Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 4]


Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Первое сообщение в теме :

Меридор находится в 8-10 днях пути от Парижа, если ехать с вещами и не торопясь. Если ехать налегке и без длинных остановок, можно добраться и за 6 дней.
http://www.monsoreau.com

Слуга

Слуга
Начинающий трувер
Парень хитро улыбнулся и кинулся вдогонку за девушкой, прижав ее к косяку.
- А как же поцелуй в залог нашей будущей любви? Я же буду тосковать, красавица!
С этими словами он потянулся губами к шейке Гертруды.

Гертруда

Гертруда
Искусный сочинитель
Гертруда, увидев, что слуга пытается ее поцеловать, присела, и посыльный Монсоро здорово ударился лбом о дверь. Девушка громко засмеялась...
- Вот так тебе и надо...Не будешь делать того,что тебе не позволено!!! Ишь, ты какой быстрый..имени даже не сказал, а целоваться уже лезет!!

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Когда Гертруда вышла, Диана вновь задумалась и потому не особенно прислушивалась к приглушенным голосам, раздававшимся из-за двери. Ее слегка удивило, что Гертруда так долго не возвращается, но молодая женщина вновь погрузилась в свои мысли, и ее вернул к реальности сперва возмущенный голос камеристки и звук пощечины.
- Что там происходит? - удивленно подумала юная графиня.
А когда Диана услышала стук и громкий смех служанки, она, не выдержав, поднялась с постели, быстрым движением набросила поверх пеньюара на плечи накидку, прикрывшись ею, и легким движением толкнув дверь, вышла из комнаты.
Открывшаяся картина была презабавной: дюжий ладный молодец с озадаченным видом потирал покрасневший лоб, а Гертруда заливалась звонким смехом, с довольным видом скрестив на груди руки.
Брови юной графини удивленно приподнялись и изогнулись, когда она увидела все происходящее.
- Что здесь случилось? - спросила Диана, которая не смогла удержаться от улыбки.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Гертруда

Гертруда
Искусный сочинитель
- Ой, барышня!!! Увидев свою госпожу, Гертруда успокоилась. Она слегка поклонилась Диане.
- Вот видишь, к чему привели твои выходки?
Гертруда обратилась к посыльному Монсоро, посмотрев на слугу, она опять залилась звонким смехом.

Слуга

Слуга
Начинающий трувер
Уже было разозлившись на строптивицу, устроившую ему такую встречу с дверным косяком, парень был остановлен появлением графини де Монсоро. Похожая на ангелов с фресок церкви, которую он посещал с матушкой будучи малышом, госпожа спугнула все эмоции, оставив только растерянность и восхищение.
- Суд..., - парень судорожно сглотнул,- сударыня, простите... Я не хотел, а она...
Тут он в растерянности замолчал, жадно рассматривая Диану.

Гертруда

Гертруда
Искусный сочинитель
- Ах, это я??? - Гертруда снова бросилась к слуге с кулаками... - ну, сейчас я тебе покажу...мерзавец!!!

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Диана тихонько рассмеялась серебристым смехом, глядя на совершенно оторопевшего слугу, на лбу которого, очевидно, должна была появиться хорошая шишка.
- Что ж, сударь, полагаю, что бы тут ни произошло, провидение рассудило, кто был прав, кто виноват...
Увидев, что Гертруда снова готова вспылить и перейти в нападение, юная графиня мягко, но уверенно задержала ее, взяв под руку, уже сжатую в маленький, но бывавший довольно увесистым кулак.
- Гертруда! - строго произнесла молодая женщина, однако в тоне ее сквозил ласковый упрек.
Не отпуская руки камеристки, Диана величаво кивнула все еще не пришедшему в себя слуге.
- Я Вас более не задерживаю.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Слуга

Слуга
Начинающий трувер
- Да, сударыня, конечно.
Произнес оторопевший малый, поклонившись видению, прервавшему его ухаживания за прелестной служаночкой. Однако покидать коридорчик у дверей графини ему не очень хотелось, тянуло остаться вблизи этой звезды. Не зря, ох не зря его хозяин в отсутствие супруги проводил долгие вечера в ее спальне возле портрета. Так ему рассказывали приятели из личной свиты графа. Поговаривали, что граф де Монсоро мог ночь напролет сидеть возле портрета, мрачно вонзив взор в черты, изображенные на нем. При этом он что-то бормотал себе под нос и как будто не видел ничего больше вокруг...
- Госпожа, быть может Вы прикажете что-то передать графу на словах?

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Диана ответила не задумываясь:
- Нет, все что я хотела, я сказала в записке. Этого достаточно, больше ничего передавать не нужно. Прощайте.
Юная графиня кивнула еще раз и вот уже дверь закрылась за ней и за ее верной служанкой, которую молодая женщина все так же за руку увела за собой.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Слуга

Слуга
Начинающий трувер
Словно очарованный парень некоторое время смотрел на дверь, за которой скрылось прекрасное видение. Неужто это земная женщина? Холодок пробежал по хребту парня, когда он себе представил, что его госпожа может быть ангелом. Как все люди своего времени он хранил в своей памяти легенды, которые передавали из поколения в поколение люди, рассказывая детям их перед сном. Растерянный он так и простоял несколько минут перед комнатой графини де Монсоро, пока наконец не пришел в себя.... Опомнившись, парень спустился вниз и, узнав у хозяина, где он может остановится, так как этот постоялый двор полностью был забит челядью графини и барона, отправился искать ночлег.

