Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : 1, 2  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 2]

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Король наносит визит своим фаворитам

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Кабинет короля Генриха Валуа. Коридоры Лувра
Генрих находился в ужасном настроении - его раздраконил разговор с Гизом, а тут еще шут, который вел себя подобно королю. Уходит когда ему вздумается, приходит, когда его не ждут... Как будто и не дворянин вовсе, не придворный, который обязан соблюдать этикет, а не вести себя как школяр.
Как жаль, что уехала матушка, она бы сейчас смогла разъяснить сыну все нюансы разговора... Но королева-мать была в дороге, на пути к младшему сыну... Оставалось только вздохнуть и отправится к своим друзьям, которые наверняка будут рады увидеть его! Потом бал, настоящее отдохновение от герцога, с его спесью. Верные взгляды, поклоны....
Властным движением руки остановив пажа, готового бежать докладывать о приходе короля Франции, Генрих вошел в комнаты своих любимцев, застав баталию во всей красе.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Келюс, в силу положения - он лежал на спине - увидел короля первым. Улыбка мгновенно сошла с его лица и молодой человек попытался стряхнуть с себя д'Эпернона - но тот был слишком увлечен перечислением "даров", которые жаждал получить за свое хорошее поведение и только пытался сильнее придавить графа к полу.
Тогда Жак взял другую тактику. С самым церемонным и невозмутимым видом он воззрился на монарха, и даже попытался руками изобразить какое-то подобие знаков вежливости.
- Ваше величество... мы счастливы видеть вас в своей скромной обители. Чем мы можем служить вам, государь?
Вид графа, как мы помним, более чем живописный, довольно сильно контрастировал с его речами, при том, что лицо фаворита сохраняло полнейшую серьезность.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Король с неудовольствием оглядел молодого человека, лежащего прямо на полу.
- Я вижу, подготовка к балу идет у вас полным ходом. Уж не решили ли вы явиться на маскарад в образах пьяных швейцарцев сразу после драки за девчонку в кабаке?
Генрих обошел Келюса и направился к креслу, стоящему у камина. Расположившись поудобнее, король тяжело вздохнул, все наблюдая поверженного тушей д'Эпернона Келюса.
- Дети мои, только на вас я и могу рассчитывать, - ни к кому толком не обращаясь, проговорил тихонько король, подперев кулаком щеку.
- Только вы всегда рядом со мной. Не покидайте меня в этот вечер. Я предчувствую, что будет ужасно скучно!

