Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 3]


Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Первое сообщение в теме :

В тронном зале проходит Большой Королевский совет...

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Шико задумался.
Неужто министр пронюхал о заговоре? Тогда герцогу недолго осталось сидеть возле Генриха и бледнеть. Сейчас Морвилье назовет главных заговорщиков и ... не избежать скандала. Хоть бы этому петуху хватило такта не распространяться при всех об измене Анжуйского! Однако, слишком много спеси, сударь!
Шико вклинился в речь министра очередной раз:
- Господин де Морвилье! В какую сумму Вам это обошлось?

господин де Морвилье

avatar
Начинающий трувер
Морвилье скорчил небольшую мину, давая понять, что при таких известиях речи о деньгах быть не может:
- Семьдесят пять тысяч ливров одному и сто тысяч - другому.
После чего канцлер вызывающе посмотрел на Шико, ожидая развязки.

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Шико встал и, переставляя циркуль своих длинных ног, подошел к королю. После чего потирая руки насмешливо обратился к Его Величеству:
- Генрих, я всего за тысячу экю выдам тебе тайну, которую узнал господин де Морвилье!
Голос шута был сладок и полон симпатии к канцлеру. Шико уже начинала раздражать комедия этого человека, который не мог сказать прямо сути дела, предпочитая сыпать украшениями своей речи.
- Это - Лига!
Шико развел руками и окинул взглядом всех присутствующих.
- Всего-навсего Лига! Лига, которая образовалась 10 лет назад. Господин де Морвилье разгадал тайну, которую знает каждый парижский буржуа.
Шико поклонился королю, затем королеве и вновь сел в свое кресло.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Келюс, который всё это время стоял с улыбкой глядя на шута и слушая его высказывания, на этот раз не смог сдержаться и громко засмеялся. Но под строгим взглядом короля тут же сделал серьёзное лицо и вновь обрёл живейшее внимание к происходящему.

Анри де Валуа

avatar
Бесстрастный летописец
Валуа с интересом наблюдал за разворачивающейся перед ним картиной. По-видимому, каждый из участников этого заседания, больше похожего на фарс, старался показать себя умнее предыдущего оратора. Каждый, казалось, из кожи вон лез - ну ладно, Шико: он шут, и потом ему король позволяет почти все, но остальные-то могли сохранить лицо и не втаптывать свое достоинство в грязь?
- Интересно! - прокомментировал король монолог господина де Морвилье, а когда Генриху назвали сумму, истраченную канцлером, в его взгляде мелькнуло легкое удивление. Король не спешил перебивать Шико, потому что во-первых, шут может сказать действительно дельную вещь, а во-вторых потому, что Шико все же дворянин и весьма щепетилен в вопросах чести. Он достаточно умен и может сам понять, когда ему следует умолкнуть. За исключением некоторых случаев, конечно. "Ну это невесть какие принцы!"- сказал шут на очередное заявление Морвилье, и тут Генрих многозначительно улыбнулся, чуть скосив глаза на Франсуа Анжуйского. А вот когда Келюс позволил себе засмеяться, король метнул в своего фаворита поистине убийственный взгляд. Этого было достаточно, чтобы всеобщее веселье немного поутихло. В конце концов, сейчас именно Морвилье собирается сообщить Его Величеству какую-то новость, а не кто-нибудь из этих остряков.
- Я был бы очень признателен членам Большого королевского Совета, если бы они дали докладчику договорить - холодно сказал король, сжимая своими бледными аристократичными пальцами подлокотники кресла. Затем августейшее внимание Его Величества снова обратилось к канцлеру.
- Сумма, которую Вы истратили, весьма значительна, сударь. Я надеюсь, Ваши сведения достаточно важны для всех нас и смогут стать полезны короне. Ближе к делу, господин де Морвилье, я Вас очень внимательно слушаю.
Какой он бледный - подумал король, бросил косой взгляд на Анжуйского - Интересно, отчего?

