Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 2]

1 10 мая. 9-10 утра. Анжер. в Октябрь 3rd 2009, 9:36 pm

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
10 мая. 9-10 утра. Анжер.
Спальня герцога Анжуйского


Утром Франсуа проснулся в прекрасном расположении духа. Весь вчерашний вечер он размышлял, как добиться любви госпожи де Монсоро. Принц никогда не забывал обид и оскорблений, а главный ловчий нанёс Франсуа и того, и другого в достаточных количествах. Монсоро не только обманул своего сеньора и украл у него женщину, но он ещё посмел угрожать принцу крови. Одно воспоминание об этом приводило Франсуа в неистовство. Однако мысль о том, как он посмеётся над господином главным ловчим, когда украдёт у того жену, согревала душу герцога Анжуйского, как солнце согревает одинокого путника после дождя.
"Монсоро сказал, что Диана в Анжере. Отлично"- подумал Франсуа: "Ей придётся присутствовать на балу, который я устрою в честь приезда королевы-матери."
Но как только принц вспомнил про приезд матушки, он почувствовал, как страх сковывает его изнутри. Когда герцог был ребёнком, он очень боялся Екатерину, но и сейчас, уже будучи взрослым мужчиной, Франсуа испытывал страх при мысли об этой женщине.
"Дьявол! Она же приезжает сегодня!". И всё хорошее настроение мигом улетучилось.
"Однако, матушка направляется сюда, как посланник Генриха, просящего о мире. Это значит, он слаб. Брат боится меня"- при этой мысли Франсуа усмехнулся. Страх отступил, и его место заняла уверенность в своих силах.
"Настало время отомстить всем, кто насмехался надо мной"- злобно подумал герцог Анжуйский. "Клянусь, я подниму весь Анжер! И пусть Генрих дрожит в своём Париже. Я раздую огонь гражданской войны! Я покажу всем, что король Франции- ни на что не способный трус. В Анжере его презирают, так пусть это презрение распространится по всем провинциям!"
Он приподнялся на локтях, и в его глазах вспыхнул огонь. Франсуа вспомнил, как миньоны короля оскорбляли принца, во время его заточения в Лувре.
"Вам я особенно припомню все ваши выходки, господа де Келюс, де Можирон, де Шомберг и д'Эпернон. Каждое ваше слово, каждый ваш жест. Я помню всё. И будьте уверены, вы будете первыми после Генриха, на кого обрушится мой гнев."
И Франсуа вновь откинулся на подушки.

Габриэль де Тариньи


Искусный сочинитель
Сразу после пира герцог извинился перед своей нынешней любовницей за то, что не составит ей компанию ночью. Расстроенная было этим фактом, госпожа де Тариньи отправилась к себе одна, но быстро утешилась придя к разумному выводу, что приезд королевы-матери выбил из привычного русла герцога Анжуйского. Вернувшись к себе в покои, прелестница обнаружила там свою служанку Марию и весь свой гардероб, с таким нетерпением ожидаемый ею. Счастью Габриэль не было границ. Это мигом подняло ее настроение, а присутствие верной камеристки ободрило. Раздевшись с помощью Мари, Габриэль забралась в свою постель и заснула, раскинувшись на шелковых простынях. Лежа в постели, она размышляла о том, почему на пиру не было графа де Бюсси и куда он мог пропасть в такой момент, как подготовка войны и приезда Екатерины Медичи? Габриэль терялась в загадках, но это было немыслимо интересно...
Утром молодая фрейлина с наслаждением надела один из своих любимых туалетов, причесала волосы в модную прическу и отправилась к герцогу Анжуйскому.
Изящная, почти воздушная, Габриэль летела по плитам дворца, чувствуя себя тут хозяйкой. После вчерашнего праздника все должны были бы еще приходить в себя, но известие о том, что приезжает Екатерина, взбудоражило Анжер и его обитателей больше, чем преддверие войны. Подойдя к дверям спальни его высочества, Габриэль чуть задержалась для приятной беседы с командиром охраны, шепнувшим интересную вещь в красивое ушко новой пассии принца. Понимающе кивнув, фрейлина вошла в опочивальню.
Герцог уже не спал, но явно был весь в своих думах. Стараясь не мешать ему, Габриэль присела в почтительном реверансе, ожидая приглашения пройти в глубь комнаты и заговорить.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Откинувшись на подушки, Франсуа продолжил мечтательно глядеть в потолок, тщательно обдумывая план мести и находясь в состоянии сладкой дремоты. Вставать с мягкой и тёплой кровати ему ещё не хотелось, да и время было слишком ранним. Сладко зевнув, герцог Анжуйский уже собирался вновь закрыть глаза и заснуть, как вдруг дверь отворилась, и кто-то зашёл в комнату.
"Чёрт, Бюсси, не сейчас",- мысленно взмолился Франсуа:"Я не желаю сейчас слышать ни об обороне этого проклятого Анжера, ни о приезде моей матери. Может, притвориться спящим? Хотя он всё равно не уйдёт."- обречённо решил принц и, лениво потянувшись, повернул голову в сторону вошедшего.
Но когда герцог увидел госпожу де Тариньи, присевшую перед ним в почтительном реверансе, он с облегчением вздохнул.
"Что ж, наискучнейший разговор с Бюсси откладывается". – пронеслось в голове у несказанно обрадованного принца.
Франсуа приподнялся на локтях и сказал, сонно растягивая слова:
- А… Это Вы, милая Габриэль, - и принц попытался подавить зевок, изобразив улыбку, которая, однако, получилась больше похожей на гримасу человека, корчащегося в предсмертной агонии, - я так рад Вас видеть. Прошу Вас, присаживайтесь,- и Франсуа указал на край своей кровати.
В то же время наследник престола принялся рассеянно рассматривать свою любовницу, непроизвольно сравнивая её с Дианой.
Габриэль была красива, но это была красота опытной обольстительницы, тогда как прелесть госпожи де Монсоро притягивала своей невинностью и свежестью. Вспомнив, что у Дианы есть муж, который прикасается к предмету его обожания, Франсуа непроизвольно поморщился.
-Чем я обязан Вашему посещению, дорогая Габриэль?- вернулся к реальности герцог.