Гертруда

Гертруда
Искусный сочинитель
Войдя в комнату Гертруда быстро закрыла дверь и прижалась к ней. - Уф, ну что за хитрый малый... Это ж надо так вести себя...

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Молодая женщина вернулась в постель и села, обхватив руками колени.
- Ну, Гертруда, - сказала она, с улыбкой глядя на свою камеристку, - молодой человек и так наказан, я бы никому не пожелала попасться тебе под горячую руку... Очевидно, он позволил себе какую-то вольность, за что и получил возмездие, так что я тебя не виню...


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Гертруда

Гертруда
Искусный сочинитель
- Ну, да получил он сполна... - Гертруда хитро улыбнулась - А вы-то, барышня, что опять загрустили? - Девушка вновь устроилась рядом с кроватью своей госпожи и ласково посмотрела на нее.
Гертруде было очень интересно знать, что там написал граф, спросить она не решалась, но потом все же не смогла удержаться. Она оправдывала сама себя тем, что беспокоится о своей барышне, и это действительно было так:
- Госпожа, а что, в письме, которое принес слуга господина де Монсоро, было ли что-то важное? Быть может, какие-то новости? - верная служанка выжидающе глядела на Диану.

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Диана взглянула на письмо, лежавшее на столике. Она знала любопытный нрав своей камеристки, а потому улыбнулась про себя. Она любила Гертруду такой, какой та была, со всеми ее недостатками и многочисленными достоинствами:
- Ах, письмо... Нет, ничего особенного. Господин де Монсоро приказывает мне не покидать Меридорского замка. Но я и сама не собиралась выезжать никуда. Так что новостей никаких...
Молодая женщина вновь задумалась.
- Скажи мне, Гертруда, а ты рада, что мы возвращаемся домой?


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Гертруда

Гертруда
Искусный сочинитель
- О, да, госпожа!!! Конечно, ведь туда тянет, там прошло наше детство, там было столько хорошего... - Гертруда мечтательно посмотрела на госпожу Диану.

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
На губах Дианы появилась мягкая улыбка, какая бывает у людей, когда они видят маленького ребенка или гладят пушистого зверька, утопив пальцы в шелковистой шерсти: умиротворенная и полная нежности.
- Детство... Ах, Гертруда... Сколько воспоминаний, дорогих моему сердцу, я храню! Даже когда я нахожусь вне моего крова, места, где я всегда чувствовала себя в безопасности, они согревают и помогают выжить. Ты помнишь, как однажды мы весь день провели в лесу? Собирали цветы и первую землянику, потом, отдыхая, сидели на мягком мху и совершенно не думали о том, что дома волнуются. А нагулявшись, решили навестить твою матушку... Дорогая моя кормилица! Она сперва была очень удивлена нашим неожиданным появлением, долго ворчала... А в конце концов налила нам по кружке свежего прохладного молока и мы ели землянику, запивая ее молоком! Кажется, в детстве даже молоко было слаще... - молодая женщина опустила ресницы, унесшись думами в прошлое.
Конечно, в замке успели переволноваться, пока узнали, где я нахожусь. А мне казалось, что в вашем домике жить гораздо уютнее, и я отказывалась возвращаться домой, пока меня против воли не отвели за руку! - здесь Диана не выдержала и рассмеялась так весело и заразительно, словно она вновь стала такой, какой была прежде - безмятежной и полностью счастливой...


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Гертруда

Гертруда
Искусный сочинитель
- Ну разумеется, - слегка ворчливо заметила Гертруда. Верная служанка была от души рада, что госпожа развеселилась, а ворчала она так - скорее для порядка.
- Вам-то барышня, хорошо говорить да смеяться, а вот мне тогда, я это отлично помню, хорошенькая трепка досталась от матушки за то, что Вас не удержала и не образумила домой идти вместо того, чтобы весь день с Вами в лесу гулять. А и вправду, хорошо же было! - Гертруда мечтательно прикрыла глаза.
И так служанка и ее хозяйка уютно сидели рядом, вспоминая прошлое, пока наконец их обеих не стало клонить ко сну. Сладко зевнув, Гертруда пожелала своей барышне спокойной ночи и, задув свечу, вышла.