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Шико перехватил взгляд короля и с возмущением обернулся к миньонам:
- Тихо там!
После чего развернулся к Морвилье и, благосклонно кивнув, приказал:
- Продолжайте, сударь!
Шут был весь во внимание и не спускал глаз с герцога Анжуйского, при этом не забывая складывать бумажную курицу, которой он намеревался украсить свой флот, в образцовом порядке выстроившеюся на столе.
Шут отметил взгляды, которые метал король на брата, похожего на кошку, которую застали в погребе за поеданием сметаны. Шико довольно улыбнулся в усы-пускай многие считали короля недалеким человеком, погрязшим в своих желаниях и заботах, но Шико знал, что это не так. Генрих был подобен орлу, который с высоты выслеживает жертву, не спуская с нее взгляд. Генрих, Генрих, смотри внимательнее на своего братца! Его двуносое лицо просто кричит сейчас о его маленьких приключеньицах в аббатстве! Хорош красавчик... Шико спрятал улыбку и сложив губы трубочкой подул на голову бумажной курицы, как будто вдыхая в нее жизнь и с серьезной гримасой водрузил ее на главный корабль.

господин де Морвилье

avatar
Начинающий трувер
Советник вытерпел весь спектакль со сдержанным выражением лица, подчеркивая, что происходящее шутовство нисколько его не касается. Обращение короля вдохновило Морвилье, понизив голос и чуть наклонившись вперед, канцлер продолжил:
- Сир, один из моих людей пробрался на собрание заговорщиков! И уж это место точно неизвестно господину Шико!
Торжествующе заявил Морвилье, отклоняясь обратно.
- Это было аббатство святой Женевьевы, Ваше Величество! Заговорщики приняли решение назначить вождей Лиги и собирать в свое сообщество всех желающих! Каждый, кто вступит, должен добыть себе оружие и быть готовым выступить против гугенотов и...
Тут канцлер замялся и выдавил:
- ваших любимчиков, как называет народ Ваших друзей и коих относит к гугенотам, сир...
Чтобы сгладить впечатление от своих слов Морвилье поспешил добавить:
- У заговорщиков есть вожди.

Луиза де Водемон

avatar
Ярый памфлетист
Луиза за все время этого разговора, или даже сцены сидела рядом с королем. Про нее все забыли и это очень радовало королеву, она поначалу даже успела пожалеть, что ввязалась в это дело, пусть и только присутствуя на Большом королевском совете. Но произнесенное господином Морвилье слово "заговор" заставило даже ее удивленно приподнять брови. Но вот дальнейшие изъяснения канцлера начинали раздражать Ее Величество, ну сколько можно тянуть, повторяя одно и тоже. Раз начал разговор, так продолжай же, наконец! Она пожалела своего мужа за то, что ему приходится выдерживать вот такие вот сцены каждый день, не с Морвилье, так с другими. А происходящее в Тронном зале уже начинало напоминать просто какую-то комедию, господин Шико отпускал шуточки в адрес канцлера, но того это не расшевелило особо, да и появление герцога Анжуйского тоже было довольно интересно. Господин Келюс даже смеялся над шутками шута, а вот Луиза слушала внимательно. Конечно, она не собиралась никому говорить об услышанном тут, но хотя бы для спокойствия мужа и собственного спокойствия стоило узнать и запомнить все, что тут скажут. Может, она и не интересовалась политикой, не лезла в нее и управление государством, но это не значит, что не желала знать, что угрожает ее любимому мужу.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Принц смотрел на канцлера не отрывая взгляда и чувствовал, как на лбу выступают капельки холодного пота. Лицо герцога по-прежнему было невозмутимо, но приобрело оттенок слоновой кости. Каждое слово Морвилье, каждая фраза, произносимая медленно и рассудительно, чтобы всем присутствующим был ясен смысл и важность сообщаемого, с паузами, которые длились бесконечно, просто сводили Франсуа с ума. Это была длительная пытка, казалось, ей не будет конца. Когда канцлер произнес слова "Аббатство" и "вожди", пытка достигла апогея. Даже испытанному в интригах принцу, которому не впервой было сохранять независимый вид в любых затруднительных ситуациях, показалось, что он сейчас не выдержит. Он едва дышал от волнения.