Жан-Луи д'Эпернон

avatar
Искусный сочинитель
Ногарэ и правда слишком увлёкся... не смотря на осторожность, так присущую его натуре, миньон был подвержен приступам вдохновения и теперь был именно тот случай.
Появление короля он обнаружил даже не по словам Келюса, который мог для пущего веселья и разыграть приятеля, приветствуя лишь незримый образ любимого государя, всегда витающий подле миньонов... Жан вскинул голову, когда его носа коснулся запах, всегда сопровождающий короля - гармоничное амбрэ из духов, кремов и всевозможных притирок, оставлявших тонкий аромат.
Но прежде чем подняться самому и выпустить Жака, Ногарэ первым делом склонил голову перед королём и прижал руку к сердцу... как был, не поднимаясь... Решив обложить на потом месть Шомбергу, успевшему откинуть подушку и спрятать чулок Келюса за спину, а теперь склониться в поклоне, хоть и не таком изысканном, какие изображали его приятели обычно... Но безусловно выигрышно смотрящемся в сравнении с валянием на полу.
- Мы никогда не покинем вас, Ваше Величество! И клянусь, сделаем все, чтобы развлечь вас сегодня вечером! Как раз этим и были заняты наши умы, мой король! - Молвил Жан, снова прижимая руку к сердцу... уже поднявшись на ноги и поспособствовав принятию Жаком вертикального положения.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
- Не сомневаюсь, дружок. Не сомневаюсь, - грустно ответил монарх, откидываясь на спинку кресла и принимая такую позу, как будто он все еще сидел в тронном зале и давал аудиенцию.
Ах, как они молоды и беспечны. Как красивы…
Генрих с грустью смотрел на своих друзей, затеявших шутливую возню. Они всегда отвлекали его от грустных мыслей своими шутками, своими разговорами, всегда были готовы его поддержать, но не сейчас… Сейчас пред взглядом монарха все еще стоял Гиз в той его склоненной позе, которая явно была предназначена для того, чтобы скрыть насмешку и гордый взгляд. О, как иногда ненавидел Генрих этого человека! И как иногда восхищался им против своей воли… Как ревновал мать и сестру к этому гордому потомку древних династий… Недолюбливая брата Карла, маленький Александр частенько смеялся над тем, как старший брат злится на юного Лоррена. Никто тогда еще не подозревал, что когда-то они сойдутся как король Франции и глава дома Лотарингских дроздов. Никто не думал, что в кабинете обитом алым шелком, тисненным золотыми лилиями, состоится разговор, посвященный началу мира между двумя соперниками, который больше походил на ритуальный танец двух петухов перед смертельной схваткой, когда не никто не смеет напасть противника, а только потрясает своим воротником, украшенным ярким оперением и грозно роет землю ногами со смертельными шпорами.
Даже в нижайшем поклоне этот человек не выглядел смиренным, может, за это его и полюбила Марго, сделав своим любовником? Интересно, любит ли она его еще? Или осталась простая жажда плоти?
Тяжелые мысли нашли отражение во внешнем облике короля – он нахмурился, а нежные руки с силой сжали подлокотники кресла. Чего ждать от этого противника? По крайней мере, пока его нельзя выпускать из виду, Шико прав. С Гиза станется использовать сложившуюся ситуацию себе во благо, затеяв гражданскую войну. Пока братья Валуа будут убивать друг друга, смиренный перед народом лотарингец приберет к рукам корону под вопли своих сторонников. Не бывать этому! Хорошо, что матушка выехала в Анжер… Франсуа всегда ее боялся, хоть не и не любил. Это послужит хорошим фактором в процессе переговоров. Не каждому посчастливилось иметь такую мать. Генрих поморщился, представив себе, что ему придется принять этого изменника с распростертыми объятиями, но он и на такое пойдет ради того, чтобы не дать Гизу шанса!

маркиз де Можирон


Миньон короля
Луи, не успевший, как следует отдохнуть после бурной ночи, утомленный наискучнейшим приемом и постными лицами представших перед королем дворян, медленно погружался в забытье. Ни принятые им самим меры для того, чтобы не уснуть, ни веселая кутерьма, затеянная друзьями, не могли помешать ему топать по дорожке в страну снов. Даже обещанные Жаком трубы и барабаны, зазвучи они над его ухом внезапно, не свернули бы маркиза с начатого пути. И все же нашлось то единственное, что помешало Можиро уснуть окончательно – голос короля. Сколько бы фаворит не язвил в глаза своему государю, сколько бы насмешек не выказывал по поводу некоторых решений монарха, всем сердцем он обожал своего друга и всей душой он был предан его величеству королю Франции. Луи мог целыми днями охотиться за новыми «юбками», ночами напролет не вылезать из постелей девиц, но он ни разу не пропустил утреннего или вечернего моциона Генрике, спешил по первому его зову или по собственному внутреннему порыву. Но сейчас Можиро не мог простить Валуа шутку, сыгранную с ними, до сих пор внутренне вздрагивая при воспоминании о наряде новоиспеченного гвардейца. Мелко дуясь на государя, маркиз приложил все усилия, дабы не подать вида, что он проснулся. Мало того – он усиленно захрапел, перебивая разговор.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Нестройный храп, раздавшийся из угла, который принадлежал маркизу де Можирону, заставил короля оторваться от размышлений.
- Бездельник, - тихонько произнес монарх, смотря в сторону любимца, - Что с Вашим приятелем, Келюс? Он так крепко спит, что не слышит своего короля?
Взгляд Генриха переместился на графа, который раскраснелся от борьбы с д'Эперноном и являл собой прекрасный образец мужской красоты своими сбившимися кудрями и розовыми щеками. Король на время даже залюбовался своим фаворитом. Недаром он ходил в ближайших друзьях короля! Такого второго красавца и храбреца еще стоило поискать. Из всех четверых Генрих особо выделял Келюса, стараясь, чтобы остальные его друзья этого не почувствовали.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Воспользовавшись тем, что все трезвые и неспящие приятели обернулись к королю, граф пнул д'Эпернона голой пяткой и вывернулся из-под него.
Вскочив на ноги, он все с тем же видом поклонился Генриху.
- Когда Вашему величеству угодно, чтоб мы готовы были сопровождать вас на бал в Ратушу?