Габриэль де Тариньи


Искусный сочинитель
Наконец позволив себе выпрямится, госпожа де Тариньи поспешила последовать приглашению хозяина замка. Мягко ступая по плитам пола своими маленькими ножками в розовых туфлях, украшенных лентами по парижской моде, Габриэль подошла к кровати и грациозно села на уголок, пышно раскинув юбки. Как всегда она была великолепна настолько, насколько может выглядеть ухоженная женщина в свои 23 года щедро одаренная природой и не привыкшая прятать свои богатства. Рыжие локоны были уложенны в высокую прическу и лежали короной на голове, переплетенные ниткой жемчуга, а одна прядь намеренно была выпущена на пышную белую грудь, видневшуюся в низком вырезе платья. Прямо в нежной ложбинке лежал крест, одетый на тонкую цепочку. Белая бена кружев на вырезе и рукавах платья оттеняла кожу Габриэль, делая ее нежно-розовой. Зеленые глаза прелестницы так и сверкали, подчеркнутые изумрудами сережек и янтарным цветом волос. Ночь в одиночестве достаточно восстановила силы Габриэль, утраченные в поездке и она вновь была готова блистать.
- Доброе утро, монсеньор!
Длинные ресницы и чуть подкрашенные веки на мгновение скрыли глаза фрейлины, но не надолго.
- Я явилась засвидетельствовать Вам свое почтение и благодарность за то, как Вы представили меня вчера обществу Анжера. Это воистину великая честь для меня...
Разговаривая с герцогом, Габриэль чуть подалась вперед и говорила с легким придыхаением. Ее удивила холодность ее вчерашнего пылкого любовника в этой утренней встрече. Тогда как ей так хотелось ласки... Да она и была вправе рассчитывать на нее! А тут гримасы и почти холодность - "...чем обязан...".

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
- Что Вы, сударыня, я представил Вас так, как Вы и заслуживаете. Самая прекрасная и самая отважная женщина в мире, должна быть представлена обществу именно так,- улыбнулся герцог, раздумывая над тем, что ему сказать Диане, когда та появится на балу.
"Но этот чёртов Монсоро ни на шаг от неё не отойдёт," - зло вспомнил Франсуа и сокрушённо вздохнул.
- Габриэль, Вы помогли мне бежать от моего коварного брата, который посмел обвинить меня в измене. А я никогда не забываю своих друзей. Тем более, что Вы возымели такую власть над моим сердцем…
Принц придвинулся к госпоже де Тариньи, протянул руку и стал поигрывать золотистым локоном, покоящимся на белоснежной груди Габриэль.
"Хотя если приказать Бюсси отвлечь старого ревнивца? А потом незаметно увести Диану? Она не сможет отказать мне в танце." – Размышлял Франсуа: "Заснуть я уже не смогу. Поэтому надо чем-то себя занять до прихода Бюсси."
Взгляд принца упал на вздымавшуюся грудь Габриэль, затянутую в тугой корсет, и герцог Анжуйский пришёл к выводу, что совсем не против расслабиться в обществе этой красивой женщины.
- Я был так одинок этой ночью, сударыня,- прошетал Франсуа на ушко Габриэль, - но смею надеяться, Вы согласитесь скрасить моё ожидание матушки… - и принц крови обвил руки вокруг талии госпожи де Тариньи.

