Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 2]

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
29 апреля 1578 года утро (11:00)
Ворота и внешний двор Лувра
Приближаясь к покоям короля, Шико все больше входил в свой придворный образ: на лице вместо серьёзного выражения появлялась обычная простодушная маска королевского шута. Многих этим выражением он обманывал, но некоторые знали, что господин Шико отнюдь не дурак, однако все без исключения придворные приветствовали шута склоняясь перед ним в поклоне, когда он проходил мимо них по галереям Лувра. Шико отвечал на приветствия, с любопытством разглядывая окружающих и отмечая для себя новые лица. Подойдя к покоям короля и поздоровавшись с капитаном королевской стражи, Шико поинтересовался, чем же занят Его величество, на что капитан ответил:
- Собирается завтракать.
И, откланявшись, поспешил по своим делам. Шико же проводил взглядом хорошенькую фрейлину королевы-матери, которая проследовала мимо него в покои короля и, подождать пару минут, вступил в прихожую королевских покоев, по своему обыкновению, без доклада.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Генрих Валуа проснулся в довольно скверном расположении духа. Его несколько утомила поездка в Шартрский монастырь, но более всего короля беспокоило столь длительное отсутствие своего шута Шико. Он приказал перерыть весь Париж и доставить ему Шико, но тщательные поиски так и не увенчались успехом. Решив, что и это утро не принесет никаких новостей. Генрих сел завтракать в компании своих верных друзей, никогда не покидавших своего короля без особой необходимости.

Катрин

Катрин
Искусный сочинитель
Катрин вошла с смешанным чувством почтения и страха. Король был величественен и очень красив и она уважала его как человека и немного боялась как повелителя.
- Как вообще кто-нибудь может считать его слабым? с недоумением подумала Катрин. Да, повелитель может быть и не обладал высокомерием Генриха Гиза или весёлостью короля Наваррского. Но разве король должен быть высокомерен или весел? Генрих терпел все бури как у него дома так и в государстве, и Катрин уважала его уже за это. Поэтому она скромно опустила глаза перед тем как встать перед своим повелителем.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Генрих поднял глаза на Катрин, он знал, как к этой фрейлине относиться королева-мать и потому тоже высоко ценил ее.
- Катрин - обратился он к молодой фрейлине - Вы наверняка пришли ко мне с поручением от моей доброй матушки? - при этих словах глаза Генриха заблестели - Говорите, Катрин, я вас слушаю.

Катрин

Катрин
Искусный сочинитель
Девушка сделала учтивый реверанс.
- Добрый день, Ваше Величество, ваша мать попросила меня спросить вас о вашем здоровье и самочувствии. И ещё она передаёт вам что сама чувствует себя хорошо. И ей снился прекрасный сон, она надеется что это добрый признак.
Девушка робко взглянула на государя.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Легким кивком головы Генрих ответил на приветствие молодой фрейлины
- Передайте моей дорогой матушке, что я чрезмерно счастлив, ее прекрасному самочувствию. Скажите, что я планирую ее навестить сегодня - сказал он громко, а потом еле слышно добавил:
-Будем, надеется, будем, надеется, что сон моей матушки принесет добрые вести.

Катрин

Катрин
Искусный сочинитель
Катрин сказала: Благодарю вас, я передам, ваше величество. И подумала при этом:Король чем-то встревожен. Или он просто устал? От такого устать нетрудно. У дверей она сделала опять лёгкий реверанс, заметив королевского шута Шико, который всегда нравился ей как человек, несмотря на злую иронию. - С другой стороны мало ли сейчас при дворе негодяев, недостойных ничего, кроме иронии, печально подумала юная девушка. Эта печаль судя по-всему отразилась у неё на лице и девушка попыталась скрыть её лёгкой улыбкой, открытой и без тени обычного при дворе кокетства.
Выйдя из покоев, фрейлина отправилась к королеве-матери.
Коридоры Лувра