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Генрих встал с кресла и подошел к молодому человеку.
- Дружок, - король в дружеском жесте положил руку на плечо Келюсу, а другой заботливо оправил на нем камзол, - я думаю, что нам стоит туда явится часам к...
Тут Генрих замолчал, в задумчивости обратив взгляд к потолку. Придти к началу было не по-королевски, придти поздно тоже не хотелось... Тем более, что бал задумывался уже давненько и король предвкушал веселье под прикрытием маски. Хотя после такой беседы хотелось уединиться и как следует поразмышлять, но впереди была вся ночь. Успею
- Мы приедем к девяти вечера. Я хочу, чтобы вы сопровождали меня, господа,- надменно обратился ко всем король, окинув взглядом присутствующих, - Кстати, что на вас нашло сегодня?
Легкая улыбка появилась на губах Генриха, безуспешно скрываемая своим хозяином под щеточкой усов.
- Вы так распекали господ провинциалов... Они могли подумать, что понравились вам!

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Самодовольная ухмылка появилась на лице графа.
- Ваше величество, наша задача, как ваших ближайших слуг, в том, чтоб ваши подданные чувствовали себя в Лувре, как дома. И даже лучше, чем дома,- приосанившись, изрек он.- Быть милостиво принятыми Вашим величеством - уже огромная честь для этих господ.
"... и совершенно чрезмерная".
Миньоны, как мы помним, вовсе не рвались делить с кем-нибудь королевские милости. Поэтому размышления Жака де Леви, были пусть и слегка циничными, но совершенно оправданными.
- Что же до того, что мы их.. слегка распекали, то это, несомненно, пойдет некоторым из них на пользу. Пусть помнят, что наш король должен быть окружен только лучшими из лучших...
"... и пусть знают, что они к этому числу явно не относятся".

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Король ласково улыбнулся любимцу, похлопав его по плечу.
- Ну полно, полно..., - слова друга польстили самолюбию монарху, приведя его в хорошее расположение духа. Генрих повернулся ко всей честной компании, но вновь обратил взор на Келюса.
- Но кем же вы будете на празднике? Ведь это же бал маскарад.
Вновь положив руку на плечо любимца, Генрих повернулся к нему.
- Вот ты, Келюс, кого сыграешь ты на балу?

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
- С позволения вашего величества,- граф хитро взглянул на приятелей,- мы бы предпочли пока не раскрывать своих маленьких секретов. Но я надеюсь, что наша задумка вам понравится, государь. Она в своем роде... символична...
Кончиком пальца он подправил усы и улыбнулся.
- И уж если ваше величество изволили заговорить о маскараде...- его лицо приобрело хищное выражение, не обещавшее ничего хорошего.- То, может быть, выше величество соблаговолит подсказать нам, в каком костюме будет ваш кузен, его светлость герцог де Гиз? Я полагаю,- короткий смешок,- он почтит своим высоким присутствием бал, которому оказал честь сам король?

Жан-Луи д'Эпернон

avatar
Искусный сочинитель
Много лет при дворе даровали Ногарэ не только осторожность, но и выдержку... Право слово, более ни чем нельзя было бы объяснить, отчего он сдержался и не отвесил ответного пинка приятелю, ограничившись только многообещающим толчком острым локтем, когда тот оказался рядом. Возобновлённая таким образом потасовка заставила глаза миньона вновь оживиться искрами азартного веселья. Впрочем, способствовал тому и чулок Келюса, мелькнувший на короткий миг из-за за спиной Шомберга - неуклюжий немец пытался спрятать свой трофей тщательнее.

Генрике явно угнетали какие-то новые мысли... даже этой ночью, которая была, казалась, уже целую вечность назад, королю было дело до всех, а не только до Келюса... Ногарэ, прищурившись, покоился на Можирона, о котором при других обстоятельствах Генрике ни за что бы не забыл, пока не поднял на ноги... Их король обладал счастливым нравом себялюбца и не терпел когда кто-то из фаворитов спал в его присутствии, вместо того чтобы исполнять свой долг, развлекая любимого государя.

