Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Диана де Монсоро

Диана де Монсоро
Очарована, околдована
Очарована, околдована
Лувр, 29 апреля 1578 года, вторая половина дня.


On croit que rien
n'est jamais plus fort que l'amour
Que c'est un don
que le ciel nous a fait un jour
Un bien plus grand
que tous les tresors de la terre
On croit qu'on peut
le garder rien que pour soi
http://www.monsoreau.com

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
29 апреля, день
Вернувшись, Генрих сел в свое любимое кресло. Мрачный, бледный, задумчивый, король подпер голову рукам, устремив взор на затейливые узоры, покрывавшие поверхность мягкого пушистого ковра, постеленного рядом с креслом Его величества. Тяжкие думы мучали монарха. В ушах звенели самоуверенные слова Гиза: "роковая случайность"... На лбу Генриха вновь выступил холодный пот, ибо королю не были чужды чувства, которые присущи всякому смертному, а человеческая природа слаба... Но секунду спустя он опять почувствовал, как его охватывает праведный гнев. Однако эта вспышка была куда слабее той, которая случилась в тронном зале - она проявила себя только в том, что пальцы короля судорожно дернулись и вновь опустились на подлокотник.
Поведение Анжуйского и его реакция на провокации Гиза ничуть не удивили Его величество. Это было только лишнее подтверждение его давних подозрений. По губам Генриха скользнула горькая усмешка.
- Как однако этот лакомый кус прельстил Франсуа! Потянулся за наживкой, словно жадная рыба... Пойдет на все ради власти и почестей. Предатель. Мерзкий предатель!

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Неслышным шагом за королем в опочивальню вошел Шико и сел в кресло, стоявшее напротив монарха. Длинные ноги шута сплелись, с наслаждением вытянувшись на пуфике для ног. Всю дорогу до опочивальни Шико терзался мыслью, отдать ли Генриху древо или показать позже? Но отдать ему документ сейчас - значит подписать Гизу смертный приговор. Кто знает, что решит король, увидев такие вещи? Да и сейчас древо уже показывать бессмысленно - король и сам увидел, что против него затеян заговор, и без того наконец прозрел относительно своих родственничков.... Однако, как жаль Генриха, он буквально раздавлен этой новостью... А ведь Гиз и правда не остановится ни перед чем! Смерть еще одного Валуа для него будет лишь шагом к огромной цели - короне Франции, а Франсуа... Этот колеблющийся принц просто будет марионеткой в руках Лотарингского дома. Марионеткой, которую вышвырнут, едва она подаст голос против хозяина...
Шико вновь обратил взгляд на короля.
- Генрих, - голос шута был серьезен и не содержал ни намека на иронию, - Что будешь делать? Что скажешь, если твой братец отправится в Бастилию? Там ему самое место! Только сделай это тихо, так, чтобы главная крыса не сбежала. Ты понимаешь, о ком я.

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
Генрих свел брови к переносице.
- Тихо?.. Да как может быть тихим водворение наследного принца в Бастилию, Шико... Как ты себе это представляешь?! - король вздохнул.
- Я отлично знаю, друг мой, что человек, который зовется моим братом, по натуре изменник. Он мой смертельный враг, это так... Однако он Валуа. Я лишь услышал собственными ушами то, о чем давно догадывался. Но теперь я не спущу с него глаз. Пусть только сделает шаг в сторону, и я не побоюсь скандала. Я не побоюсь процесса, Шико, клянусь рогом Вельзевула, - черты Его величества выражали решимость. Он не отступится от задуманного, будь Франсуа сколько угодно раз связан с ним неразрывными узами. Этот человек перечеркивает все права называться его единоутробным братом, родной кровью.
- Но проклятье, - король с тоской взглянул в глаза своего единственного друга, - как же не хватает верных и преданных людей! Именно теперь я так в них нуждаюсь!

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Шико внимательно посмотрел на короля:
- Генрих, а что мешает тебе придержать нашего венценосного братца в Лувре? Запри его до завтра в его же покоях под присмотром, а когда совет закончится... Тогда и решишь, что с ним делать.
Шут закинул руку себе за спину и поправил подушку под головой. Бедный Генрих, а ведь ты еще всего не знаешь... Перед глазами как живая возникла картина коронации герцога Анжуйского, его высокомерный вид, сквозь который проскальзывал страх быть пойманным на участии в заговоре... И Анжуйский сегодня, верный брат, любящий брат! - Змея - Шико нервно дернул себя за ус.
- Генрих, сейчас тебе понадобятся верные люди. Я предлагаю тебе написать несколько писем и пригласить представителей дворянства из близлежащих провинций. Что скажешь? Кстати, к таким относится и барон Дюморье, о котором я тебе говорил. Он является авторитетом среди дворянства в провинции Парижа. Давай снимем ему дом и пригласим его и его наследника или наследницу?
Шико говорил и уже не знал, где начинается правда, а где ложь... Зачем звать барона в Париж? С одной стороны да, барон был главой дворянской общины, которая была вынуждена жить в предместье Парижа и Дюморье был полезен королю, но с другой... С другой были личные мотивы и не столько помочь этому старому воину, незаслуженно забытому Францией и ее королями, а как увидеть эту странную девушку со шпагой на бедре... Почувствовать ее запах, запах леса, который пропитал ее волосы. Шико казалось, что если зарыться в ее кудри лицом, то почувствуешь запах диких трав и пряной хвои, а еще там будет запах лилий. Белых нежных цветов, которые так беззащитны, но выставляют свои пестики на встречу неведомым опасностям, как будто хотят защитится от них этим своим оружием. Прямо как она... На лице Антуана мелькнула улыбка.