Анри де Валуа

avatar
Бесстрастный летописец
Генрих все более удивлялся бледности герцога Анжуйского. У короля так и чесался язык спросить Франсуа, не болен ли он, но это он еще успеет сделать - после заседания совета. На лице короля, как ни странно, не отобразилось тени неудовольствия в ответ на слова канцлера о "любимчиках" - Морвилье всего лишь передает настроение народных масс, а народ тоже иногда бывает слеп. Народ не знает, что происходит в Лувре - король часто не знает, что происходит на улицах. Так что они квиты.
А господин де Морвилье действительно так затянул свое сообщение, что сосредоточенное выражение на лице короля снова начало уступать место выражению легкой рассеянности. Однако когда министр наконец подошел к главному и произнес слово "вожди", Генриха как будто окатили холодной водой . Он поднял на Морвилье сверкающий взгляд, почувствовав, как по телу пробежалась лихорадочная дрожь. Мысль, что против него может быть устроен самый настоящий заговор со всеми вытекающими оттуда последствиями, ошеломляла Его Величество и порождала в его душе прямо таки бурю возмущения.
- Кто эти вожди? - грозно спросил король, повышая голос - Их имена? Я слушаю!
Каждый мускул на его лице, казалось, напрягся. Генрих буквально впился в канцлера взглядом, ожидая от него ответа на свой вопрос.

господин де Морвилье

avatar
Начинающий трувер
Уловив в тоне короле нетерпение, Морвилье с пафосом продолжил свою речь:
- Государь, мой шпион узнал имя одного из них. Правда мне пришлось заплатить за его имя десять тысяч ливров. Это монах-фанатик...

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Шико отложил бумагу в сторону и с интересом посмотрел на министра, которой от важности собственной особы был похож на яблоко по окружности своего раздувшегося от гордости живота. Неужто раскопали моего бедного друга? Ну-ка, ну-ка... Что же наша славная полиция раскопала...

господин де Морвилье

avatar
Начинающий трувер
Сир, имя этого человека - брат-сборщик милостыни Горанфло! Это монах из монастыря святой Женевьевы!
Министр замолчал, однако, он дал понять королю, что это не все, показав многозначительным взглядом, что что-то сдерживает его, не дает сказать главного.

Анри де Валуа

avatar
Бесстрастный летописец
Генрих снял левую руку с подлокотника трона и положил ее себе на колено. Десять тысяч ливров! Однако, не мало. Если бы король только мог знать, кто такой на самом деле монах Горанфло, Морвилье был бы выгнан со двора без права на возвращение. Но поскольку король даже не догадывался об этом, он лишь отрывисто вздохнул и, сняв с подлокотников и вторую руку, развернул ее ладонью вверх, тем самым показывая Морвилье, что он желает знать имена остальных заговорщиков.
- Дальше!- приказал король - Или это все?
По чести сказать - обычный монах, это не такая уж большая птица. Генрих был уверен, что за всем этим стоит кто-то, кто носит громкую фамилию французского дворянства.

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Шико сидел развалясь в своем кресле, настороженный как мышь в амбаре, которая слышит, что кот мяукает во дворе. Но ни одним мускулом шут не выдавал свое напряжение. Лишь его кораблики перестали его интересовать. Чертов министр тянет комедию, пытаясь повысить себе цену в глазах короля. Имя Горанфло прозвучало наконец в Лувре. Шико стало немного жаль, что он в ту ночь в аббатстве так поступил с другом... Но что такое шутка в сравнении с жизнью Генриха III Валуа? Монаха то мы спасем... А вот короля... Не факт! Потому все ставки в игре королю!
Шико украдкой стал теребить ус - Генрих явно в нетерпении, Анжуйский бледен, словно заболел, миньоны притихли... Чье же имя назовет это самый нудный из всех канцлеров бывших во Франции со времен Людовика Святого?!

Henri de Guise


Бесстрастный летописец
Дойдя до цели, де Гиз в нерешительности остановился. К нему тут же бросился камердинер, дежуривший у входа в тронный зал. Увидев и узнав герцога, он переполошился: всплеснул руками и покачал головой. Тем не менее, низко поклонившись новоприбывшему, слуга короля прислушался к тому, что происходило за закрытыми дверями. Уловив, что там наступила звенящая тишина, несчастный малый решил этим воспользоваться, чтобы объявить о прибытии лотарингского принца.

Его светлость герцог де Гиз! - возвестил камердинер неуверенным голосом, чувствуя, что поступает как-то не так, хоть и действует в соответствии с предписанными инструкциями и принятым при дворе этикетом.

