Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Жаклин де Лонгвей


Искусный сочинитель
1) Фонтенбло, покои фрейлин
2) 18 июня 1576 года, после полудня.
3) Екатерина Медичи и Жаклин де Мариньи (де Лонгвей)
4) продолжении серии эпизодов Короли шутят

Жаклин де Лонгвей


Искусный сочинитель
Сопровождаемая смешками и косыми взглядами, Жаклин де Мариньи направилась в покои, отведенные для фрейлин. Полурастерзанное платье жгло кожу, вызывая отвращение, а вся она казалась себе грязной после беседы на лугу. Войдя в комнаты, фрейлина сразу увидела двух своих товарок. Притворно охая и ахая, девушки кинулись к подруге с расспросами, но Жаклин досадливо передернув плечами, отмахнулась от них. Служанка принялась помогать госпоже снимать зеленое платье, тем временем другая готовила таз с теплой водой и губку, чтобы обтереть плечи и грудь дамы.

Екатерина Медичи


Искусный сочинитель
Сидя у окна в своем любимом кресле, Екатерина предавалась послеобеденному чтению. Рядом в корзинке возились щенки – подарок любимого сына перед отъездом в Фонтенбло. Их, конечно, следовало оставить в Париже, но королева-мать интуитивно почувствовала, что сыну будет приятно, если она возьмет его подарок с собой. Тихо ворча, малыши дергали друг друга зубками за уши, кувыркались на мягких подушках, играя. Подобно всем детям, они быстро устали от своей возни и задремали, крепко прижавшись друг к другу. Наступившая тишина не осталась незамеченной – Катрин оторвалась от книги, чтобы заглянуть в корзину и, улыбнувшись, вновь углубится в чтение. Но безмятежная тишина в комнате продолжалась недолго, в покои вошла одна из дежуривших сегодня фрейлин и, присев в реверансе, посмотрела на королеву, ожидая разрешения говорить.
Екатерина Медичи терпеть не могла, когда ее покой нарушали, но если Жанна решилась на это, значит, есть причины. Щеки молодой особы порозовели от быстрой ходьбы, глаза блестели, а грудь вздымалась от, видимо, распиравшей ее вести. Дождавшись разрешения говорить, девушка, стараясь быть спокойной, рассказала, что видела, как в замок вернулась Жаклин де Мариньи в ужасном виде: волосы растрепаны, лицо в пятнах, платье помято и одето как попало, а сама, судя по всему, не в духе совершенно!
Королева слушала фрейлину, чуть прищурясь и вертя в руках четки. Неужели Жаклин так быстро и ловко справилась со своим заданием? Бедный Генрих, он понадеялся помучить своего фаворита, а тот справился куда ловчее – наверняка взял все, что ему преподнесли, оставив неприязнь в прошлом ровно на столько, сколько понадобилось на графиню.
Отпустив Жанну явно разочарованную тем, что продолжения истории не будет, перед ней так точно, Екатерина встала с кресла и ключом, который входил в ее многочисленную связку, никогда не покидающую Черную королеву; отперла вход, ведущий прямо в покои своих фрейлин, и направилась к Жаклин. В намерения королевы входило узнать все из первых рук. Хотя первым побуждением было направится к сыну и посмеяться над его наивностью, что он так легко и просто решил досадить своему фавориту, но прежде стоило выслушать весь рассказ…
Войдя в комнаты фрейлин, Екатерина прошла по узкому коридорчику, разделяющему комнатки, и вошла в покои, которые занимала Жаклин и еще две девушки. Графиня была через чур занята своим туалетом, чтобы увидеть королеву, да и служанки не заметили ее величество. Двум фрейлинам так, кстати, очутившимся около входа в комнаты, Екатерина кивком приказала уйти, а сама остановилась на мгновение на пороге, осматривая Жаклин.
Девушки тихонько прошмыгнули мимо повелительницы, застывшей на входе в комнату, словно черное изваяние. Жаклин стояла к Екатерине спиной, с нее как раз стянули платье, *рубаха с широким воротом соскользнула с плеч графини, упав на пол. Одна из девушек кинулась ее подымать, тут же замечая королеву и в испуге замирая… Истерзанное платье было кинуто на пол. Тут же валялись уже туфли, измазанные в земле и траве, а поверх них – чулки в совершенно ужасном состоянии.
Взгляд королевы-матери прошел по телу молодой женщины, отмечая ее соблазнительные формы и привлекательный вид, а также ищущий хоть какие-то отметины того, что то, что было задумано, свершилось. Не найдя нужного, Екатерина сделала несколько шагов вперед, обходя фрейлину:
- Вы были на прогулке?
Тон ее величества был холоден и спокоен, как всегда, а движения плавными и аккуратными.