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
1 мая 1578 г. 4:30


Диана проснулась, когда на небе еще не начинала заниматься заря. Она встала и, укутавшись в накидку, подошла к окну. Взглянув на небо, молодая женщина улыбнулась начинавшим бледнеть звездам, которые скоро уступят свое место могучему светилу, дарующему жизнь... Среди звезд она отметила одну, которая, будто бы сквозь мокрые ресницы, смотрела на нее как-то иначе, чем остальные. Ее холодный свет, который становился все более тусклым, казалось, проникал в самую душу, но то был приятный холод, он нес с собой прохладу и успокоение пылающему сердцу. И уста Дианы, с которых в последнее время так часто срывались печальные вздохи, послали привет этой маленькой звездочке, как подруге, разделившей с нею печаль. Вот только совета от нее получить было невозможно...
Сон окончательно покинул Диану и она решила отправиться в путь пораньше, желая скорее достигнуть родных мест. Она растолкала Гертруду и невольно рассмеялась, глядя на сонную камеристку, непослушные кудряшки которой торчали из-под ночного чепчика, а вся физиономия, от слипавшихся глаз под длинными ресницами до ямочек на румяных со сна щеках, выражала только одно желание - провести еще часик в постели...
- Госпожа Диана, так ведь рано же еще!!! Куда так торопиться?
Однако госпожа была неумолима. После легкого завтрака путники вновь отправились в дорогу, а горизонт только-только заалелся...
Начинался новый день. И каждый час, каждое лье пути приближало Диану к Меридору, желанному приюту...


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Бриан де Монсоро

Бриан де Монсоро
Искусный сочинитель
30 апреля 1978 года (20:00)