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
Что касается верных дворян, то Генрих и сам подумывал поступить подобным образом. Поддержка была просто необходима, а после увиденной сцены уверенность в том, что многие из его ближайшего окружения думают лишь о своем благе и готовы в любой миг покинуть его, ядовитым червем точила сердце Его Величества. Слова Шико только лишний раз подтолкнули его к немедленному исполнению идеи, которая и впрямь была разумной, раз даже и шуту пришла в голову, и помогли принять этой идее осязаемую форму. Король тут же вспомнил вчерашний разговор с шутом, но связать странное поведение Шико и предположить какие-то личные мотивы в его теперешнем совете и не подумал. Не до того было сейчас Его Величеству, чтобы копаться в душевном настрое пусть даже близкого человека, вполне хватало своих собственных метаний, притом, что Генрих никогда не был эгоистом. То есть, конечно, был, но ровно в той степени, в которой присущ здоровый эгоизм каждому живому существу. Однако теперь ситуация была слишком серьезной... Итак, король справедливо рассудил, что шут прав. И в отношении Франсуа также.
- Ты прав, Шико. Именно так я и поступлю... Письма буду отправлены в самое ближайшее время, в том числе и тому несправедливо забытому старому вояке, о котором ты мне вчера рассказывал. Я прекрасно помню о нем, мог бы и не напоминать... А относительно Франсуа... - Тут король взглянул на Шико и заметил необычное выражение и мечтательную улыбку, столь непривычную на этом лице. Генрих раздраженно дернул за рукав шута, кресло которого как раз находилось от королевского на расстоянии вытянутой руки:
- Чему ты улыбаешься?! Хотел бы и я иметь повод для улыбки!

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Шико раздраженно воззрился на короля, который столь резко прервал его мысли.
- Сын мой, тебе не кажется, что ты слишком уж нервный сегодня? Потому от тебя и разбежались все твои приближенные, что ты распускаешь руки, как бретер.
Шут расправил рубаху и встал.
- Итак! Генрике, ты занимайся корреспонденцией, а я отправлюсь погулять по улицам нашего доброго Парижа.

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
У короля так и чесался язык справедливо возмутиться на подобное нахальство и в свою очередь ответить шуту что-нибудь язвительное, но в последний момент Генрих осадил себя, решив, что и на этот раз слова Шико резонны - он чересчур вспыльчив сегодня. Но, черт возьми, на то есть причины, и шут, отлично зная, что его считают другом и единственным по-настоящему преданным существом, мог бы и проявить чуткость в столь неприятные для Его Величества минуты и снисходительность к своему королю!!! Генрих обиженно смолчал, лишь кивнув в ответ Шико и потянулся за колокольчиком, вызывая канцлера...

Жан-Антуан Шико

Жан-Антуан Шико
Созидатель
Тем временем шут Его Всекатолического Величества оделся и тихонько выскользнул из покоев, направляясь на улицы Парижа порядком забитые простым людом в перемешку со знатью.

Улицы Парижа

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
Наконец, с письмами было покончено. Канцлер откланялся и удалился...
Король подумывал о том, чтобы в этот, несомненно немаловажный для истории Франции вечер, пройтись по улицам Парижа в сопровождении друзей, хорошенько закутавшись в плащ и надев широкополую шляпу, разумеется... Но тут его посетила еще одна мысль - он должен навестить мать. Слишком многое может дать мудрый совет Екатерины, да и просто Генриху нужна была сейчас поддержка и понимание, а королева-мать всегда понимала своего любимого сына. Они были очень близки и Генрих мог многим с нею поделиться. Житейский опыт флорентийки, ее изворотливость и острый практический ум, отнюдь не притупленный годами, а совсем наоборот, в сложившейся ситуации были также очень важны. Итак, с такими мыслями король, решившись, вышел из своей опочивальни и направился в покои матери.
Покои королевы-матери

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
29 апреля 1578 года, вторая половина дня.