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Шико чуть задержался в прихожей, ожидая, когда же Катрин поговорит с королем. В это время он с насмешливым видом изучал герб Валуа, вышитый на гобелене. Забавно... Лилии и дрозды... Спор длиной в поколения... В тоже время мысли его перемежались с воспоминаниями о ночном приключении. Странное чувство рождалось в его душе, Шико не мог понять еще, что это....
От дум его отвлек звук шагов - Катрин возвращалась от короля. Госпожа де Лен была красивой молодой особой, привлекающей взгляды многих мужчин. Шико не был исключением. Катрин нравилась ему своей правдивостью, искренностью. Таких при дворе не было. Шута весьма удивляло, что Екатерина до сих пор не сделала из своей фрейлины игрушку, как обычно делала со всеми красотками из своей свиты.
Когда Катрин поравнялась с Шутом, он поприветствовал ее, склонив голову на бок в вежливом кивке, и прошествовал в покои короля.
Небрежной походкой он переступил порог королевской опочивальни, поприветствовал присутствующих полупоклоном, ловко закинул плащ в кресло Его величества, после положил туда же и шпагу. Затем, не смотря на короля сел к столу, на котором королю накрыли завтрак, расстегнул пару пуговиц на камзоле и со знанием дела запустил пальцы в паштет из угрей. Все это он проделал в полнейшем безмолвии, даже не взглянув на своего повелителя и его друзей.

Катрин

Катрин
Искусный сочинитель
Катрин вышла из покоев и отправилась к королеве-матери.
Коридоры Лувра

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Матушкин сон в руку - подумал Генрих, завидев на пороге своего верного Шико, чьему появлению его величество был безмерно рад, точно малый ребенок, которого угостили вкусной конфеткой. При этом всем своим видом пытаясь доказать обратное.
- Шико! - воскликнул он, возмущено глядя как этот плут поедает с огромным аппетитом королевский завтрак.
- Я приказал обыскать весь Париж - продолжал Генрих смягчившись - где тебя черти носили? Неужто ты попал в сети к какой-нибудь прелестнице и не мог выпутаться из любовных силков?- при этих словах Генрих пристально посмотрел на Шико, ожидая что получит ответы на свои вопросы, если не из уст своего шута, то, по крайней мере он поймет все по выражению его лица.

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Шико откинулся в кресле, с увлечением вперив свой взгляд в носок своего пыльного сапога, который, казалось, сейчас обратился к нему со словами.
- Знаешь, Генрих, - начал Шико, - при твоем дворе невозможно найти любовницу! Ведь можно так легко совершить ошибку - заведешь амуры с барышней, а при более, гм, - Шико громко хмыкнул, - близком знакомстве окажется что она не она, а какой-нибудь он.
Тут он оторвался от созерцания своего сапога и устремил взгляд в сторону миньонов.
- Вот смотрю и не понимаю - это господин д'Эпернон или какая-то прелестница из свиты твоей жены?
Миньоны довольно рассмеялись, кроме д'Эпернона, который вспыхнул и исподтишка показал Шико кулак за спиной у короля. Молодой человек в это утро особенно тщательно причесался, завив и взбив волосы, вдел крупные серьги в оба уха и нарумянил щеки, точно девица.
- Генрих, лучше расскажи, что ты поделывал в мое отсутствие? Может, повесил кого из прихлебателей? Что-то я не вижу господина де Келюса.
С этими словами шут закинул ногу на ногу и подперев щеку рукой, наконец посмотрел на короля.

Гость

Anonymous
Гость
Келюс приблизился уверенной походкой к покоям Генриха и, заметив удаляющуюся Катрин, проводил ее одобрительным взглядом. После чего спокойно вошел в комнату и поприветствовал короля:
- Доброе утро, сир! Как прошла ночь?
Услышав реплику Шико, он небрежно посмотрел в его сторону и произнес:
- Сударь, я польщён Вашим вниманием к своей скромной персоне. К сожалению, со своей стороны не могу сказать, что мне Вас так уж не хватало.
Затем он поздоровался с друзьями, покосившись на наряд Д'Эпернона, и присоединился к завтраку.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
- Шико, друг мой, ты рассуждаешь с таким знанием дела, что можно сделать вывод, что ты уже попадал в такую передрягу. - сказал Генрих, чьи плечи сотрясались от смеха. - Это, должно быть, была занятная история, почему я ее еще не слышал?- требовательным тоном, проговорил король, не считая нужным отвечать на последний выпад Шико.
- Келюс, сын мой, - обратился король с явной укоризной к своему только что вошедшему любимчику, - почему ты заставляешь своего короля ждать тебя?!