*действия согласованы

Жаклин де Лонгвей


Искусный сочинитель
Кусая губы от желания сейчас разнести в дребезги зеркало, отражающее ее красоту, Жаклин молча отдалась в руки служанок. Девушки неловко путались в тяжелом платье, чувствуя раздражение графини и боясь попасть под горячую руку. Жаклин же хотелось содрать с себя парчу поскорее, пусть даже разрезав ножницами, а потом сжечь лоскуты в камине. Или разодрать на еще более мелкие кусочки, но изничтожить этот позорный наряд, напоминающий про отвратительное происшествие на лугу. Наконец платье было снято и небрежно отброшено в сторону; брезгливо поведя плечами, Жаклин избавилась и от рубашки, неприятно липнувшей к коже. О, как же хотелось что-то сломать, разбить!!! Выпустить то, что кипело внутри! Если бы не две дуры, с которыми приходилось делить комнаты, она бы так и поступила, дала выход ярости. Где-то далеко в сознании билась мысль о том, что как-то нужно будет рассказать королеве-матери о том, что произошло. Что задание не выполнено и что вряд ли уже будет… Но это потом, - облегченно вздохнула молодая женщина, смахивая руками с плеч волосы за спину, как вдруг резкий голос вывел ее из состояния задумчивости. Шуршание шелка, до боли знакомый аромат духов, шаркающие шаги и … перед графиней стояла сама королева-мать. От ее черной фигуры словно повеяло холодом, Жаклин в замешательстве открыла рот, пытаясь сказать хоть слово, как тут вспомнила, что совершенно обнажена. Резко нагнувшись, девушка надела на себя рубашку, и, придерживая ее вверху, присела в самом нелепом реверансе в своей жизни, тем не менее, весьма изящном.
- Мадам, - опустив глаза, прошептала графиня, чувствуя, как предательские красные пятна начинают покрывать ее щеки от смущения и испуга, - Да, мадам, я была на прогулке.
Выпрямившись, Жаклин все еще не смела поднять глаза на Екатерину Медичи. Девушка сосредоточено вперила взгляд в юбку королевы, рассматривая витиеватый рисунок на ткани и кончик черной же туфли, украшенный небольшим бантом из бархатной ленты. Из-за спины графини воробьями выпорхнули служанки, оставляя ее и королеву-мать наедине.
Странно было видеть королеву-мать тут. Она редко позволяла себе опустится до посещения покоев своих девушек. Этого удостаивались только ее любимицы в редких случаях, а если она пришла сюда к Жаклин де Мариньи, то… Сердце графини забилось сильно-сильно и так быстро, что она прижала руки к груди, как будто это могло помочь его унять. Пальцы рук и ног внезапно похолодели, хотя лицо явно горело. В наступившей тишине, Жаклин решилась добавить:
- Я была на лугу.. Там, где господин маркиз де Можирон прогуливался в обществе собак и коня….
Пару раз судорожно вздохнув, молодая женщина решилась поднять взгляд на свою королеву. Все же не ее вина, что маркиз невоспитанная скотина, которая не уважает красивых женщин. Екатерина Медичи должна понять свою фрейлину…