Королю не хотелось сейчас лишнего внимания шума, суета раздражала, потому он зашел в покои Екатерины через один из многочисленных в Лувре тайных ходов, которыми ему тысячи раз приходилось пользоваться в различных ситуациях и обстоятельствах, вот и сегодня... Королева сидела в кресле с закрытыми глазами. Генрих мягкими неслышными шагами подошел к матери. Даже в таком состоянии полусна-полудремоты лицо ее было напряженным, было ясно, что Екатерину что-то волнует. Это был не спокойный, расслабленный сон, несущий отдохновение, а скорее забытье, которое помогает на какое-то время отрешиться от проблем и тревог. Эта женщина, которая многим внушала мистический ужас, а многим безотчетное уважение своим поистине железным характером, и твердостью, которой могли бы позавидовать мужчины, которую одни считали ведьмой, а другие презирали, в спину которой всю жизнь неслось презрительно-испуганное "итальянка", эта женщина была матерью... У которой была слабость - ее любимый сын. Это она помогла ему взойти на трон Франции. Это ей он обязан стольким...
Тихо, чтобы не потревожить мать, Генрих позвал:
- Матушка...

Екатерина Медичи

avatar
Искусный сочинитель
Услышав еле уловимые шаги по ковру, Екатерина не стала подавать виду. Интересно, кто бы это мог быть, судя по тому, откуда шел человек, он вошел через потайную дверь, которой иногда пользовался король. Но вдруг в этот раз это не он. Пальцы напряженно вцепились в подлокотники кресла. Матушка... Екатерина расслабилась, пальцы отпустили кожу подлокотника.
- Генрих... - королева-мать сонно открыла глаза, широко улыбаясь - наконец-то, сын мой!..
Она встала, обнимая короля.
- Вы выглядите очень усталым ваше величество...
Медичи посмотрела в глаза Генриха, понимая, что он измучен.

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
В объятиях матери король вновь почувствовал себя ребенком, словно бы с его головы на какое-то время сняли корону, а с плеч тяжкий груз ответственности за целое государство, который так тяготил его временами. После слов Екатерины Его величество почувствовал, как он устал за сегодняшний такой долгий день.. А ведь этот день еще не кончился... И завтра ему предстоит новое не менее тяжкое испытание. Да, он был измучен, и больше морально, чем физически. Несмотря на то, что он был властителем целой страны, всегда так больно получать лишнее подтверждение тому, какое все-таки отвратительное животное человек... Алчность, алчность, всюду алчность и эгоизм, все ищут, как бы больше обогатиться, получить место потеплее, насытиться властью! Генрих сейчас не думал о мелких прихлебателях, которые только и ждали, что запустить руку в королевскую казну. Куда более печальное впечатление на ранимую натуру короля производило предательство брата, в котором он, хоть никогда и не помышлял хоть в чем-то доверять Франсуа и досконально знал подлую натуру принца, сегодня убедился окончательно и бесповоротно.
- Да, Вы правы, матушка, - произнес Генрих глухо, так как лицо его все еще было прижато к материнскому плечу. Наконец он высвободился из объятий Екатерины и прижался губами к ее руке, а после мягким но настойчивым движением слегка подтолкнул ее к креслу, он чувствовал уколы совести за то, что прервал отдых королевы.
- Я чувствую себя совершенно разбитым и обессиленным... - подтвердил король печально, ловя взгляд матери.

Екатерина Медичи

avatar
Искусный сочинитель
Екатерине было больно видеть любимого сына в таком состоянии. Присев в кресло, она предложила занять Генриху место возле нее, ласково смотря на короля.
- Судя по всему, Королевский Совет не принес ничего хорошего вашему величеству... - ее голос был мягок и успокаивал.
С одной стороны ей ужасно хотелось узнать, что же сказал королю Гиз, с другой - видя состояние сына, ей хотелось как-то ободрить его. Она медленно провела рукой по волосам Анри, ласково улыбаясь.
- У меня была ваша жена, ваше величество... такое милое создание, не забывайте про нее, мой мальчик. Она точно сможет вас отвлечь от всех невзгод...

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
Устроившись на мягких шелковых подушках подле ног матери, как в детстве, король наслаждался покоем и чувствовал, как напряжение постепенно уходит, клокотавшее раздражение покидает его, оставляя место горькому разочарованию. Все еще восхищавшая своей красотой благодаря искусствам парфюмеров рука Екатерины лежала на его голове, касаясь длинных темных локонов - то одного, то другого. Эта женщина умела контролировать душевное состояние и вызвать ту или иную реакцию. Сейчас именно такой спокойный тон был необходим Генриху и такое мягкое прикосновение.
- Луиза, - Его величество улыбнулся, - о да, это не просто милое и очаровательное создание, это верное и преданное сердце, в котором я уверен, - по лицу короля вновь проскользнула тень.
- А Совет... - тон короля моментально изменился, стал жестким и решительным.
- Гиз предложил назначить главу Лиги, матушка. И я пообещал ему, что завтра дам свой ответ.