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
- Генрих, - с укоризной начал шут, и это говоришь мне ты! Человек, который вместо того чтобы придти к своей жене, едет соединять рубашки вместе с церковниками! Давно пора понять, что традиционные способы куда надежнее. Я вот, когда соберусь завести потомство, воспользуюсь дедовскими традициями.
С этими словами Шико зевнул.
- Они, кстати, куда приятнее, чем общение с монахами, тебе стоит попробовать
Последнюю фразу шут говорил уже осматривая Келюса.
- Келюс, сын мой! Тебе не хватает всегда одного - зеркала!
С этими словами Шико отправил в рот добрый кусок ветчины.

Гость

Anonymous
Гость
Келюс не сразу понял, в чем дело, но увидев своего короля в добром расположении духа, сам повеселел и с аппетитом принялся за завтрак. На вопрос Генриха он усмехнулся и сказал: - Прощу прощения, сир, ночью были важные дела! Поэтому пришлось немного опаздать..."
После этих слов он кинул снисходительный взгляд на Шико и промолвил: - Зеркала? Я считаю, что это Вам следует чаще в него смотреться!
Продолжая завтрак, Келюс завел разговор о предстоящем Большом Королевском совете: - Ваше Величество, я тут втстретил недавно господина де Морвилье, от которого узнал, что намечаетя Большой королевский совет! Правда ли это? Когда Вы намерены его провести?

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Не дав Келюсу и договорить, шут заворочался в кресле.
- А сеньор Купидо еще в почете! Забавно, Генрих,- обратился к королю Шико, корча забавную гримасу. А ведь твой любимчик прав! Я не смотрелся в зеркало. Но это все от того, что ты не одеваешь меня так, как их.
И он бесцеремонно ткнул пальцем в сторону разодетых миньонов.
- Эй! Подайте мне шелковые одежды, лосьон для мочек ушей, румяна, серёжки с рубинами и, непременно, помаду! Я хочу перещеголять своей красотой госпожу де Лен.
С этими словами шут откинулся на спинку стула, зажав в правой руке кубок с превосходным вином.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Генрих, давно привыкший к выходкам своего шута, лишь помотал головой и заметил с легким упреком
- Шико, Шико, будь реалистом друг мой, даже если ты вымажешься с ног до головы помадой, искупаешься в духах, оденешься в шелка и вставишь в уши серьги, тебе не удастся перещеголять красотой госпожу де Лен, так что и стараться не стоит.
Большой королевский совет Мы намерены провести сегодня в 14 часов

– ответил король, резко переходя от дурачеств Шико к вопросу Келюса, при этом Генрих переменился в лице. Он почувствовал себя точно придавленным горой, так как именно сегодня он был вовсе не расположен, заниматься государственными делами.

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Шико с интересом повернулся в кресле в сторону короля:
- Совет?! Выходит зря я мчался сюда... Совет.. Скукота страшная.
Шут зевнул.
- А о чем будем совещатся, сир?
Он смотрел на своего короля с какой-то смутной радостью ощущая привычную обстановку Лувра, но где-то в мозгу все же затаилось воспоминание о вчерашнем проишествии, смешивая его мысли в неразбериху.
Вся комичность слетела с Шико, как шелуха. Он посерьезнел.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Если бы Генрих сам знал, о чем они будут совещаться на большом королевском совете, он был бы счастлив, но пока это была тайна за семью печатями. Но вероятно, обсуждаться будет что-то очень важное, раз Морвилье так просил Его Величество назначить большой королевский совет.
- Это мы узнаем уже на заседании- ответил шуту король - Господин де Морвилье что-то хочет сообщить нам, а ведь он отвечает за нашу безопасность.
Чело Генриха омрачило легкое облачко беспокойства. Красивые, аристократичные пальцы Его Величества пробежались по черепам любимых четок.
- А что ты думаешь обо всем этом, мой великий политик?
Генрих особо выделил слово "ты" и внимательно посмотрел на Шико. На лбу у него появилась еле заметная вертикальная складка- верный признак того, что король серьезно задумался, или же он чем то обеспокоен. Ведь большой королевский совет созывается только в случае чрезвычайных обстоятельств. Неужели все настолько серьезно? Король даже поморщился- так ему не хотелось расхлебывать очередную кашу, заваренную его врагами. Но вместе с тем в душе короля горело желание наказать этих самых врагов так, как они этого заслуживают и навсегда покончить с беспорядками в государстве. Но не всегда бывает настолько легко исполнить собственное желание, даже если ты носишь корону.