Екатерина Медичи


Искусный сочинитель
Замешательство Жаклин от того, что ее застали обнаженной, насмешило Екатерину и она усмехнулась неловкому движению к упавшей рубашке.
- Забавно, что Вы еще способны смущаться, моя дорогая, - проговорила Катрин, обходя молодую женщину, отвешивающую поклон, - Вам ли краснеть? После того, как Вы при всем дворе среди белого дня прошлись в весьма сумбурном виде через двор замка.
Насмешливый тон королевы должен был резать музыкально-нежный слух вспыльчивой Жаклин и Екатерина знала про это, намеренно играя на нервах блондинки. Подойдя к зеркалу, женщина взглянула на свое отражение и поправила седой локон, посмевший выбиться.
Играть в загадки и домыслы не было ни времени, ни желания, ни смысла. Развернувшись лицом к придворной, королева-мать холодно и прямо спросила:
- Ну, ты была с ним. Помирилась?, - нехорошая улыбка тронула губы Екатерины. Она не собиралась щадить чувства своей приближенной и, тем более, ее не интересовало по нраву ли Жаклин то задание, которое ей дали король и его мать. А также такой немаловажный момент, как двусмысленность, которая была вложена в формулировку приказа.
Смешная и нелепая, но, тем не менее, весьма хорошенькая, Жаклин уже почти дрожала перед своей королевой. Оставалось узнать от чего. Если выполнила свое задание, то зачем же боятся?
- Расскажи мне подробности, - шурша шелком тяжелого платья, Екатерина Медичи села в кресло у зеркала так, чтобы видеть лицо фрейлины и взяла в руки маленькую баночку кармина. Открыв изящную коробочку, она кончиком пальца подцепила небольшой кусочек и растерла его, а после брезгливо поморщилась, услышав запах.
- Отвратителен. И так?, - глаза королевы вновь изучали Жаклин де Мариньи, застывшую посреди комнаты с сжатыми у шеи руками, которыми девушка придерживала рубашку.

Жаклин де Лонгвей


Искусный сочинитель
Жаклин растерянно следила за движениями высокой гостьи, от чьего посещения она с удовольствием бы отказалась. Неясная тревога грызла сердце молодой женщины, ей казалось, что ничего хорошего этот визит не принесет. Еще совсем недавно, на лугу было совершенно все равно, что будет, а оказывается, нет..
- Да, мадам, я ходила к маркизу, но.., - графиня запнулась. Сквозняк, гуляющий даже в это время года по коридорам замка, неприятно холодил ноги, подбираясь к коленям. А само положение, в котором Екатерина заставляла давать отчет фрейлину, было унизительно для девушки, однако выбирать не приходилось. В наступившей паузе Жаклин вспомнила все от вчерашней охоты до происшествия на лугу и волна злости на несправедливость прокатилась по всему существу, заставляя вскинуть голову высоко.
- Но маркиз бесчеловечен и груб! Я сделала, как Вы и его величество велели мне, мадам., - с напором произнесла фрейлина, уверовавшая в несколько секунд в свою полную невиновность, - Я тут же направилась к себе и, переодевшись в соответствующе соблазнительный наряд, направилась искать маркиза де Можирона. Как мне подсказали слуги, он был на лугу. Дабы показать свои намерения к перемирию, я взяла с собой кувшин вина и пару бокалов, дабы высказать дружеское расположение. . Однако маркиз был не рад моему появлению и напустил на меня своих собак!
Взгляд Екатерины, блуждавший по фигуре придворной, стал заинтересованным, а в нем промелькнула искра насмешки, но королева и словом не перебила подопечную.
Вдохновленная молчанием госпожи, Жаклин продолжила свой рассказ, в красках описав все грубости, коих ее удостоил королевский фаворит. Облекая все, что наболело в слова, графиня словно переживала заново все те неприятности, которые ее коснулись за прошедшие несколько часов. Щеки девушки заалели, а голос стал увереннее. Заканчивая повествование, графиня была полностью уверена в том, что Екатерина Медичи поймет ее и признает, что задание выполнено, а маркиз отвратителен.
- Простите, мадам, но мне пришлось раскрыть то, что это была Ваша просьба и просьба его величества – сблизится с маркизом, - наступил щекотливый момент, которого Жаклин боялась больше всего, - Иначе бы он скинул бы меня под копыта своего коня…