Габриэль де Тариньи


Искусный сочинитель
Каждая женщина, обладающая подаренной ей природной чуткостью, знает точно, где ее обманывают и только если она сама хочет обмануться, то поддается очарованию лжи. Чувства Габриэль уловили отстраненность герцога Анжуйского, его неискренность и углубленность в свои мысли.
«Тут не до меня», - явно всплыл ответ в мозгу. Но принимать чувства за ответы на все вопросы было бы неразумно, и госпожа де Тариньи ограничилась тем, что решила узнать мысли, столь плотно занимающие голову его высочества. Пусть даже это банальный ответ на ее вопросы – приезд Екатерины Медичи в Анжер.
Как вдруг герцог нежно обнял свою спасительницу и его губы оказались прямо у уха прелестницы. Горячее дыхание Франсуа обожгло нежную кожу, а по спине пробежала дрожь. Чуть изогнувшись навстречу любовнику, Габриэль прошептала:
- О, монсеньор, любое Ваше желание – закон для меня и является также и моим желанием.
Полузакрыв глаза, молодая женщина отдалась нежным ласкам герцога, с радостью чувствуя, как ее охватывает знакомая теплая волна.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
"Какие же всё-таки у Вас мягкие волосы , сударыня," - думал Франсуа, зарываясь лицом в рыжие локоны Габриэль и ещё крепче прижимая к себе хрупкое тело госпожи де Тариньи.
"Но я бы отдал всё на свете за то, чтобы так прижать к себе Диану. Однако она не подпускает меня к себе ни на шаг!" - и принц принялся покрывать шею Габриэль жаркими поцелуями.
- О, сударыня... - шептал он, но мысли его были далеко от этой спальни.
"Она ненавидит меня. Презирает! Меня, принца крови! Она стала женой этого мерзкого предателя, лишь бы не быть со мной!"
Франсуа еле слышно зарычал и впился поцелуем в нежные губы фрейлины королевы Наваррской.
"Что это провинциалочка о себе возомнила? Но я так просто не сдамся. И никто не сможет помешать мне. Монсоро украл у меня возлюбленную, а я украду у него жену."
Сейчас для герцога Анжуйского, женщина, чьё лицо он покрывал поцелуями и чьё тело сжимал в объятиях, была лишь средством от боли и ярости, раздиравшими его изнутри.
Да, это поможет ему забыться, думал он. Франсуа полагал, что если накинется на Габриэль, то сможет хоть на время забыть Диану, образ которой стал для него наваждением. Однако он ошибся. Даже сейчас он видел прекрасное лицо госпожи де Монсоро.

Габриэль де Тариньи


Искусный сочинитель
Габриэль умело подставляла под ласки герцога свое нежное тело, но пускать его дальше невинной игры не собиралась. Уже при первом поцелуе, который дал ей прочувствовать всю степень напряженности его высочества, она поняла, что сейчас она занимает герцога ровно на столько, на сколько красивая лошадь в конюшне. Есть и хорошо. Такое отношение женщина терпеть не собиралась. Габриэль знала себе цену и то, чего стоит. Ответив на последний поцелуй герцога Анжуйского, фрейлина королевы Наваррской еле слышно прошептала, задыхаясь от охватившего ее томления:
- Монсеньер, что с Вами? Вас что-то гложет.. Поведайте мне, Вашему преданному и искреннему другу.
Поправив выбившиеся локоны, Габриэль вновь зашептала:
- Быть может я и не могу всего... Но я всегда на вашей стороне.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Франсуа глубоко вдохнул и посмотрел в прекрасные глаза фрейлины королевы Наваррской.
"Вы хотите услышать правду, госпожа де Тариньи?" - мысленно усмехнулся принц: "Чтож, я не могу позволить себе такой роскоши и поделиться с Вами своими переживаниями".
- Милая Габриэль... - прошептал принц крови - Я несказанно рад тому, что у меня есть такой верный друг и помощник в Вашем лице, поэтому скажу Вам, что меня гложет и душит изнутри. Приезд моей матушки не даёт мне покоя. Что мне привезёт эта женщина от моего мстительного брата? Мир или яд? - и Франсуа нахмурился и продолжил - Я не боюсь принять смерть, но совесть не позволяет мне рисковать жизнью и оставить народ Франции на растерзание этого тирана.
Принц угрожающе взмахнул рукой, словно обращаясь к брату, и лёг обратно на подушки.
Разумеется, Франсуа нисколько не опасался Генриха. Он боялся влияния Екатерины, и того, что она может изменить его решение идти на Париж. Но вот за свою жизнь герцог Анжуйский сейчас был спокоен.
- Франция погрязла в раздоре, как мой брат в распутстве. Король, устраивающий оргии вечером и покаяния утром, не может управлять такой достойной страной. И я намерен это исправить, - патетично закончил Франсуа и возвёл глаза к потолку.