Генрих ступил под своды тронного зала в абсолютном молчании. Слова камердинера, казалось, зависли в воздухе - вязком и липком, словно патока. Быстро оглядевшись, "король Парижа" понял одну важную вещь: все или почти все главные слова уже прозвучали. Значит, он успел вовремя. Его знаменитая удача и на этот раз не подвела своего баловня.
У короля было напряжённое лицо внимательного слушателя. миньоны были задумчивы, Шико - сосредоточен и подтянут, как гончая, взявшая след. Морвилье лучился самодовольством, а герцог Анжуйский отличался мертвенной бледностью. Одна королева Луиза выглядела сравнительно спокойной и невозмутимой. Похоже, она не совсем понимала, что здесь происходит. И её тревога объяснялась исключительно тревогой за мужа, на лице которого бедняжка видела застывшую восковую маску.

- Ваше величество! - делая несколько шагов по направлению к возвышению, на котором стоял трон короля, и опускаясь на одно колено, сказал де Гиз взволнованным тоном. - Прошу простить мне мою дерзость... Однако я спешил, чтобы успеть заверить Вас, сир, в глубокой преданности и непоколебимой верности Ваших добрых вассалов и рьяных слуг - принцев Лотарингских. О, я бесконечно счастлив видеть Вас, мой король, не только в добром здравии, но и в окружении Ваших лучших друзей и лучших дворян королевства! Не это ли вернейшее доказательство того, что долетевшие до меня слухи о волнении в столице и опасностях, которые, якобы, подстерегают Ваше величество, - всего лишь домыслы и пустая болтовня!..

Закончив столь длинную тираду, де Гиз выжидательно умолк, бросая любопытствующие взоры вокруг себя: на короля, Анжуйского, Шико, Морвиллье, королеву Луизу. Миньонов он не счёл достойными внимания.

господин де Морвилье

avatar
Начинающий трувер
Главный министр застыл на миг, пораженный тем, что вот так нежданно опередили его слова. Казалось, само провидение привело Гиза в этот зал, когда вот-вот должны были назвать имя главного вождя.
Морвилье поискал взглядом глаза короля и в знак того, что именно герцог де Гиз и есть тот самый предводитель, нагнул голову в утвердительном кивке.
С канцлера слетела его пышность и осталась только серьезность. С появлением того, кого многие прочили на трон вместо Валуа, спесь уже была неуместна. Вся эта ситуация буквально пахла опасностью и наполнила воздух тревожностью. В тронном зале наступила полная тишина и оцепенение.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
От Келюса не ускользнул кивок канцлера. Граф пристально посмотрел сначала на короля, потом на де Гиза, затем покосился на герцога Анжуйского.
- Он бледен как смерть! Отчего бы это..?

Henri de Guise


Бесстрастный летописец
От герцога также не укрылись ни кивок господина Морвилье, ни тревожный взгляд, брошенный графом де Келюс на принца крови.

Франсуа слишком бледен. Я же предупреждал его, что нам предстоит выдержать сложнейшую из тех битв, что разыгрываются на ковре, а не на полях сражений. Чёрт! Он всё же оказался не готов к тому, что здесь говорилось. Знать бы ещё, что именно тут было произнесено. Кивок этот должен, очевидно, значит, что я - заговорщик. Стало быть, ищейкам господина министра всё-таки удалось кое-что раскопать. Однако, насколько глубоко они зарылись?

Лицо де Гиза тем не менее оставалось спокойным. Оно лучилось доброжелательностью и выражением самых преданных чувств к его христианнейшему величеству. Не меняя коленоприклонённой позы, Генрих кинул косой взгляд в сторону Анжуйского. Во взгляде этом проскользнули одновременно и злость, и раздражение, и угроза. "Возьмите себя в руки, монсеньёр! Вы раскисли, как барышня!", казалось, говорил этот взгляд.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Прибытие Гиза слегка привело принца в чувство. Он поймал раздраженный взгляд кузена, как ни в чем ни бывало, но не ответил на него, отлично понимая, что многозначительные взгляды порой говорят куда больше слов, а особенно тем, кто умеет их читать так, как умеют это делать собравшиеся здесь. Огромным усилием воли Франсуа овладел собой. Выражение его лица мало помалу становилось все более и более непринужденным, руки спокойно и расслабленно лежали на рукоятях кресла. Ему даже удалось добиться того, что бледность, покрывавшая его щеки, начала исчезать.