Екатерина Медичи


Искусный сочинитель
Королева-мать слушала фрейлину, расслабленно откинувшись на спинку кресла. Рассказ Жаклин был запутан и сумбурен. Дурочка оступилась, едва ей попался не баран, охочий до любых прелестей, а человек со вкусом. Если бы не желание дослушать до конца, Катрин бы уже рассмеялась глупости своей подопечной, но боязнь сбить и без того кипевшую эмоциями рассказчицу, пока не давала возможности дать себе волю. Однако последние слова перевернули все в единый миг.
Резко встав со своего места, Екатерина в один шаг оказалась у фрейлины, такой хорошенькой сейчас – розовые щеки, золотые кудри, рассыпавшиеся по плечам и синие глаза, сиявшие от внутреннего настроения своей хозяйки. Кукла, дурная и безынициативная. Королева-мать не колебалась ни секунды, и резкий звук пощечины огласил комнату.
- Идиотка, - раздраженно кинула Катрин в лицо девушке, - Ты думала, что, надев это мерзкое платье, - почти кричала королева, брезгливо откидывая носком туфли зеленый наряд в сторону, - и обнажив свои доступные прелести, ты положишь любого к своим ногам?! Шлюха!, - еще одна оплеуха досталась фрейлине, отнюдь не украшая личико последней.
Екатерина побелела от гнева и ярости. Слишком много сил она вкладывала в своих девушек, тратилась на наряды, их образование.
- На подобное могла пойти только полная дура, - еще один удар достался девушке, - Вы не смогли сдержать свой грязный язык за зубами, разболтав все, как торговка рыбой с самой вонючей улочки Парижа! Едва оступившись, выдали свою королеву и своего короля!
Катрин не выдержала и с силой толкнула графиню, отвесив еще одну пощечину.
- Так то вы цените то, что вам дает ваша королева! Так готовы служить ей!

Жаклин де Лонгвей


Искусный сочинитель
Град ударов, который так неожиданно обрушился на голову, девушка совершенно не ожидала, как и те слова, что посыпались. Но ужаснее всего было услышать слово «шлюха». Шлюха?! Это что- то мрезкое, грязное, отдающее сточными кварталами Парижа, где подобные существа ютятся, готовые продать свое тело за гроши. Разве она, графиня де Мариньи, заслуживает подобное прозвище?! Все те мужчины, которые были в ее постели при дворе, укладывались туда по желанию ее величества-королевы матери. Как она может так говорить, когда сама требовала от нее и других подобной службы?! Как можно равнять благородную даму и нищенку, задирающую юбку по первому требованию любого прохожего?! Это было так унизительно, что графиня от негодования закусила губу, ожидая возможность ответить ее величеству, но она не представилась….
Фрейлина встретила первую пощечину с высоко поднятой головой, но теперь сжалась, пытаясь уйти от оплеух, все также придерживая рубаху, однако теперь руки были судорожно сжаты на полотне.
- Мадам, - дрожащим голосом, полным слез и паники, Жаклин постаралась было обратится к своей королеве, но Екатерина не слышала ее. Королева-мать была разгневана! О, ужас! Что теперь грозило ее фрейлине? А все из-за этого нелепого поручения с этим мерзким маркизом. Слезы выступили на глазах, застилая все вокруг. О, как же все это отвратительно! Бедняжка лихорадочно вспоминала все, что произошло сегодня, и никак не могла понять, что же так не понравилось ее величеству. Хотя за платье она и сама себя сегодня не раз ругала.
Ослабевшая Жаклин не смогла выдержать толчок королевы и упала на пол, пребольно ударившись о край столика бедром. Будет синяк, а то и ссадина, - машинально мелькнуло в голове. Глаза застилал туман от слез, а лицо горело от пощечин, которыми так щедро делилась Екатерина, явно взбешенная до крайности. Признаться, тут Жаклин уже начала понимать свою повелительницу – она выдала тайну их величеств, а этого нельзя было делать ни в коем случае, но когда фрейлина сидела на коне во власти сильных рук маркиза де Можирона, ей казалось вполне разумным рассказать все. Ведь они оба приближенные к особам королевской крови, не враги своим господам. Ничего страшного не случилось, зато Жаклин будет спасена от конских копыт… И вот теперь лежит на полу, избитая… И кем?! Ее величеством королевой-матерью! Рыдания перехватили горло и глухо заклокотали в груди, вырвавшись наружу.