Париж. Особняк Монсоро
Граф выехал из Парижа настолько быстро, насколько это было возможно. Словно черная птица он летел по дороге, намереваясь догнать жену и ее отца в пути. На каждом возвышении он становился в стременах в надежде увидеть, как ее вуаль развевается по ветру, как смеется она, разговаривая с другими. С другими! Только не с ним. Граф мрачно усмехался, когда подобная мысль приходила ему в голову - все еще изменится. Она еще не знает, что ее дражайший супруг едет по пятам и намерен забрать ее в свой дом, а там.. Там не будет места девичьим уловкам и замашкам. Боязнь потревожить покой папеньки не будет мешать ему научить строптивую уму-разуму! Графа грызли подозрения, неуверенность в себе, да еще слова Шико отдавались болью в голове. Как он сказал, это дурак.... Принц уехал в Анжер? По следам его жены? Чушь! Полнейшая чушь! Тут впору смеяться, но Монсоро, смеясь, чувствовал, как яд разъедает его внутренности, сочится по жилам и от ненависти сводит мускулы. Он был почти уверен в том, что Диана успела в чем-то сговориться с принцем. О женское коварство! Конечно, она пожалела о том, что была недотрогой тогда, в Меридоре, а теперь жаждет оказаться в объятиях этого гнусного лицемера!
Граф сатанел от подобных мыслей и все больше стегал коня, но заветная кавалькада не показывалась, хотя ему и говорили, что они были недавно. Устав от безумной скачки, чувствуя себя непривычно разбитым и измученным внутренней борьбой, главный ловчий наконец принял решение сделать остановку на несколько часов, намереваясь продолжить путь дальше ночью. Пристанищем ему стала гостиница на раздорожье - маленькая хилая хибарка, в которой конюшня была рассчитана разве что на 5 коней, но выбирать не приходилось. Проглотив скудный ужин и запив его отвратительнейшим вином, граф почувствовал, как его колотит озноб и, не в силах справиться с ним, подсел к огню, но это не помогло и Монсоро был вынужден попросить комнату у хозяина. Комнатушка поразила своей бедностью и скудностью. У маленького окошка с потрепанными грязными занавесками стояла двуспальная кровать, накрытая залатанным серым одеялом и все, но это не смутило главного ловчего. Он прямо в одежде повалился на это скудное ложе, подстелив под голову плащ и стараясь не прикасаться телом к грязному ложу. Почти сразу же граф провалился в черную дыру бреда. Он не уже не понимал, где он и с кем. Ему казалось, что он в Анжере, на балу. Вот Диана де Меридор с отцом, она смотрит на него поверх плеча принца затравленным взглядом, а герцог пожирает ее глазами, и граф знает, будь его, принца, воля, то Диана оказалась бы его уже в тот день и никто бы не помешал Анжуйскому! Как она ненавидит его! А он вынужден стоять подле глупых фанфаронов его высочества и смотреть, как она любезно разговаривает с принцем, вздрагивая каждый раз, когда чувствует взгляд его, Бриана! Граф метался по кровати, ему было тяжело дышать и ужасно хотелось пить - горячка взяла его в свои крепкие лапы и задумала лишить жизни, но он об этом не знал, так как был в новом бреду. Ему снилось, что он несется за ланью по лесу, она так прекрасна! Красивее животного он не встречал - тонконогая, с шелковой шерсткой и так быстра и ловка! Но вот он настигает ее, замахивается кинжалом и вонзает его в горло несчастной. Красная кровь льется фонтаном, охотник торжествует, но в следующую секунду понимает, что в его руках Диана. И это ее кровь на его руках, а она смотрит на него стекленеющим взглядом и шепчет: ненавижу... Он в безумии отворачивается от нее и закрывает глаза руками, чувствуя, как алая кровь струится по его пальцам и лицу. ЕЕ кровь! И кто-то дергает его за рукав и просит посмотреть на него. Так настойчиво, так грубо, а он отбивается и кричит: Нет! Нет, я не должен был, не должен! Теперь и я должен умереть.
Откуда было знать несчастному, сражающемся с болезнью, что это хозяин гостиницы пришел к нему, обеспокоенный жалобами других постояльцев. Оценив состояние жильца, он вызвал лекаря, обычно лечившего коней и коров местного населения и иногда принимающего роды. Тот прописал холодные компрессы и ушел, оставив умирающего на руках у хозяина гостиницы, в котором боролось желание бросить умирать постояльца, как есть, чтобы потом завладеть его вещами, с христианским чувством помочь и спасти от смерти ближнего. Последнее победило на фоне волнений народа, которые обеспечил герцог де Гиз, давя на религиозные чувства населения. И хозяин посадил служанку к главному ловчему Франции, который всего день назад спал на самых тонких простынях и ел с золотой посуды. Теперь ему каждые полчаса обтирали лоб грязной тряпицей, и это было все лечение, которое предлагалось для спасения жизни графа де Монсоро. Но он ничего этого не знал. Кошмары сменялись один за другим. В одних он был на собрании Лиги и громко вещал о коронации герцога, хулили короля, и в этот момент его убивали. В других несся через лес, а через его седло была перекинута женщина в белом платье. Он уже не помнил, как ее зовут, кажется, она даже была мертва. Он убил ее? Когда - он не мог вспомнить, но за спиной ревели охотничьи рожки и герцог вел охоту на него и эту женщину. А конь все спотыкался, а загонщики так близко подпустили к ним собак.... И он все несся и несся, зажимая одной рукой рот женщине, а второй раздвигая ветви, которые хлестали его по лицу, уже изрезав кожу в кровь. Ну тут кошмар резко кончился, и он очутился в комнате Дианы. Большая светлая комната, ее постель с занавесками, молитвенники на столе и сама она... Сидит подле камина и ждет его, читая роман. Ждет его?! Да, ждет. Вот она встала и улыбнулась?! Хотя что странного, ведь она его жена!
- Здравствуйте, счастье мое!
Тихий нежный голос, ее руки на его шее, и она подставляет ему губы для поцелуя. Как же они нежны и ласковы... И он целует ее, а потом берет на руки и несет к постели. Диана шепчет слова любви, что-то говорит о счастье, а он не слышит ее. Они садятся кровать, и она на его коленях, и он целует ее, а она его. Какое же это счастье! Так проходит не час и не два, а целая вечность. Он отодвигается от нее и вдруг наступает прозрение - это не его она так встречала, не ему шептала слова любви, не его ждала! Это другому мужчине она так отдалась тут, в этой комнате, ему сказала, что любит! А он просто был в теле этого человека. Вон он стоит, у ее кровати и смотрит на нее. Повернись, покажи лицо! Покажи, подонок! Граф сжал во сне кулаки так, что хрустнули кости. Покажиииииии. Но мерзавец спиной стоит к графу и смотрит на Диану, которая улыбается ему. Монсоро хочет подойти и убить двоих любовников, но ноги не держат его, и он падает. Падает в тьму. В спасительную тьму, и откуда-то из далека доносится равнодушный голос, - Жить будет. Кризис миновал.
Когда граф пришел в себя, то узнал, что все это время лежал в лихорадке и метался как безумный в своем тяжелом сне. Прошло 3 дня его почти бесконечного бреда. Это привело в бешенство графа - как он, Бриана де Монсоро, главного ловчего Франции держит в постели горячка! А если бы не его жизненная сила, то он бы и не выжил в этом адском круговороте. Монсоро сухо поблагодарил хозяина и вручил ему 15 экю - огромные деньги для такого затхлого места. Хозяин на радостях забормотал, что теперь господин может болеть сколько угодно, сколько его душе требуется. Граф поблагодарил его и отказался от столь сомнительного счастья. В его планах было немедля вскочить в седло, но когда главный ловчий сделал пару шагов, встав с кровати, то едва не потерял сознание. Это заставило его изменить свое решение, и он вернулся в постель, где и провел остаток дня. Однако, граф де Монсоро чувствовал, что необходимо покидать это место - тут скорее опять заболеешь, чем выздоровеешь. Нет ни нормальной еды, ни врача и всюду грязь. По этой причине граф с трудом поднялся с постели и уже 4 мая был в седле. В первый день он доехал до нормального жилья, где ему предоставили чистую опрятную комнату, и где он наконец нормально поел, что весьма придало графу силы. Ночь, проведенная в том доме, окончательно подпитала его силы. Уже 5 мая он был в седле и несся по дороге в Меридор, хотя то и дело делал остановки: слабость еще давала знать о себе. Его поддерживал его последний сон, хотя граф и не давал вновь взять ярости взять верх над ним, боясь, что лихорадка вновь приберет его к рукам. Спина этого мужчины так и стояла перед глазами Монсоро, а счастливые глаза Дианы резали сердце! Железный организм главного ловчего выдержал и вскоре он оказался в родных местах, предвкушая встречу с женой и, возможно, со своим кошмаром....
Меридор