Габриэль де Тариньи


Искусный сочинитель
Стараясь не рассмеяться, соблазнительница прикусила краешек губы в излюбленном жесте. Высокопарный тон герцога, его слова и мимика говорили о том, что он играет, скрывая свои мысли под маской. Мало того, он был уверен в том, что спрятал истину за пьесой. Скрыв зеленые глаза за густым и длинным покрывалом темно-медных ресниц, Габриэль пальцем провела по линии декольте, словно поправляя кружево.
- Ах, монсеньор! Как хорошо, что Вы вдали от всех этих ужасов, а главное - от своих врагов! Сейчас друзья и Ваша храбрость создали Вам надежный оплот, способный выдержать все неприятности.
Голос молодой женщины чуть дрожал, словно от тревоги, а сам внешний вид говорил о кротости и смирении. Казалось, еще немного и эта рыжеволосая нимфа заплачет от страха за принца крови...
- Кортеж королевы-матери уже видно со стен города. Об этом мне сказал начальник Вашей охраны.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Услышав о том, что кортеж королевы-матери уже у стен города, Франсуа резко побледнел. Приезд Екатерины до последнего казался ему очень далёким событием, ведь минуту назад, лёжа в кровати и рассказывая Габриэль о своих вымышленных опасениях, принц и представить себе не мог, что момент встречи с матушкой так близок. Вот сейчас герцог Анжуйский действительно, по-настоящему испугался. Ему предстояло сделать решающий выбор между заключением мира с братом и объявлением войны королю.
"Чёрт побери! Бюсси, где же ты? Почему тебя никогда нет, когда ты нужен!" - в панике думал принц крови. - "Что мне делать? Приказать открыть ворота? Или нет?"
Глаза Франсуа метались по комнате, словно в поисках графа.
- Уже видно со стен города?... - отрывисто переспросил принц, как будто надеялся на то, что эти роковые слова ему послышались.
Герцог Анжуйский с трудом взял себя в руки, но его длинные тонкие пальцы всё также судорожно сжимались и разжимались, комкая одеяло.
"Мир или война? Война или мир?" - казалось, кроме этого герцог Анжуйский не мог больше ни о чём думать. "Ну же, Луи, где же ты! Неужели я должен всё решать самостоятельно?" - от этой мысли по спине принца побежали мурашки, а на лбу выступил холодный пот.
Внезапно Франсуа осознал, что войны он очень сильно страшится.
"А если я потерплю поражение? Что тогда? Бастилия? Плаха?" - герцог Анжуйский сглотнул.
Воображение принца мигом нарисовало ужасную картину: Генрих, с белым от ярости лицом приказывает казнить Франсуа. Палач заносит топор и ... Герцог вздрогнул и невольно дотронулся рукой до своей шеи. Но с другой стороны, если сейчас он согласится на мир, то Генрих запросто может схватить его по возвращению в Париж и с тем же успехом казнить.
"Бюсси..." - с отчаянием подумал принц крови.

граф де Бюсси

avatar
Первая шпага Франции
Утро 10 мая ворвалось в сознание Бюсси воспоминаниями о вчерашней ночи и остатки сонной благости слетели с молодого человека, словно сдутые легким весенним ветерком. Надо было действовать и действовать немедленно. Треп слуг вчера вечером про возможный приезд Медичи заставил Клермона не залеживаться в постели. Поспешно завершив свой утренний туалет, Луи покинул свои покои и направился к принцу. Пользуясь своими привилегиями, перехватив в коридоре камердинера дофина и выяснив у слуги, что герцог у себя , д'Амбуаз вошел в покои его высочества. Сейчас Франсуа напуган, а значит наиболее внушаем, - думал граф, в планы которого входило переговорить с сюзереном перед тем, как этот болезненно-амбициозный вечный наследник Французского престола попадет под влияние недюжинного ума мадам Катрин. Солнце, играя на медово-золотистом полу герцогской спальни и отражаясь от позолоты интерьера, слепило глаза каждому входящему и Бюсси невольно зажмурился.
- Доброе утро, монсеньор, - почтительно и с чуть уловимым сарказмом усмехнулся граф в бледное лицо Франциска, - О, мадмуазель, позвольте вас приветствовать - галантно поклонился Луи прелестной Тариньи.
- Эта птичка уже прилетела с утра пораньше, напеть нашему принцу...
И нарочито вежливо продолжил, чуть улыбнувшись с непроницаемым выражением на красивом лице: - Ваше высочество, я кажется не вовремя...