Екатерина Медичи


Искусный сочинитель
Катрин остановилась только тогда, когда увидела девушку у своих ног. Жаклин почти рыдала, сжавшись в комок у ног королевы-матери. Правая рука побаливала от отнюдь не ласковых соприкосновений со щеками фрейлины, так глупо показавшей себя в исполнении королевской шутки. Вытянув платок из рукава, Екатерина тщательно вытерла кисть. Лицо ее величества, такое бледное от ярости, не несло сейчас ничего доброго для провинившейся – каждая его черточка была напряжена: губы сжаты в узкую линию, в глазах злой блеск, брови нахмурены.
- Маленькая дрянь, - сквозь сжатые зубы бросила Медичи, - Так то Вы цените доброту своей королевы? Так то Вы ей служите…
Обладая горячным нравом, Екатерина старалась сдерживать себя в подобных ситуациях, но глупость ее приближенной сорвала печать терпения, выпуская на волю эмоции. Королева тяжело дышала, все еще кипя; рука горела огнем.
- Вы не смогли сдержать язык за зубами в такой простой ситуации, как эта. Что же было бы, получи Вы более ответственное задание? Что было бы? Вы выдали бы своего короля любому встречному поперечному только из опаски, что он может повредить Вашу мордашку, каких полным полно при дворе?
Успокаиваясь понемногу, Екатерина подошла к зеркалу, дабы поправить непослушные волосы, при этом подол тяжелой юбки коснулся лица фрейлины, все еще лежавшей на каменных плитах. Зеркало послушно отразило лицо королевы-матери с расплывшимися от времени чертами и глазами, горевшими сейчас яростью.
- Вы не способны выполнить элементарное задание, моя дорогая. Помирится с человеком из свиты Его величества. Чем же эта мелочь так для Вас тяжела? Или Вам проще падать на спину, безмолвствуя? Хороша панацея, а смекалки нет! Жаль, очень жаль, что Вы не используете дар речи… Или используете, но так, что лучше бы уж молчали.
В наступившей тишине, нарушаемой только тяжелым дыханием Жаклин де Мариньи, Екатерина рассматривала себя, бледную от переживаемых эмоций. А маркиз хорош.. Как бы только теперь он не устроил ссору с королем из-за этой дурехи, Александр так любит своих друзей, что может отдалиться от матери, посчитав, что в ссоре есть вина Екатерины. Пусть не прямая, но косвенная – в лице фрейлины.
Но и как кстати был этот случай. Екатерина собиралась подослать Жаклин к одному из придворных, приближенных к герцогу де Гизу, дабы выведать кое-какие сведенья и настроения в среде монсеньора, а как видно, не подходит под это задание красавица…
- И как мило Вы позорите свою королеву, демонстрируя перед всем двором свой потрепанный внешний вид, - Екатерина обернулась и смотрела теперь на девушку, - А самое забавное, что маркиз молчать не будет! В отличие от Вас, он умеет пользоваться языком и даст ему волю. Достаточно поделится историей с друзьями о Вашем нелепом явлении на луг кувшином вина и кубками, как история вмиг разлетится по двору и достигнет даже Парижа. А я не люблю, когда мое окружение сопровождают смешками и косыми взглядами. Те, кто ценит мою дружбу и расположение, никогда меня не огорчают.
Мягко ступая по плитам пола, королева-мать подошла к окну, открывая его настежь – после приступа ярости ей было невыносимо жарко.
- Вот что, моя дорогая…, - ледяной тон Екатерины резал слух и мог заставить похолодеть сердце того, кому предназначался, - Я не желаю видеть Вас при дворе короля Франции, а в частности, в своей свите. Сегодня же я напишу Вашему отцу и пусть он решает отныне Вашу судьбу. Быть может в замужестве или монастыре Вы обретете разум, зачатки коего я безуспешно пыталась у Вас найти.
Резко повернувшись, королева-мать двинулась к выходу из комнат фрейлин, остановившись у девушки, она покачала головой, прошептав:
- Жаль, очень жаль… , - и покинула покои, унося с собой черную мрачность вдовьего платья. О ее недавнем присутствии здесь говорил лишь платок, оброненный на злополучный зеленый наряд, призванный растопить сердце маркиза де Можирона.

Квест окончен
sps

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Blog2x2.ru