А. Дюма

А. Дюма
Начинающий трувер
Король Наваррский и Габриэль, сидя в гостинице, с нетерпением ожидали Анна - лакея прекрасной соблазнительницы, с которым должен был прислать вести о положении дел Обинье. Агриппа вместе с лошадьми и слугой мадмуазель де Тариньи направился в расположенный неподалеку от Лувра лес, ежели можно было так назвать заросли, откуда сторонний наблюдатель мог рассмотреть окна Лувра. Особенно часто и долго зоркий взгляд молодого человека останавливался на нескольких окнах, которые, несмотря на поздний час, все еще были освещены. Временно поручив лошадей Анну, Агриппа отправился на разведку. Подойдя чуть ближе, он смог заметить в одном из окон темную тень, которая то приближалась к окну, то удалялась от него, словно бы человек раздраженно мерил шагами свои покои. Оценив обстановку, Обинье вернулся к ожидавшему его слуге и, отдав ему короткое распоряжение, в нескольких словах описал то, что нужно было передать Беарнцу и фрейлине королевы. Кивнув и отвесив поклон, лакей удалился по поручению Агриппы, чтобы доставить сведения ожидавшим. Когда Анн явился в гостиницу, его встретил мрачный взгляд Анрио, который больше всего ненавидел ждать в неопределенности - пылкому беарнцу любой срок ожидания казался слишком длинным. пусть даже его скрашивало общество прелестницы, - и горевшее нетерпением личико госпожи Габриэль. Анн доложил то, что ему было поручено. Через несколько минут три закутанные в плащи фигуры выскользнули за порог гостиницы и направились к Лувру...
Как только все заговорщики были в сборе, после недолгого совещания и обмена впечатлениями Агриппа отправился к Лувру, рука его лежала в кармане, ощупывая заранее приготовленный обернутый бумагой камень, который должен был доставить принцу послание. Через несколько минут (время было тщательно рассчитано, обсуждалось все: те минуты, что должны были понадобиться принцу, чтобы обдумать послание, найти лестницу, спустить ее и спуститься самому...). итак, через несколько минут неподалеку должны были появиться приготовленные, оседланные должным образом лошади, которые также от нетерпения били копытом. Их должен был привести Анн. Остальные участники действа по-прежнему ожидали в лесу...
Тщательно прицелившись и размахнувшись Агриппа запустил камнем в нужное окно. Звук разбитого стекла казался небесным громом осторожному Обинье, однако не должен был встревожить стражу: мало ли пьяных школяров с бутылками в руках шатаются в ночную пору по Парижу, околачиваясь возле Лувра...
Итак, Обинье принялся терпеливо ждать. Через какое-то время возле разбитого окна вновь появилась тень, напряженно вглядывавшийся в темноту человек явно пытался высмотреть того, кто таким оригинальным способом подарил ему надежду. Еще через какое-то время из окна начала спускаться лестница, сперва неуверенно подрагивавшая, потом упавшая вниз, будто камнем. Обинье тут же подхватил другой край лестницы и сильными руками натянул его так, чтобы узнику легче было спуститься и чтобы лестница не касалась стены. В этот миг послышался тихий звук: лошади были на месте, копыта их были обвязаны мешковиной, чтобы не стучать.
Еще несколько минут потребовалось, чтобы принц спустился по лестнице. Обинье тут же накинул на его плечи заранее приготовленный плащ и вручил ему шляпу, которая должна была скрыть лицо беглеца. Ночь была безлунной и было так темно, что участники действа не могли видеть лиц друг друга. Прошептав слова благодарности, принц в ответ получил короткое и четкое пожелание поспешить. Через мгновение трое всадников уже неслись галопом прочь от Лувра к спасительному лесу, где к ним присоединились еще двое... И вся кавалькада устремилась прочь из Парижа.