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Габриэль де Тариньи


Искусный сочинитель
Легкие шаги, а затем и сильный, прямо таки завораживающий мужской голос, заставили Габриэль повернутся на встречу входящему, которым оказался граф де Бюсси. Искорка вспыхнула и погасла в зеленых глазах фрейлины королевы Наваррской. Она все еще помнила, как неучтиво поступил граф в Париже, дав обещание придти и нарушив его. Это было не в правилах последнего рыцаря Франции, значит ему что-то серьезно помешало. Габриэль обычно не давала второй шанс мужчинам, но этому можно было сделать поблажку. Слухи про мастерство и силу первого забияки двора Генриха III ходили среди дам преданиями, а от такого кушанья отказыватся не стоило, хотя у рыжеволосой обольстительницы и были подозрения, что сплетницы преувеличивают. Но... Лучше один раз попробовать, чем сто раз услышать.
Милая улыбка расцвела на губах госпожи де Тариньи, она словно встретила графа де Бюсси в парке на прогулке, а не в спальне герцога Анжуйского.
- Господин де Бюсси..., - длинные ресницы вспорхнули, скрыв на мгновение жадный взгляд. Большего Габриэль не могла себе позволить, пока герцог не поприветствует свого фаворита. Покидать покои своего любовника в планы женщины не входило. Она спасла герцога и теперь имеет полное право быть с ним рядом, а также поддерживать и помогать во всех его планах... Ну или почти во всех.
Нежной ручкой, фрейлина ловко поправила шнуровку, немного потрепанную герцогом, и соскользнула на пол с высокой кровати. На мгновение из под верхних юбок показались ножки идеальной формы в белых чулках. Словно стыдясь, Габриэль одернула платье, пряча икры.
Присев в полуреверансе самой грации, молодая женщина, выпрямившись, подошла к одной из колонн, украшавших спальню, и положила на нее руку.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Увидев последнего рыцаря Франции, вошедшего в его покои, герцог Анжуйский чуть не вскрикнул от радости. Он уже почти оставил надежду поговорить с Бюсси и что-нибудь решить относительно своего венценосного брата. Но приход графа заставил Франсуа вновь воспрять духом и даже немного расслабиться. Наследник французского престола был уверен, что Бюсси сможет найти правильный выход из любой ситуации. Принц откинулся на подушки. Минуту назад, он в панике решал, что же ему предпринять и каковы его шансы попасться в руки разгневанного Генриха. Однако Бюсси каким-то образом внушил Франсуа уверенность в собственных силах, не успев даже ничего сказать.
"Наконец-то ты пришёл. Теперь я могу не беспокоиться о том, что мне придётся всё делать самому. Боже, Луи, как же ты вовремя!" - с облегчением подумал Франсуа.
- Бюсси! – улыбнулся герцог Анжуйский и сделал приглашающий жест в сторону края своей кровати, - я очень рад тебя видеть.
Через мгновение принц крови обратился к Габриэль, которая к величайшему сожаления герцога уже упорхнула от него и теперь стояла неподалёку, облокотившись своей белой ручкой о колонну:
- Дорогая Габриэль, я очень сожалею о том, что нас прервали, но нынешняя обстановка требует, чтобы я немедленно обсудил некоторые вопросы с господином де Бюсси. Речь пойдёт о войне, и я думаю, что столь нежной и прелестной женщине будет неприятно присутствовать при этом.
Герцог Анжуйский не хотел, чтобы кто-нибудь присутствовал при его разговоре с Бюсси, пусть и такое очаровательное создание, как Габриэль де Тариньи. Ему предстояло решить вопрос мира. Хотя заключать мир Франсуа уже раздумал. Присутствие Бюсси умиротворительно подействовало на герцога, и он мгновенно забыл о том, как несколько минут назад вздрагивал от одной мысли о том, что сделает брат, если принц пойдёт против него, но потерпит поражение.
Сейчас Франсуа был так твёрдо уверен в своей победе, словно к нему в покои пришёл не один человек, а тридцать тысяч хорошо натренированных и верных ему солдат.

граф де Бюсси

avatar
Первая шпага Франции
Бюсси, проводив взглядом стройную фигурку мадмуазель де Тариньи, и снова обнажив в улыбке ряд белоснежных зубов, чуть откинув голову назад и открыто глядя в глаза принцу, ответил:
- Война, война... Да война - это явно не забота столь прекрасных дам, как наша Габриэль, так что, монсеньор, мы явно перейдем к обсуждению менее высоких материй, нежели обсуждались здесь до моего прихода, но увы... Увы...
Поизнеся эти слова, граф удобно уселся на широкое ложе герцога Анжуйского. Молодой человек явно прочел на челе принца искреннюю радость, блеснувшую при его появлении, и это даже несколько удивило Клермона, особенно учитывая, что он явно помешал утренним галантым похождениям своего сюзерена. Хотя сам факт, что кортеж королевы-матери, судя по слухам, упорно витающим по дворцу, приблежался к стенам Анжера, дела и впрям были первичны, тем более для этого трусоватого, но самолюбивого и главное очень нерешительного, но на редкость честолюбивого человека, которым был Франциск де Валуа. Оттого-то Бюсси, удобно расположившись на краю кровати и с удовольствием глядя на фрейлину королевы Маргариты, ждал когда они с герцогом, наконец-таки остануться одни.