Жан-Антуан Шико

avatar
Созидатель
Появление герцога де Гиза привело Шико в цинично-настороженное состояние, из которого его выбило шутовство Морвилье. Шут важно уставился на Меченого, буравя его своим пронзительным взглядом. Казалось Шико впервые увидел Великого Гиза, как называли кузена короля в Париже. Шут внутренне забавлялся этим сильным духом и телом человеком, который ставил себя выше короля и тем был смешен в глазах шута, который терпеть не мог напыщенности. Гиз умел показать себя в глазах народа, умел манипулировать толпой, которая обожала своего кумира, своего «короля».
Словно в подтверждение этому, народ под окнами, которые выходили на площадь взвыл: Гиз! Великий Гиз! Да здравствует Меченый!
Шико недобро сверкнул глазами, не меняя своей дурашливой маски придворного шута и
откинулся на спинку кресла, сплетя ноги в замысловатый узел, и принял деловой вид. А вот и Гиз, - думал Шико, скользя взглядом по фигуре герцога. Шико заметил кивок канцлера и догадался, что Анжуйский на этот раз спасен - канцлер раскопал только имя Гиза, а принца-крови нет. Или королева-мать приказала канцлеру не распускать язык об участии в заговоре ее младшего сына, узнав все заранее? Шут кинул взгляд на своего короля, который неизменно оставался главной заботой Шико.

Анри де Валуа

avatar
Бесстрастный летописец
Взгляд Его Величества потемнел, лишь только Генрих услышал имя герцога де Гиза. С досады король прикусил губу, но сразу же после этого сменил свое настороженное выражение на крайне радушную мину. Ох уж этот Гиз... Он действовал на Генриха сродни огромному, жужжащему под ухом оводу. Сродни полосатой пчеле, мечтающей вонзить свое жало прямо в сердце монарху! Вон какой он пышный, важный и торжественный. А вроде бы герцог должен сейчас находится на осаде Ля Шарите! Медовые слова де Гиза никак не могли сбить Генриха с толку- король прекрасно знал, что под ними скрывается. Он бы никогда не поверил, что Генрих Гиз искренне желает ему добра. Хотя в детстве они прекрасно ладили. Что же случается с людьми, когда они вырастают? Как-никак, а король тоже уставал от этих придворных интриг, от этой лжи, от этих игр. Все это связывало монарха, как липкие нити ядовитой паутины. Он хотел спокойного правления, мира в своем королевстве и сплоченности своих подданных! И только. Но боже правый, неужели он так много хочет? Король успел заметить кивок канцлера де Морвилье, и теперь он знал имя главного заговорщика. Конечно, разве может "король Парижа" перестать портить кровь помазаннику Божию?
Господи, за что ты так меня наказываешь?- думал король, слушая речь де Гиза. На фразе о подстерегающей короля опасности Генрих почувствовал, как яд от этих речей расползается по его душе. Король не сводил с де Гиза глаз, даже перестав замечать остальных окружающих его людей. Ах , вот как, значит слухи об опасностях...Прекрасно....
- Опасностях? - переспросил король, непринужденно улыбаясь - Что Вы, кузен, кто наболтал Вам такой вздор? Конечно, в каждом королевстве иногда вспыхивают междоусобицы, у каждой правящей семьи бывают свои проблемы, но спешу Вас уверить, я пребываю в добром здравии и , как Вы уже успели заметить, нахожусь в окружении преданных мне людей. Да и Ваши блестящие способности , мой кузен, смогут помочь мне справиться с любыми проблемами, которые возникнут в государстве, не так ли.Ибо без проблем никак не обойтись. Однако, Генрих, я полагал, что Вы сейчас находитесь на осаде Ля Шарите. Что заставило Вас появиться в Лувре без предупреждения, сударь?

На Франсуа король больше не смотрел. Он и так уже увидел все, что было нужно. Даже с лихвой.