Франсуа Анжуйский

Франсуа Анжуйский
Искусный сочинитель
Лувр. Покои герцога Анжуйского
Неожиданное спасение горячило Франсуа - вот! У него есть друзья! Он не одинок, его сторонники с ним и готовы перегрызть глотку за своего будущего короля! О, если бы можно было швырнуть брату в его надменное лицо:
- Видите! Мне верны более, чем Вам!
Сказать это и с торжеством посмотреть на его реакцию, а потом тоже самое повторить с матушкой. Всю жизнь они не ставили его с собой на одну доску, видя всего лишь самого младшего в семье. Не уважали его мнение и не ценили как наследника короны, но теперь все изменилось. Герцог понукал своего коня, торопясь оказаться на спасительном расстоянии от Лувра и самого Парижа. Он неособенно задумывался о том, кто же его вызволил, хотя изрядные колебания едва не сорвали побег Анжуйского. Мало ли кто подкинул спасительный план? Быть может коварные миньоны, которые издевались над ним словно над самым последним вилланом?! Смерть, точно также как и спасение могла ждать его королевское высочество на конце лестницы...
Оказавшись за стенами Парижа Анжуйский наконец озаботился личностями своих спутников. Длинные дорожные плащи из грубой шерсти и капюшоны надежно скрывали их. Единственно, что понял герцог, так это то, что один из его спасителей был женщиной. Это разожгло его любопытство. На минуту даже возникло подозрение: неужели Катрин де Монпансье по просьбе брата скачет тут рядом, спасая его? Но нет... Фигура была явно не герцогини, герцог, как ценитель женской красоты определил это моментально. Но кто же?! Ответа не было. Его спутники хранили молчание, все больше понукая лошадей, которые послушно неслись вперед. Начинал накрапывать дождь, это обеспокоило его спутников. Двое из них переглянулись и стали теснить всю кавалькаду к гостеприимным зарослям в сторонке от дороги. Сердце герцога сжалось в предчувствии плохого, лишь присутствие Антрагэ ободряло Франсуа. Кто знает, зачем его спасителям понадобилась остановка?
Когда группа добралась до зарослей, один из мужчин снял капюшон с лица и широко улыбнулся, показывая великолепные зубы.
- Кузен? - разочарование, радость и удивление - все смешалось в восклицании герцога Анжуйского, - Вы? Но что... Как?!
Наваррский явно потешался произведенным впечатлением и шутливо поклонился в ответ на приветствие герцога.
- Господа, я думаю нет смысла прятать наши лица. Да и невежливо это.
По знаку короля Наварры, путники скинули капюшоны с лица и герцог с удивлением увидел Агриппу, незнакомого хмурого мужчину и.... Габриэль де Тариньи. Воистину! Эта ночь была загадочна!
- Габриэль?, - удивленно прошептал Франусуа.
Наградив госпожу де Тариньи ласковым взглядом, Наваррский с небольшой насмешкой обратился к герцогу.
- Ая-яй, монсеньор! Вы разбиваете женские сердца так легко и так играючи, что даже не замечаете этого? Но тут Вам не избежать расплаты. Благодаря этой милой даме Вы на свободе.
- Неужели это правда?
- герцог в изумлении посмотрел на Габриэль, которая чуть порозовела от удовольствия при словах короля.
- Монсеньор, служить Вам большая честь для меня. Но я позволю себе прервать вашу беседу, господа, нам необходимо спешить. Сир...
Нежный голос Габриэль прозвучал для герцога музыкой и он вдвойне почувствоал себя на высоте. Однако она была права. Время не ждет, быть может уже погоня выслана по их следам. А возвращение было бы ужасно...
- Вы правы, сударыня. Я еще раз благодарю вас всех, - герцог окинул взглядом присутствующих и высокопарно продолжил, - когда придет время... когда придет время я никого из вас не забуду!
Смех Наваррского был ответом на слова герцога Анжуйского.
- Простите, кузен! Не удержался! Ведь мы сейчас с Вами на одинаковом положении - я изгнанник и Вы изгнанник! Забавно, неправда ли? Но я рад, что помог Вам. Это развеселит нашего "дорогого" родственничка!
Чуть заметная насмешка в интонациях Генриха не разозлила принца. Он был так рад спастись, что пропустил мимо ушей высказывания короля Наваррского и, повинуясь порыву, обянл его.
- Я так рад... Хотя, признаюсь, ожидал увидеть тут Бюсси!
Топот копыт, возвещающий о приближающемся всаднике, остудил пыл братьев и насторожил их спутников. Агриппа недовольно покосился на господина, как бы говоря: ну вот, а все Ваши спектакли. Габриэль закусила краешек губы и скинула капюшон, стараясь расслышать, что происходит на дороге, а незнакомец угрожающе положил руку на кинжал у себя на поясе. Но стук копыт затих и путник, кто бы он ни был, продолжил свою дорогу, не заметив или не заинтересовавшись беглецами.
- Ну все, кузен. Мы покидаем Вас, - король Наваррский развел руками, - моя маленькая женушка так соскучилась по мне! Мы, знаете ли, все лелеем мечту о наследнике, а для этого нужны двое, - Генрих широко улыбнулся, протягивая кошель, -держите кошелек. Тут достаточно, чтобы доехать до Рима, а Вам туда наверное и не нужно....
- Нет, я поеду в Анжер. Там мои сторонники, моя провинция. Я еще покажу брату! Но кто будет сопровождать меня?, - герцог Анжуйский вновь посмотрел на Габриэль. Совсем недавно он пытался добиться расположения этой дамы, но был встречен холодно, а теперь.... Откуда такая перемена? Впрочем.. Тем лучше, что интересного в быстрых победах? Только настоящие бои дарят наслаждение...
- Думаю, что Анн, лакей госпожи де Тариньи и Агриппа, если позволите, но мне он нужен и самому... Потому предлагаю Вам взять только Анна. С ним Вы и меньше внимания будете привлекать, - Генрих был серьезен впервые за последние 15 минут.
- А госпожа де Тариньи?, - Анжуйский надменно и вопросительно посмотрел на Габриэль.
- О, монсеньор, я как раз хотела просить Вас о разрешении сопровождать Вас. Но я женщина и не смогу лететь за Вами подобно ветру.
- Решено я поеду с Анном, а Вы вместе с нами, в дороге что-нибудь придумаем

После того, как было приятно решение, всадники вновь оседлали лошадей и помчались по дороге. Только теперь двое возвращались в Париж, а четверо неслись в сторону Анжера...
1 мая - 6 мая 1578 года

