, когда подвергающийся лечению лучше них знает, что может его излечить. Это, видите ли, задевает их профессиональное самолюбие. В отличие от целительниц сердечных болезней - в большинстве случаев здесь все с точностью ровно до наоборот. А что до истории с тем государем... - Агриппу чрезвычайно забавлял тот наигранный невинно-непринужденный вид, с которым Анрио любопытствовал об упомянутой другом "побасенке", - увы, за окончанием следует обращаться не ко мне, хотя... возможно, было бы и полезно знать, чем оно там все завершилось. Но в целом история и в самом деле чертовски забавна, это Вы угадали совершенно точно, - кивнул молодой человек, старательно подыгрывая королю.
- Теперь к политике и любви... День и ночь, свет и тень.. Продолжим ряд? Вода и огонь. Говорите, принцип разделения здесь не подходит? А знаете, что бывает, когда море врывается в жерло вулкана?
Тем временем друзья уже подходили к своему маленькому домишке, который Агриппе показался сейчас куда привлекательнее, чем изящный особняк герцогини, от которого за версту ощущалась не то чтобы тревога и опасность, но некое напряжение. Здесь же все было так тихо и мирно, что можно было немного расслабиться.
День близился к своему завершению, к городу медленно, тихо-тихо и осторожно, словно кот на мягких лапах, подбирался майский вечер.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

83Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 14th 2009, 3:45 pm

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
- Разве тебе неизвестна простая истина о том, что нет ничего более постоянного, чем временное? – наиграно удивился Анрио, выслушав тираду Д’Обинье о лекарях и больных. – Сердечные раны – явление кратковременное, а потому неизменное и постоянное. – добавил он лукаво. – Но мы, кажется, пришли...
И в самом деле приятели незаметно за разговором добрались до маленького домишки, что скрывался на улице Жуи. Он стоял тёмный и грустный. Нахохлившийся, словно воробей хмурым осенним утром. И всё-таки был намного приветливее и доброжелательнее этих пышных дворцов и роскошных особняков, от которых за версту веяло предательством, тайнами, интригами и лицемерием. Генрих улыбнулся, окинув хилое двухэтажное строение ласковым взглядом. Именно здесь, а не в Лувре, он ощущал себя по-настоящему счастливым.
"Не тот король, кто восседает на троне посреди раззолоченного зала дворца, но тот, кто умеет сохранить королевское достоинство даже в нищенской хижине" – мысленно сказал себе Наваррский и снова улыбнулся.
Легко взлетев на крыльцо, беарнец остановился и, обернувшись к следовавшему за ним Агриппе, весело заметил:
- А если море ворвётся в жерло вулкана, то будет взрыв! Только он, дорогой мой друг, не отменит ни извержения, ни самого факта существования моря. Так и любовь, которая неотделима от политики. И политика, неотделимая от любви. Иногда и они вспыхивают, однако продолжают существовать, невзирая на физические законы.
И молодой король победно посмотрел на своего верного друга.
http://villa-13.mostinfo.ru

84Улицы Парижа. - Страница 3 Empty Re: Улицы Парижа. в Май 15th 2009, 12:30 am

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа лишь со скептической улыбкой покачал головой в ответ на опровержение собственных умственных выкладок, данное только что неутомимым государем. Попытаться переспорить Генриха с уверенностью в успехе мог бы только человек, которому не приходилось знать этого мальчишку. Мальчишку, открытого и легкомысленно-наивного на вид, но в самом деле обладавшего острым умом, имевшим возможность в одно мгновение обернуть все доводы собеседника в свою пользу и рассчитать, какова именно будет эта польза. О, Анрио был хитер. И если он позволял себя обставить, то лишь тогда, когда ему было это желательно или он считал возможным это позволить. Кроме того, природная изворотливость дополнялась удивительной удачливостью - именно это качество позволяло ему оставаться невредимым в эпицентре того взрыва, о котором только что говорили друзья. А королю нахождение в жерле вулкана, под постоянной угрозой извержения, доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие - такова уж была его кипучая натура. И д'Обинье не мог этого не понимать, более того - он в какой-то степени чувствовал то же, что чувствует Генрих, ибо в его жилах текла не менее бурная кровь. Безрассудная юность точно так же лишала его рассудка, только теперь Агриппа постепенно научился видеть мир без той пелены, которой застилает взор пора безумств. И прежде чем эта дымка начала постепенно спадать - многое произошло. И д'Обинье и его король в свои годы пережили и перечувствовали (и вместе и врозь) очень многое - кроме всего прочего именно это также роднило их и было причиной того чувства, дружеского чувства, что связывало этих двоих и, кажется, было абсолютно неразрывным. И Анрио ощущал, что Агриппа всегда поймет его, хоть тот постоянно осаживал и сдерживал своего короля, "заземляя" его.
- Наконец дома! - с удовольствием заметил молодой человек, - Могу поклясться чем угодно: наш форпост, хоть и неказист с виду, даст фору любым самым роскошным дворцам.
Почему-то сейчас маленький домишко показался особенно уютным и желанным. Итак, государь и его верный друг вошли в свою смиренную, но такую гостеприимную для них обитель.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 3 из 4]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Бесплатный форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Вход