Henri de Guise


Бесстрастный летописец
Герцог слушал короля с непроницаемым лицом. На его губах по-прежнему теплилась улыбка верноподданного, пришедшего отдать дань вежливости своему возлюбленному сюзерену. Ни холодность тона его христианнейшего величества, ни последние слова, которые призваны были смутить дерзкого де Гиза, осмелившегося нарушить высочайшее повеление, не заставили Генриха изменить выражение благородного смирения, застывшее в красивых чертах. Оставаясь коленоприклонённым, ибо государь не позволил ему встать, лотарингский принц, внутренне кипя от негодования и злости, произнёс недрогнувшим голосом, наполненным простотой и величием:

- Ваше величество!Действительно, Вашею высочайшею милостью и глубочайшим доверием я был назначен командующим войсками при Ля Шарите. И, несомненно, место моё именно там, где грохочет музыка пушечной канонады и льётся кровь верных сынов Франции, умирающих во славу своей родины и своего короля. Однако тревожные известия, поступившие к нам из Парижа, заставили меня поспешно покинуть лагерь, где на момент моего отъезда - к слову сказать - царил полнейший порядок, вызванный, очевидно, рядом успехов, которыми мы обязаны Вашим неустанным молитвам, сир... - тут "король Парижа" сделал коротенькую многозначительную паузу, во время которой успел одним цепким взглядом охватить весь зал и всех присутствовавших в нём людей, чтобы увидеть реакцию и проникнуться их настроениями. - И, конечно же, той благоговейной любовью, кою Вы столь искусно имеете обыкновение вызывать в сердцах преданных солдат. Нас известили мои надёжные люди, которым у меня нет оснований недоверять и за честность которых я готов поручиться собственной головой, что Вам, монсеньор, угрожает серьёзная опасность... Что Париж находится на грани бунта... Наконец, что святая Лига - это столь нежно и трепетно вскормленное дитя, коему поручена важнейшая государственная миссия - блюсти чистоту нашей католической веры, не имея сильных вождей и лишённая всякой поддержки с Вашей стороны, мой король, уподобилась стаду неразумных баранов, алчущих обрести своего пастыря, и ради этого способная оказать неповиновение даже самому помазаннику божию - наместнику Господа нашего на земле. Вам судить, Ваше величество, поступил ли я опрометчиво и рассудил ли несправедливо, исполнив свой вассальный долг!

Закончив говорить, Генрих низко склонил голову. Прядь светлых волос упала ему на глаза, скрыв их хищный блеск и пристальный взгляд из-под полуприкрытых ресниц, устремлённый на монарха и его свиту.

Франсуа Анжуйский

avatar
Искусный сочинитель
Анжуйский не видел тех мимолётных взглядов которые на него бросали собравшиеся здесь. Однако у него была хорошо развита интуиция и опасность он чувствовал за долго до того, как она начнёт принимать серьёзные обороты. Потому, пока все взгляды и слух присутствующих были обращены к герцогу де Гизу, он успел набросить на себя маску спокойствия и бледность почти полностью сошла с лица герцога. Нужно держать себя в руках...нельзя чтобы они что-то заподозрили...однако..а если уже кто-то...что ж, попробуем их перехитрить... - Думал герцог, продолжая внимать монологу де Гиза.. Так он решил рассказать всё королю...Да, признаться он очень умён, а главное как вовремя! Ещё бы чуть-чуть и всё....

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Генрих слушал кузена все больше и больше благостно улыбаясь ему, хотя в душе глухо клокотала ярость против этого самовлюбленного и гордого человека, который всем своим поведением кричал - "Я король!". Король, знающий Гиза с детства и обладающий чутьем на подобную фальшь, чувствовал, что кузен говорит с ним не откровенно, скрывая под маской лести и покорности свою львиную силу.
Генрих взглянул на супругу, которая скромно сидела подле него.
- Мадам, взгляните на нашего дорогого кузена де Гиза. Он олицетворяет собой саму преданность мне, королю Франции.
Взгляд короля переместился на миньонов.
- Господа, вам бы следовало поучится у герцога! Вот! Вот человек, который истинно предан мне.
Слова Генриха де Валуа звучали искренне и проникновенно. Король встал с трона и подошел к де Гизу.
- Вы здесь в Париже не можете мне поставлять новости, а герцог из Ля Шарите приносит мне столь важные вести о состоянии в столицы! Генрих, - король внимательно посмотрел в глаза герцогу, - скажите, как мы можем исправить сложившуюся ситуацию? Я тут в Лувре совершенно лишен правды и не будь Вас, мой дорогой кузен, я чувствую, мы попали бы в западню устроенную справедливо расстроенным народом. Расскажите же мне, мой дорогой друг..., - тут король осекся и громко заявил, - друг? Нет! Брат! Скажите же мне, что мне делать?

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 3]

На страницу : Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Бесплатный форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать ваш бесплатный блог