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Габриэль де Тариньи


Искусный сочинитель
В ответ на слова герцога Габриэль лишь улыбнулась по-началу. Как мило. Когда его высочество бежал, унося во все тяжки из Парижа свою несчастную жизнь, он отнюдь не считал, что его спасительница не имеет права слушать его планы на будущее. А сейчас играет саму снисходительность по отношению к той, что была послана ему его же сестрой и зятем в качестве опоры. Впрочем, чего ждать от человека из семьи Валуа. Только женщины в ней и достойны внимания.
Не злость, но холодный расчет пронесся в хорошенькой головке, а губы растянулись в светской улыбке.
Присев в реверансе перед его высочеством, Габриэль метнула в него убийственно-нежный взгляд и произнесла:
- Монсеньор, я повинуюсь Вашему желанию.
Мысли о приезде королевы-матери занимали рыжеволосую обольстительницу, когда она покидала покои своего любовника, принца-крови Франсуа де Валуа. Ее величество приехала в Анжер требовать мира и она его непременно добъется, но мир был невыгоден королю Наваррскому и его супруге, а значит стоило сделать все, чтобы не допустить его заключения. Задача не из легких, если учитывать, как герцог боится свою мать и было отчего! Тонкий политик, сильная личность, она умела подчинять себе людей с первого слова...
Мягкой грациозной походкой холеной кошки, Габриэль вышла из покоев герцога.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Как только Габриэль де Тариньи скрылась за дверью, Франсуа воскликнул:
- Бюсси! Говори, что там с приездом моей матери? Какие ты дал распоряжения?
Принц крови был твёрдо уверен в том, что де Бюсси уже всё за него устроил, и теперь ему не о чем беспокоиться. Если бы это было возможно, Франсуа с удовольствием доверил бы даже ведение переговоров с матерью графу. Но, к величайшему неудовольствию герцога Анжуйского, это было невозможно.
К тому же Франсуа всё ещё не решил, что он будет говорить посланнику мира, который прибудет в самое ближайшее время. Принц хотел убедиться в том, что граф де Бюсси поддерживает его желание объявить войну королю Франции.
И даже стоя на пороге гражданской войны, герцог Анжуйский ни на минуту не задумывался о том, в каком состоянии находится его армия, и есть ли она вообще.
Сейчас Франсуа куда больше волновал вопрос о том, что ему делать с побеждённым Генрихом.
"Заключить в монастырь или казнить?" - думал принц крови и наследник французской короны. "Или быть может в Бастилию? Если вспомнить всё, что он мне сделал… Этих проклятых миньонов я точно прикажу казнить, а вот насчёт Анри ещё надо подумать".
Внезапно герцог Анжуйский вспомнил, что он всё ещё находится в Анжере.
Он вздохнул и посмотрел на Бюсси в ожидании ответа.

граф де Бюсси

avatar
Первая шпага Франции
Молодой человек с удовольствием проводил взглядом ладную фигурку фрейлины, и тут же забыл о ней, как только шелковые юбки мелькнули на выходе из комнаты. С интересом глядя на волнение, столь явно читающееся на лице сюзерена, д"Амбуаз принялся успокаивать, весьма и весьма перепуганного принца.
- Эко тебя разбирает, а еще о короне возмечтал, - мысленно усмехнулся Луи, однако ни один мускул не дрогнул на его красивом лице.
- Я еще ночью перекрыл все въезды и выезды в город, - ответил Бюсси, - и теперь, без нашего ведома мышь не проскочит, ворона не пролетит. Так что уж кортеж королевы-матери никак не сможет нагрянуть неожиданно. Но сам факт, что она едет сюда... - граф довольно усмехнулся, и чуть прищурившись посмотрел на дофина. Облокотившись на постель и развалившись на кровати поудобнее, Клермон продолжил:
- Она едет явно просить мира. Наверняка ее послал сюда король. Заметьте, ее, а не армию... Понимаете, монсеньор?
Мужчина смотрел на герцога и задумчиво чуть покусывал ус.