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Шико откинулся на спинку и вытянул длиннющие ноги под столом. Слегка покачав носами своих ботфорт, шут вздохнул и поднял глаза на своего короля. Вот он, Лувр! Снова вопросы, ответы… Интриги… Шико любил свою полную опасностей и загадок жизнь, но чем-то смутила его душу гроза в лесу. Дымкой легкой грусти окутало все мысли и не давало отвлечься на что-то другое. Шут не думал про Изабель, нет… Он думал про весь тот вечер от начала до конца и понимал, что почему-то нигде ему еще так не было хорошо, как там, в доме старого барона де Дюморье.
Закрыв на секунду глаза, Шико постарался сосредоточиться на словах короля. Вновь открыв их, он произнес серьезным тоном, смотря на Генриха и как бы мимо него:
- Генрих, я думаю, что стоить спросить твоего советника лично. Что уж думать мне? Я дурак, шут, а он у нас государственный муж, начальник твоей тайной полиции…
К Шико вернулась его обычное лукавое настроение, грусть проходила – он снова на коне политики!
- Но вот жалованье он свое получает задарма.
И Шико сложил руки на животе, полулежа в шикарном кресле короля, которое было оторочено бордовым бархатом и обшито золотым кантом.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Генрих задней мыслью подумал, что с его шутом творится что-то странное. Какой то он тихий сегодня, несмотря на все свои остроты! Как то странно он выражал сегодня свое мнение, как то странно смотрел на Его Величество , и голос у него звучал как-то не так, как всегда.
- Полно, Шико, друг мой- в голосе короля появилась ласка - Ты же знаешь, как я высоко ценю тебя. К кому же, как не к тебе, мне обращаться с вопросами?
Лицо Генриха осветила мягкая улыбка, в которой проскальзывало что-то совершенно невинное и детское. Оперевшись локтем о поверхность стола , король опустил голову на собственную ладонь, подперев ею щеку и продолжая так же улыбаться. Левая бровь его Величества вопросительно изогнулась, когда шут упомянул вслух о жаловании господина де Морвилье.
- По-видимому, тебе все таки есть что сказать мне!- изрек король, чья улыбка приобрела оттенок легкого укора, обращенного к шуту - Но по-моему, ты несправедлив к господину Морвилье. У меня нет никаких причин сомневаться в его бдительности и за все время , пока он служит короне, мне не в чем упрекнуть его
Как же все таки уютно Генрих чувствовал себя в окружении друзей. Вот Шико , как всегда, развалился в кресле и поучает его Величество советами, вот Келюс - стоит совсем рядом. Под рукой любимые четки, дневной свет так спокойно разливается по помещению... Жизнь иногда бывает до того прекрасна, до того спокойна, что начинаешь сомневаться в реальности всех этих заговоров, суматохи, вечного движения куда-то вперед! В такие минуты Генрих чувствовал приливы тепла, ему хотелось всем своим видом, всем чем он только мог, показать своим друзьям, как он ценит их, как любит, чтобы они знали об этом и никогда не сомневались в отношении к ним короля. В такие минуты его лицо освещала теплая, мягкая улыбка- как сейчас- и в глазах венценосной особы появлялась ласка.

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Шико улыбнулся своему королю и подумал:
Ах, Генрих, если бы я знал, что происходит!
А вслух он произнес:
- Это старость, сир! Я старею… Вот хандра напала!
С этими словами Шико вскочил с кресла, и, описывая небольшой круг вокруг короля начала своеобразный рассказ:
Помнишь, как ты и твои друзья вечером отправились в Париж? Как Вы гуляли по улицам, распевая крамольные песенки под окнами парижских вдовушек и юных прелестниц? Как на вас со спины набросился хам с дубинкой? И крича во все горло «Да здравствует де Гиз!!!», огрел вас пару разочков по плечам?

Шико остановился, заложив руки за спину в замок. Высокий, с умным и ироничным лицом, с озорными огоньками в глазах, он смотрел на Генриха как бы говоря ну же… Вспомни!