В ответ на хитрый взгляд графа, Жан одобрительно ухмыльнулся... Лучший способ развеселить короля - это приготовить сюрприз. Увы, любопытство Генрике не слишком этому способствовало, но тем интереснее было готовить эти сюрпризы.
Признаться честно, воодушевление Жака относительно персоны Гиза вызвало было в Ногарэ протест, правда поразмыслив, он решил разобраться с новой задумкой приятеля позже, а не возмущаться немедля, срывая таким образом завесу тайны с вечернего развлечения...
Изображать из себя даму, перед которой меркли фрейлины "летучего эскадрона", утереть нос всем этим провинциальным девицам, выпадающим из шелка и бархата как только завидят кавалера… было чертовски приятно. Всегда. А вот рисковать своей... жизнью, очаровывая из-за веера и юбок Генриха Гиза... было удовольствием до такой степени пикантным, что Ногарэ с радостью уступил бы его кому-то другому. Однако, недосып начал сказываться и на нём… воображение услужливо принялось рисовать воистину страшные картины.
- "Нет, ангел мой... ты же задумал что-то иное, не так ли? Иначе я тебе шею сверну, клянусь смертью Христовой!" - Думал Жан, сверля дырки в Келюсе взором, в котором с новой силой вспыхнуло любопытство и готов был запылать праведный гнев. К счастью для всех, любопытство брало верх, а гневу не суждено было вырваться на волю, и он сдался под натиском веры в то, что привязанность к другу в Жаке была сильнее желания лицезреть в разгар маскарада юное, растерзанное Гизом тело, в лохмотьях дамского платья...
Ногарэ едва заметно передернуло.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Воспоминание о кузене стерло с лица короля улыбку, которая было появилась на его розовых губах и Генрих нахмурился в ответ на слова Келюса.
- Нет. Его не будет на празднике.
Хотя не исключено, что монсеньор воспользуется возможностью анонимно поприсутствовать на балу, воспользовавшись маской и костюмом…
Постаравшись мыслями вернутся к предстоящему празднику, король вновь улыбнулся друзьям.
- Ну что ж… Если вы приготовили сюрприз, я пожалуй приеду на бал в сопровождении Шико, если этот бездельник конечно соизволит явится на торжество. Знаю я этого висельника! Наденет маску, проскачет с дамами из свиты моей жены весь бал, потом уединится с какой-то из них в укромном уголке, а мне скажет, что даже носа не казал на праздник!, - наигранно надул губы Генрих, все еще злясь на шута, который самовольно покинул монарха в тот час, когда ему больше всего хотелось поговорить.
Взгляд короля снова упал на спину храпящего Можирона.
- Может кто-то разбудит этого спящего красавца?!, - раздраженно осведомился Генрих, обращаясь одновременно к Шомбергу, который усиленно что-то прятал за спиной, и к д’Эпернону.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Миньонам было прекрасно известно, какие чувства испытывает к ним королевский шут, и чувства эти были, в общем, близки ко взаимности. Во всяком случае, граф не упустил случая, чтоб отомстить отсутствующему наперснику Его величества за свои обиды.
Сделав вид, что неверно истолковал слова короля, он манерно повел плечом.
- Не повезло тебе, Ногарэ,- произнес он, растягивая слова, как это делал иногда сам король,- мэтр Шико, как видишь, уже узурпировал для себя право появиться на маскараде в юбке и корсете. Повторять шутку за шутом... фи! Надеюсь, ты придумаешь что-нибудь поостроумнее.

Жан-Луи д'Эпернон

avatar
Искусный сочинитель
Ногарэ и внимательно взглянул на короля.
- Мы только что пытались пробудить его, Ваше Величество... но мой голос, видимо, слишком нежен и вгоняет Можирона в еще пущий сон. - Улыбка Жана была бы даже слишком приторной, если бы не хитрый взгляд, который он метнул в сторону Гаспара.
- Шомберг, попробуй ты... спой ему... Мало кто живой или мертвый выдержит эту... пытку.- С ленцой молвил он, поправляя жемчужную нитку у себя на груди, едва не порванную во время возни на полу.
Тем временем Шомберг уже направился к креслу, в котором изволил "прикорнуть" Можирон, и пытаясь спрятать чулок, зажав его в кулаке, свободной рукой уже тянул за угол подушку... одну из тех, которым обложился "спящий".