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Глядя на Бюсси, спокойно развалившегося на его кровати, Франсуа окончательно утвердился в мысли, что граф уже давно всё за него продумал и теперь только ждёт подходящего момента, чтобы рассказать о своём, безусловно, идеальном плане.
- Как ты думаешь, Бюсси, - вкрадчиво начал говорить герцог Анжуйский, - значит ли это, что брат настолько слаб, что даже не может выставить против нас армию, и поэтому надеется на скорейшее заключение мира?
Принц лёг обратно на подушки и продолжил, глядя в потолок:
- А если так, то нужно ли нам соглашаться на этот мир? Нужно ли возвращаться сейчас в Париж, где нас могут с лёгкостью казнить по приказу моего вероломного братца, или лучше войти в столицу победителями во главе армии?
Франсуа повернул голову и посмотрел на графа.
"Ну, Луи, что же ты мне посоветуешь?" - подумал принц крови.
Внешне Франсуа был спокоен, лишь тонкие пальцы, нервно теребившие край одеяла, выдавали его волнение. Его не столь страшила возможная война, сколько перспектива сказать об этом своей матери. Екатерина была женщиной, обладающей огромным влиянием на герцога Анжуйского с самого его детства. Конечно, сейчас всё несколько изменилось, но ведь речь шла о том, чтобы поставить под угрозу власть её любимого сына. И Франсуа даже думать не хотел о том, на что готова эта флорентийка ради Генриха.

граф де Бюсси

avatar
Первая шпага Франции
Безмятежно лежа на мягкой перине необъятного ложа, Бюсси продолжал задумчиво покусывать ус. Наивность принца просто умиляла - "войти в столицу победителями"...
- У нас и армии-то толком нет, - думал граф, - Нет, конечно такой факел подожжет провинции и они заполыхают.Но... но... но... Во всяком случае надо бы выслушать мадам Медичи, с чем пожаловала эта умнейшая старуха. Уж она-то своего не упустит и для своего любимого сына в лепешку расшибеться. Значит король слаб... Но в Анжере нет армии. Ополчение - это просто недоразумение. Хотя при хорошем полководце, - откинул Клермон непослушную каштановую прядь со лба.
- Надо послушать, что нам сообщит ваша матушка, - задумчиво произнес Бюсси, - и пока отвечать по принципу " да и нет не говорить"... А там и разберемся. Спешить тут не стоит. У вашего брата была армия, но... Не зря ж мадам Катрин едет послом, едет через полстраны... Очевидно ваш братец крепко растерялся... Но и наше ополчение не Бог весть какие вояки, и Анжер продержиться в осаде дней десять не более...


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Герцог Анжуйский буквально подскочил на месте, когда услышал о том, что Анжер может продержаться в осаде от силы дней десять. Франсуа побледнел ещё больше, чем в тот момент, когда услышал от фрейлины королевы Наваррской о приезде Екатерины. Вся его уверенность в победе рассыпалась, как карточный домик.
"Но и наше ополчение не Бог весть какие вояки," - слова Бюсси эхом отдавались в голове у принца.
Относительное спокойствие мгновенно сменилось страхом. Мысль о том, что брат в любую минуту может послать сюда армию, едва он поймёт, что Анжер не сможет оказать ему никакого сопротивления, привела герцога Анжуйского в ужас. Принц побелел ещё больше, хотя казалось, что это уже невозможно.
Франсуа в панике посмотрел на Бюсси, продолжавшего так же безмятежно лежать на кровати, словно всё это его никак не касалось.
"Конечно! Первым брат прикажет казнить меня. А всех остальных эта участь может миновать." - зло подумал герцог Анжуйский.
От нахлынувшей злобы, принц крепко стиснул зубы, однако глубоко вдохнул и попытался успокоиться.
"Это всего лишь мать. Пока брат не послал армию в Анжер. Сколько времени ему потребуется, чтобы понять что мы не можем представлять для него настоящую угрозу? Неделя? Две?"
- Бюсси, - настороженно спросил принц, словно боялсь, что этот ответ может быть ещё хуже, чем предыдущие, - сколько времени тебе потребуется, чтобы собрать стоющую армию и подготовить Анжер к более или менее продолжительной осаде?

граф де Бюсси

avatar
Первая шпага Франции
Услышав вопрос дофина об армии, Бюсси усмехнувшись про себя этим наивным словам, в который раз подивился полнейшему незнанию герцогом реального положения дел.
- Монсеньор, да вы шутите? - спросил граф сюзерена, - Сколько дней? Один день, который у нас есть и обученные профессиональные вояки, которых в провинции Анжу днем с огнем не сыщешь. Армия, мой принц, это не аркебузы, которых у нас тоже не густо, армия это люди... А у нас кто? Ополченцы? Оттого-то нам надо пока прощупать почву. Что твориться в Париже, отчего король прислал нам такого заложника как ваша, - на этих словах Клермон зло усмехнулся в усы, - августейшая матушка? Не все так просто. Не для вас, не для вашего брата. Оттого-то, - уверенно сказал Бюсси, принимая сидячее положение, - мы пока не должны говорить ничего конкретного, не принимать никаких решений. Устроим празднества в честь приезда в наш Анжер королевы-матери. Окажем достойный прием мадам Медичи и ее свите, а пока и прикинем, что именно выгоднее для нас. И почему...
На этих словах Луи снова безмятежно раскинулся полулежа на мягкой перине и продолжил:
- Посмотрим, что нам будет предложенно, а там уж и решим. Но, монсеньор, чудес не бывает... Увы...Но и столь грамотный политик, как ваша мать так просто не станет кататься по мятежным городам. А у мадам Катрин государственный ум, - покачал головой мужчина, - так и поглядим, что именно он ей подсказал, и с чем к нам пожаловали гости.