Бесконечно длинными показались герцогу дни, проведенные в дороге. Ему все слышались крики догоняющих его слуг короля, которые его, принца крови! Отвезут позорно назад к брату на скорую расправу. Не способный думать ни о чем другом, кроме как о своем спасении, Анжуйский почти не спал. Верный Анн выбирал окольные пути, заботился о смене лошадей, а в дороге приобрел для герцога простой желтый камзол, на подобии тех, что носили купцы. В этом облачении никто бы не узнал брата короля.
Габриэль де Тариньи верно сопровождала принца, сцепливая зубы от боли, которая разрывала ее тело. Ее грела лишь одна мысль - все, что она делает даст ей большие привилегии. На шестой день, когда фрейлина уже изнемогала от тягот путешествия и могла улыбаться принцу лишь стиснув зубы, ее успокоили, сказав, что до Анжера осталось совсем немного. Это придало сил всей компании.
Анжер. Гостиница "Бравый рыцарь"

Франсуа де Рибейрак

Франсуа де Рибейрак
Искусный сочинитель
1 мая - 6 мая 1578 года


В Воратах Парижа показался довольно старый и оборванный мужчина, вёдший под узды такую же неказистую на вид, как и он сам, лошадь. Стража, видя это шествие не могла не расхохотаться, впрочем как и прохожие, последовавшие их примеру.
-Эй, старик, - сказал один из стражников не скрывая своей улыбки, - Ты что, рещил вспомнить сою лихую молодость или просто жить надоело?
Старик улыбнулся и сказал тихим скряжащим голосом:
- Да вот, у внучка день рождения скоро, вот и купил в подарок, торговец всё уговаривал, уговаривал, говорил, что самый быстрый и лучший скакун во всей Франции, ну я и отдал ему свои последние деньги. Вот теперь веду испробовать этого скакуна, а то вдруг обманул.
- Да, эта кляча действительно лучшая во всей Франции! - продолжали хохотать стражники.
А старик, тем временем вышел за ворота и стал влезать в седло, стражники наблюдали за ним и с улыбкой на лицах ждали когда он рухнет. Но старик резво вскочил в седло, выпирямился в нём и с лихой улыбкой лихо поскакал прочь, оставив позади изумлённых стражников.
Франсуа де Рибейрак быстро нёсся по дорогам, несколько раз сворачивал, заезжал в лес и срезал там углы, он старался запутать свой след и у него это неплохо получалось.
Вот дураки! - думал Рибейрак - Наверняка у миньонов научились не видить дичь перед самым носом!
Рибейрак проскакал весь день и под вечер только остановился в какой-то гостинице, он умылся, потребовал чистую одежду и велел хорошенько вымыть и накормить своего коня, после чего завалился спать.
Проснувшись на рассвете, граф заплатил хозяину гостиницы, вскочил на своего коня и умчался в Анжер, ни разу больше не остановившись.[center]
http://vkontakte.ru/id7433380?12382

Этьен де Ланже

Этьен де Ланже
Начинающий трувер
30 апреля - 8 мая.

Как только молодой человек выехал за ворота, свежий ветер рывком проник под камзол, пробежал прохладной волной по разгоряченной груди.
Садившееся солнце, дорога, убегавшая в даль от Парижа, запах молодой травы – все это заставило и без того взволнованного де Ланже затрепетать всем своим существом.
Он поднял коня на дыбы, и помчался по дороге во весь опор, наслаждаясь чувством полета.
Карету и людей, по-видимому, ожидавших его появления, он заметил издалека. Большая, тяжелая карета, предназначенная для дальних путешествий, напомнила ему о том, что по слухам, герцог де Гиз и его брат и сестра покинули Париж.
Смутная догадка заставила его вздрогнуть. Что если в карете сама герцогиня, а где-то поблизости ее сиятельные братья? С одной стороны, у него перехватило дыхание от мысли, что он вновь увидит Катрин де Монпансье и даже может быть, будет сопровождать ее. С другой стороны, он и в самом деле оробел. Если рядом с этой прекрасной женщиной он чувствовал себя никем, то рядом с великим герцогом, который в его годы уже был прославленным полководцем, Этьен и вовсе боялся потеряться.
Однако, подъехав поближе, он не удержался от вздоха разочарования. Карета была пуста, а один из сопровождающих подал ему записку, написанную мелким косым подчерком и едва уловимо пахшую жасмином.
«Я покидаю Париж, и вы как мой рыцарь должны последовать за мной. Карета в вашем распоряжении, мои люди знают, куда следует направиться. Об остальном не заботьтесь, я найду вас. К. М.»
Молодой человек несколько раз пробежал записку глазами. Ее рыцарь! Он спрятал записку на груди и утвердительно кивнул слуге, подавшему записку. Через несколько минут, карета уже катилась в сторону Анжера.