- Увы, Жак... Сегодняшний маскарад мог бы стать поучительнейшим для придворных девиц... и решительно для всех новоприбывших дворян... а теперь, я полагаю, грозит сделаться обычным фарсом. "Не повезло" не мне, а всем нам. - Скривив губы, протянул Ногарэ с напускным равнодушием. Ему было немного обидно, что таким образом раскрылись карты, но цель того стоила. – Что ж, полагаю, эстетического удовольствия теперь будет… масса… - Фыркнув, ухмыльнулся Жан (которому несказанно шел дамский наряд, не менее чем мужской).

маркиз де Можирон


Миньон короля
Можиро сосредоточился на издании звуков совершенно дикого храпа, но весьма внимательно слушал разговор короля со своими приятелями. Лишь однажды его бровь опасливо дрогнула - когда король осведомился у Келюса о костюмах. Генрике, видать, изможден сегодняшним приемом не менее миньонов, раз спрашивает такие вещи и отказывается от сюрприза маскарада. Ведь естественно, что его друзья станут единственным украшением этого бала. Хорошо еще, что Жак увернулся от прямого ответа на вопрос государя. Маркиз, уже приготовившийся вскочить, чтобы зажать ладонью рот Келюсу, услышав его ответ, довольно хрюкнул, якобы во сне, и с наслаждением продолжил сокрушать воздух. А вот предложение Ногарэ Луи совершенно не оценил. Пение Гаспара не выдержит и святой. Осторожно, не привлекая к себе внимания, Можирон сжал в кулак одну руку, приготовившись, в случае завываний, заткнуть рот Шомберга, и прикрыл его второй.
Гаспар же не запел, а подло начал вытаскивать подушку, пытаясь потревожить маркиза, как медведь, который лезет в обустроенное пчелиное гнездо, воруя из него мед. Можиро позволил и дальше приятелю разрушать свое лежбище, еще более усиленно всхрапывая и на выдохе распространяя брызги слюней в сторону Шомберга.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Генрих метнул раздраженный взгляд в Можирона, но тут же сменил его на более мягкий.
- Кажется Ваш друг обиделся на меня! Хорош же я король, если позволяю всяким бездельникам дуться!
С этими словами царственная рука, поражающая своей ухоженностью и белизной потянулась к плечу фаворита и небрежно потрясла его. Монарх заглянул в глаза мошеннику, продолжавшему храпеть.
- Да... Не завидую дамам, которым приходится проводить ночи с таким соней. Он же предпочитает спать на их простынях, а не заниматься делом.
Выпрямившись Генрих с сожалением посмотрел на Шомберга, который все еще что-то прятал за спиной.
- Дружок, ну хоть ты меня не расстраиваешь. Ты не спишь моем присутствии, не ленишься мне помочь и не обижаешь бедного Шико. И, по крайней мере, тебя я могу найти всегда, когда мне это нужно.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Келюс усмехнулся.
- Ваше величество, но ведь маркиз спит не ночью, а днем,- осторожно проговорил он.- Возможно, он как раз бережет себя для ночных забав. Как я предвижу, эта ночь будет весьма бурной, а, значит, жестоко с вашей стороны не давать ему набрать сил для привлечения тех провинциалок, которые, как мотыльки, слетелись на сияние Вашего величества.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Король ревниво нахмурился. Ему никогда не нравилось то, что его друзья отвлекаются на женщин, а с женитьбой Сен-Люка это чувство еще и усилилось.
- Вот как? Так значит внимание провинциальных дурочек важнее для вас, чем настроение вашего короля?
Расстроенный этим умозаключением, монарх нетерпеливо носком пребольно ударил спящего фаворита в лодыжку.
- Я покидаю вас, господа... Надеюсь на балу вы спать не будете...

Жан-Луи д'Эпернон

avatar
Искусный сочинитель
Нгарэ после внесения предложения о музыкальном сопровождении пробуждения Можирона, хранил молчание, лишь внимательно глядя на короля и приятелей, немного прищурившись и лёгкой улыбкой сопровождая каждую реплику. Он медленно обошел вокруг кресла Можиро, по дороге вытянув перо, которым была заложена книга, лежавшая на ближайшей кровати, и остановившись у маркиза за спиной, задумчиво провёл пером под носом у "спящего" с видом ученого, творящего эксперимент.
- Ваше Величество, для нас... - Проникновенно и тихо проговорил он. - Нет ничего важнее настроения нашего короля... И если бы не бессонная ночь, полная самобичевания и страданий, истерзавших нам души... уверен, Луи был бы теперь бодр и весел...
Не сомневаюсь, Жак со мной согласится...