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
После всего услышанного Франсуа некоторое время хранил траурное молчание. "Неужели всё так ужасно, и у нас даже нет достаточного количества оружия" - обречённо подумал герцог Анжуйский.
Внезапно он представил общую картину: в Анжере нет ни армии, ни оружия, в то время как у Генриха есть и то, и другое. И только по милости Божьей король сразу не направил в провинцию свои войска, а послал "такого заложника", кажется, так сказал Бюсси.
- То есть, ты предлагаешь как можно дольше тянуть переговоры... - задумчиво произнёс принц крови. - Хорошо... Я постараюсь сделать это. Устроить бал в честь приезда королевы-матери, но не в честь посланника мира. На следующий день начать переговоры. Ничего не обещать, ничего конкретного не говорить... Сколько мы сможем выиграть? Думаю, неделю точно. Но, Бюсси, я надеюсь, что за это время ты сможешь подготовить хоть что-нибудь на случай войны.
Герцог Анжуйский на минуту задумался и продолжил:
- Да, окажи королеве и её свите все почести, когда они прибудут, но в то же время дай понять, что Анжер всё-таки готов к войне. Хоть видимость этого мы можем создать? Удвой охрану, из города и в город никого не выпускай и не впускай без моего личного разрешения... Устрой ей спектакль, делай что хочешь, но пусть королева-мать думает, что Анжер представляет серьёзную угрозу для короля. Тогда она, возможно, предложит нам нечто большее, да и брат повременит выставлять против нас армию.

граф де Бюсси

avatar
Первая шпага Франции
- Что ж, естественно, мы покажем вашей матушке такую боеспособность Анжера, словно у нас тут и регулярная армия имеется... Хотя у мадам Катрин весьма острый глаз, ну да ладно. Главное побольше блеску и поменьше конкретики, а там видно будет...- говоря это, Бюсси спокойно созерцал огорошенного этими известиями принца.
- А то до этого я тебе не говорил про твоих вояк? - думал граф созерцая испуганного дофина, - Да и мне сейчас не нужна твоя война. Да ты весьма управлям, но взбалмошен, труслив и неблагодарен, а главное эта война разлучит нас с Дианой. Моя Диана мне дороже всех принцев, всех королей, да и всех корон с тронами вместе взятых. Я не смогу ее потерять! И она будет моей женой, а кто уж там на престоле сидит - это для меня сейчас дело двадцатьпятое. Но и о наших головах подумать надо. И пусть, к примеру, все провинции за нас, а для некоторых гражданская война так и просто подарочек, да только путь от Парижа до Анжера поближе будет, чем от той же, вечно мятежной Наварры... Ну не бойся, не бойся, дурошлеп, королем ты, полагаю, опять не станешь, но вечным дофином скорее всего останешься... Ишь как побледнел и помрачнел, - размышлял граф, созерцая прибитого его словами герцога.


Как это странно всегда:
Вроде бы взрослые люди,
А в голове ерунда,
Мечтаем как дети о чуде
.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Франсуа нервно теребил одеяло, одновременно наблюдая за абсолютно спокойным де Бюсси.
"Анри посылает сюда королеву-мать… Она уже стара, и брат её очень любит. Значит, он не просто так подвергает её такому долгому путешествию и явно хочет, чтобы она на меня повлияла… Если бы у него было всё так хорошо, как говорит Бюсси, он бы направил сюда армию. Или может всё дело в настроении провинции, и Анри боится, как бы народ не пошёл против него? Тогда получается, что брат, находясь в Париже, знает о положении дел здесь лучше, чем я?" - при этой мысли принц крови почувствовал себя загнанным в угол зверем. Но тут же в его голове появилась ещё более обидная для него идея.
"Или приезд Екатерины означает то, что Генрих считает, стоит ей появиться в Анжере, как я тут же вернусь в Париж и забуду о нанесённом мне оскорблении?" - герцог Анжуйский скривился и злобно прищурил глаза.
- А что провинции? Как там относятся ко всему происходящему? – наконец спросил герцог Анжуйский у своего приближённого, даже не подозревая о том, что на самом деле думает граф о своём сеньоре. – Можем ли мы на них рассчитывать?
"И если можем… То, Генрих, ты мне ответишь за все те унижения, которым меня подверг… Особенно тогда, когда позволил своим паршивым миньонам надо мной издеваться…"

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 2]

На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать он-лайн дневник