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Генрих вспыхнул, едва только Шико посмел напомнить монарху о том инцеденте. Подумать только! Да человека, посмевшего поднять руку на короля и его друзей - пусть даже они были инкогнито- следует немедленно отправлять на Гревскую площадь. Так что тому озорнику очень повезло, что он умеет быстро бегать. А так же повезло, что была уже почти ночь и лица этого человека уже нельзя было разглядеть. Но с другой стороны, даже тогда ночью, все это показалось Его Величеству до дикости забавно и смешно. Он бы рассмеялся сейчас, если бы в нем не взыграла с поразительной силой королевская гордость. Может, он все равно бы рассмеялся, если бы Шико напомнил об этом Его Величеству в несколько другом контексте. Но сейчас...
Невозможно передать, как неуловимо, но все же явственно изменилось выражение лица монарха. Король резко убрал с лица руку и мгновенно выпрямился в кресле. Точно так же, как с Шико слетала его маска шута, с лица Генриха сбежало все то детское и наивное, что было на нем всего каких-то несколько секунд назад. Как будто художник, долго глядя на свой рисунок, решил придать иное выражение портрету и несколькими жесткими и точными штрихами твердого карандаша, заменил выражение наивности напряженностью и даже гневом.
- Объяснитесь, господин Шико - медленно, как по слогам произнес король. Голос его звучал тихо, но поразительно твердо, а в интонациях явственно звенело возмущение - Что Вы имеете ввиду?
Глаза короля сверкали, как два изумруда в кромешной темноте. Конечно, на Шико глупо обижаться, но зачем так обижать его Величество напоминанием? И что он хочет этим сказать?

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Заметив перемену в настроении Генриха, Шико про себя усмехнулся. Вот таким он любил своего короля - величественным, с огнем в глазах... От такого Генриха Валуа отшатывались в испуге Гизы, родной брат опускал в замешательстве глаза, а Екатерина Медичи преисполнялась гордости за любимого сына. Сейчас перед Шико был король, ну а перед королем - шут, а посему последний, скорчив мину, спросил подчеркнуто вежливо с нотками чуть переигранной заинтересованности:

- Сир, Вы вызвали по этому поводу господина де Морвилье? Дали ему задание отыскать того подлеца?

Шико развернулся к Генриху и дружески ему улыбнулся. Он любил своего короля, хоть бы то говорили о нем в народе, какие бы слухи не распускали враги. Этот человек подал ему руку помощи, когда шут отчаянно в ней нуждался. Шутка ли! Принц крови обратил внимание на простого дворянчика из Гаскони. За это Шико дарил Генриху правду, какой бы она не была. И сейчас хотл показать ему, что безопастнойсть господина де Морвилье не стоит и гроша.

Анри де Валуа

Анри де Валуа
Бесстрастный летописец
Ах, как горько было бы осознать королю, что его любят только тогда, когда он проявляет свою королевскую волю, когда он сердится и повышает голос. Но, к счастью, Генрих пока об этом не думал- он вообще не знал, о чем сейчас размышляет Шико. В нем клокотала оскорбленная гордость монарха, над которым смеют насмехаться - ведь напомнить о такой вещи, как тот инцидент- самая настоящая насмешка! Но тон шута покамест не вызывал у короля еще большего гнева- Генрих выслушал вопрос Шико и даже соизволил на него ответить.
- Да, я сказал об этом господину де Морвилье и велел ему найти этого подлеца, которого, если бы он попался мне на глаза, я бы приказал вздернуть на первой же виселице!- гневно воскликнул Его Величество, все так же сверкая глазами и поднимаясь с кресла. - Но господин де Морвилье не справился с этой задачей. И раз он с ней не справился, значит обратное было невозможно. Мало ли сколько дерзких наглецов и предателей ходит по улицам Парижа!
Король и в самом деле был великолепен в своем королевском гневе, но гнев есть негативная реакция человека на окружающий мир. Гнев есть реакция на обиду, на боль, на предательство, на колкость. И всякий раз, когда Генриху приходилось гневаться, как бы убедительно он не выглядел в этот момент- но он бы отдал четыре провинции своего королевства за то, чтобы реже ощущать это чувство. Чтобы реже сталкиваться с предательствами и обидами, а так же неверностью своих подданных.
- Только я не совсем понимаю, зачем ты напомнил мне об этом мерзком случае - Генрих сделал несколько шагов по кабинету и почти вплотную подошел к креслу, в котором сидел Шико.- Может ты имеешь такую возможность назвать мне имя этого висельника?
И король усмехнулся, полагая , что Шико-то уж точно не сможет сказать королю то, что не смог сказать ему де Морвилье.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 2]

На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать свой блог