Катрин де Монпансье

Катрин де Монпансье
Искусный сочинитель
30 апреля - 9 мая

Расставшись за воротами Парижа с братьями, герцогиня Монпансье сменила карету, столь любезно снаряженную братом, на свою. Удобный, надежный, но слишком тяжелый и потому медленный экипаж, не подходил для ее целей. Каким-то внутренним чутьем она угадывала, что события этой ночи, ну или следующей, сделают центром всей политической интриги провинциальный Анжер, а значит нужно попасть туда первой.
Однако, даже почти загоняя лошадей, и меняя всю четверку при первой возможности, она должна была затратить на дорогу больше недели. Герцогиня была готова рыдать от злости и досады на себя – верхом она могла бы прибыть на место быстрее, но после полудня, проведенного в седле, она бормоча про себя совершенно не приставшие даме проклятия, была вынуждена дождаться кареты, и продолжить путь в ней.
Оставшиеся дни пути Катрин де Монпансье провела мечась на бархатных подушках, разрываемая болью в перенапряженной ступне, раздумьями о том, в каком виде подать произошедшее барону де Меридор, самому почтенному члену Лиги в Анжере, и ощущением что она немилосердно опаздывает.

Особенно тяжело дался герцогине последний день, точнее ночь. По мере приближения к Анжеру, ей все время казалось, что она слышит топот верховых. Мысль о том, что это могли быть лошади как союзников, которые без присмотра могли превратиться во врагов, так и врагов, которых только смерть могла сделать союзниками, женщина только впивалась ногтями в ладони и приказывала ехать быстрее. Когда сумерки сделали продвижение невозможным, и все, и лошади, и сопровождающие и слуги думали только об отдыхе, герцогиня, в очередной раз мысленно прокляв весь род Валуа, приказала зажечь факелы и двигаться дальше и ночью. Только после полуночи, когда карета въехала в лес, а лошади рисковали сломать спотыкающиеся ноги о корни или поваленные бревна, эта властная женщина с лихорадочно горящими глазами, приказала остановиться на ночлег. С первыми лучами солнца, она намеревалась продолжить путь, и оказаться в Меридоре никак не позже полудня.

Катрин де Монпансье

Катрин де Монпансье
Искусный сочинитель
Ранее утро 9 мая

Холодный и сырой предрассветный воздух просочился сквозь плотные занавеси кареты, угли в жаровне совсем остыли, а теплое, подбитое мехом покрывало сползло вниз, заставив герцогиню Монпансье поежиться. Она недовольно поморщилась и открыла глаза. Солнце только взошло, и теперь превращало каждую каплю росы в драгоценный камень. В лесу запели первые птицы, запах прелой листвы и свежей травы кружил голову. Прекрасное и по-своему идиллическое утро могло привести в самое благостное расположение духа и более угрюмую натуру, чем госпожа Монпансье. Но ночь, полная беспокойных сновидений, неудобное ложе и утренний холод только еще больше раздосадовали герцогиню.
Она вышла из кареты, приказала одному из сопровождающих, поддерживавшему костер, готовить продолжить путь. Спутники герцогини представляли собой довольно жалкое зрелище - ночь в лесу, холодном и мокром после дождя никому не пойдет на пользу, но ее воздействие на людей, неделю проведших в седле и несколько дней не видевших нормальной постели, было самым пагубным. Дворяне выглядели как слуги, слуги как последние из крестьян, лошади... впрочем, лошади выглядели просто утомленными.
Герцогиня приказала камеристке подать маленькое зеркальце. Увиденное, подняло степень досады этой гордой женщины на новую высоту. Дорожное платье было совсем измято, прическа, самая простая из всех возможных, растрепалась, под глазами были темные круги, а обычно белое лицо стало откровенно бледным.
В таком виде появляться в Анжере нельзя! А то еще подумают, что дом Гизов отправлен в изгнание, а герцогиня Монпансье была вынуждена спасаться бегством! От этой мысли губы женщины презрительно дрогнули.
Но ведь может быть так оно и есть... Уже девять дней у меня нет никаких новостей о братьях. При первой же возможности она направляла кого-либо из своих людей и придорожные городки или трактиры чтобы узнать последние слухи, но каждый раз оказывалось что она обладала более свежими сведениями. И тем не менее, как только карета снова тронулась в путь, она отправила одного из дворян вперед, в Анжер, узнать не слышно ли чего там.
Меж тем, высоко поднявшееся солнце просушило дорогу, лес и спутников герцогини. Камеристка поправила прическу госпожи, теперь, сидя у ее ног - очищала подол платья. Глоток вина и остатки вчерашнего пирога с голубятиной также пошли на пользу настроению герцогини. Она была слишком рассудительна и жизнелюбива, чтоб переживать дольше, чем это было необходимо, поэтому как только ее посланец скрылся из виду, она оставила свое беспокойство о судьбе мужчин дома Гизов, в любом случае, сейчас она ничего не знала о них, а значит не могла предпринять ничего, кроме того, что ей уже было приказано.
Госпожа Монпансье расправила платье, и положив руки на колени придирчиво осмотрела кружевные манжеты, ловко пришитые Иветтой прямо к платью. Не смотря на то, что карета изрядно качалась, девушка настолько боялась доставить неудовольствие своей хозяйке, что умудрилась ни разу не задеть ее мраморно белые руки иголкой.
Улыбка удовлетворения скользнула по серьезному лицу герцогини. Она приказала отдернуть занавеси и теперь любовалась окрестностями.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 4]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Blog2x2.ru