А что до провинциальных... "дурочек"
- С особенным удовольствием Ногарэ сделал акцент на последнем слове о облокотился о спинку кресла. - ...Как вы совершенно справедливо заметили, мой король... Если бы не Можиро, готовый принять на себя их... атаки, то некому было бы хоть немного отвлечь этих девиц от попыток одарить Ваше Величество истовыми доказательствами провинциальной преданности во время грядущего празднества. - Ногарэ выгнул бровь, обозначая риторический вопрос. - Не думаю, что безудержность этих дам стала бы самым приятным сопровождением сегодняшнего бала для вас, государь... Смею предположить, что идя на риск, Можиро будет не "волочиться за провинциальными юбками", а отважно прикрывать ваш покой своим телом... - Жан смиренно склонил голову и опустил ресницы, скрывая смеющийся взгляд, одновременно заканчивая путешествие пера под носом у Можирона. Он искренне надеялся, что и объективная честь его речи и та, что призвана была развеселить Генрике найдут отклик в истерзанной тяжкими думами душе монарха.

маркиз де Можирон


Миньон короля
В том, что Келюс произнес оправдательные слова, не было ничего необычного. Жак по-отечески заботился о каждом из них, при этом являясь отнюдь не самым старшим. Поэтому Луи продолжал довольно завывать и мешать разговору. Когда же внимание короля было привлечено к нему настолько, что тот даже потряс своего фаворита, миньон с трудом сдержал довольную ухмылку и усилием воли заставил свои глаза оставаться закрытыми. А чтобы не подскочить от боли в лодыжке, маркиз так прикусил щеку, что неизвестно где ныло теперь сильнее. Что-то, Генрике, ты сегодня щедр на милости к своим друзьям. То подсовываешь в подопечные какого то увальня, то пинаешь их ногами,- пронеслось в голове Луи, однако ни коим образом эти мысли не отразились на лице «спящего». Можиро понимал, что после сегодняшней ночи государь имеет право на побои своих любимцев. Но щекотка под носом чем-то мягким и вкрадчивый голос Ногарэ – это действительно было опасным. Их юный друг был очень изобретателен на всякие пакости и "защитник" уже чувствовал нестерпимое желание чихнуть. Скорее уж не тылом, а фасадом, Жан - мысленно маркиз поправил своего приятеля. И все… сдерживаться больше сил не было – комнату разразил звук еще более страшный, чем храп молодого человека:
ААААААААА-пчхи! – миньон подскочил на своем кресле, кинул на д’Эпернона свирепый взгляд и рухнул обратно в подушки, сделав вид, что короля не заметил.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Келюс не сумел сдержать довольную усмешку и обменялся быстрыми взглядами с Шомбергом и д'Эперноном.
- Ути, маленький, глядите-ка, сир, он проснулся,- миньон не имел возможности открыто смеяться, но его глаза лучились весельем. Он оттолкнулся от стены, которую подпирал на манер кариатиды (сходство подчеркивалось уже упоминавшимся полуобнаженным торсом), и занял место по другую сторону от ложа Можирона.
- Посмотрите, ваше величество, ну чистый ангел. И даже перо прилагается, жаль, одно и не в том месте,- сдерживая хохот, проговорил он, ероша волосы "пробудившегося" товарища.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Генрих сделал вид, что уходит и подобный спектакль устроенный для него, не вызывал в нем положительных эмоций. Поведение Можирона вообще не вписывалось ни в какие рамки. Но его друзьям удалось развеселить его. И все же поведение Можирона казалось выходящим за рамки допустимого. Поэтому развернувшись на каблуках, его Королевское Величество подошел к креслу своего любимца, сделав знак своим друзьям замолчать, склонился над его ухом и набрав в грудь по больше воздуха прокричал.
- Вставать, поляки уже у дворца.
Король ждал реакции, которая по его мнению должна была последовать, он отлично помнил что его друг славно повеселился в Польше и как он наставил рога многим мужьям местных дворянок.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 2]

На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать свой блог