Екатерина Медичи

avatar
Искусный сочинитель
Рука Екатерина на мгновение замерла на месте, но затем продолжила свой путь по волосам короля. Вот оно значит что... Королева-мать ласково улыбнулась, смотря в такие красивые глаза Генриха.
- И что же Вас так огорчило, Ваше величество? Я конечно не знаю, возможно Вы другого мнения, но мне кажется, что король вполне достоин этой должности...
Как же он красив! Екатерина любовалась этим прекрасным мужчиной, проклиная всех тех, кто желал ему зла. Ничего, Генрих... Когда-нибудь ты сможешь спать спокойно, я тебе обещаю...

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
Больше всего Генриху сейчас хотелось вспылить и высказать матери все, что он думает о ее младшем сыне, не стесняясь в выражениях и забывая обо всем, кроме своей оскорбленной нескончаемыми интригами и происками этого человека гордости. Боже, когда же он сможет жить без этой мышиной возни под ногами и ступать спокойно, не опасаясь, что земля, изрытая ходами, просядет в один момент!? Он испытывал к Франсуа смешанные чувства: ненависть и одновременно презрение, которое сейчас, после того, как он стал свидетелем разговора брата с Гизом, доходило до какого-то абсолютного отвращения. Но Его Величество не желал оскорблять слуха матери, покуда не получит осязаемых доказательств и повода. Довольно, он не желает более думать об этом, по крайней мере, сейчас! Однако печальные думы все никак не покидали Генриха. О, как бы он хотел иметь железное сердце, которое не трогали бы подобные отвратительные сцены! Проклятье, неужто и вправду вся его семья состоит лишь из матери и Луизы?!
Погруженный в мрачные мысли, король ответил слегка рассеянно, взгляд его был затуманен и устремлен в одну точку:
- Вы так в самом деле считаете, матушка? Что ж, пожалуй, мне и в самом деле стоит взять на СЕБЯ все эти хлопоты... Я благодарю Вас за совет.. В конце концов, у меня есть сутки на обдумывание, и я собираюсь распорядиться этим временем так, чтобы не упустить ни минуты зря!

Екатерина Медичи

avatar
Искусный сочинитель
- Только, Генрих, не допускайте, чтобы Вашими действиями руководил гнев...
Екатерина внимательно посмотрела на сына, вспоминая, чем закончилось для Карла война с врагами Франции. Она не допустит этого еще раз. Королева догадывалась, что король не все рассказал ей, скорее заботясь о ее спокойствии, чем умышленно скрывая. Но выпытывать из Генриха подробности, не было надобности и желания. Все события выстроились в уме Медичи как разноцветная мозаика, каждый кусок занимал свое место. На данный момент угрозу предоставлял лишь Гиз, но став главой Лиги, король нарушит его планы, что дает королеве-матери время вразумить Франсуа.
- Ваше величество, надеюсь, Вы позволите мне присутствовать на завтрашней аудиенции?

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
Смерть Христова! - подумал Генрих, - А матушка как всегда права - гнев дурной советчик...
У короля не было никакого повода отказывать Екатерине, скорее наоборот, ее присутствие было даже желательно.
- Ну разумеется, матушка, это вполне в Вашей воле - присутствовать на завтрашнем событии. - ответил Его Величество.
- И потом - Вы же знаете - мне всегда приятно видеть Вас рядом, а особенно в подобные моменты, я чувствую Вашу поддержку. Но.. проклятье, я даже не осведомился о Вашем самочувствии... Бога ради, простите меня, мадам! - Генрих вновь приник губами к материнской руке.

Екатерина Медичи

avatar
Искусный сочинитель
- Со мной все в порядке. Вы в добром здравии, а это самое главное для меня, - Екатерина мягко улыбнулась, - идите ваше величество, вам нужно отдохнуть...
Королева последний раз провела по волосам короля, а затем откинулась на спинку кресла. Ей самой нужен был отдых. К тому же многое стоило обдумать.

Генрих III

Генрих III
Искусный сочинитель
- Да, конечно, матушка, я не стану более отнимать Ваши силы, я ведь прервал Ваш сон... Прощайте, прощайте, мадам, - ответив на материнскую улыбку и кивнув, Генрих выскользнул из покоев все тем же потайным коридором.

Екатерина Медичи

avatar
Искусный сочинитель
Когда король покинул комнату, Екатерина тяжело вздохнула. У нее складывалось такое впечатление, что все, что заварили Гизы, ей еще долго придется расхлебывать. В любом случая завтра на аудиенции, она сможет лично во всем удостовериться. Королева-мать вызвала камеристку, приступая к вечернему туалету.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум бесплатно | Форумы RPG | Исторические | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать дневник