Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 2]


Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Первое сообщение в теме :

Король наносит визит своим фаворитам

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Всхрюкнув, граф повалился на спинку кресла, сотрясаясь от беззвучного хохота и кусая гобеленовую обивку. Они видели короля в разных ситуация - в гневе, в меланхолии, ярости, капризной хандре,- но в одном его величество оставался все тем же Анри д'Анжу, которого они увидели когда-то... давно. Жак де Леви видел, как постепенно угасает его воля, энергия, которая когда-то присутствовала в наследнике трона, артистизм, талант, темперамент. Но было одно, что миньон ценил выше титулов и драгоценностей: Генрих - редкое качество для правителя - еще сохранял способность к настоящей, искренней дружбе.
Улыбаясь, граф смотрел на приятелей, ожидая развития событий.

маркиз де Можирон


Миньон короля
Ну наконец то! – Можиро, очень довольный собой, вернее тем, что все-таки удалось вывести короля из состояния задумчивости, и он начал проявлять обычные человеческие чувства, решил продолжить начатую забаву. Подскочив, словно подброшенный взрывом он, не открывая глаз, обхватил короля за шею, увлек к себе и завопил:
- Ногарэ, мой дорогой! Я тебя спасу! Я защищу тебя, мой юный друг! – с этими словами, Луи накрыл Генрике подушками и своим телом, - Залпы поляков уже слышны!!! Берегись, Жан! Я иду в нападение! – делая вид, что все еще не понимает, что спрятал отнюдь не д’Эпернона, а своего государя, маркиз добавил подушек сверху того и вскочил с импровизированной кровати, весь взъерошенный и выхватывая шпагу. Смеющимся взглядом он окинул приятелей и, подмигнув Келюсу, миньон сделал знак Ногарэ спрятаться, дабы продолжить шутку с королем. Несмотря на такое наглое поведение, а Можирон был, пожалуй, самым разбитным из друзей монарха, маркиз прекрасно знал насколько у Валуа хорошее чувство юмора и очень радовался тому, что у его обожаемого сюзерена сейчас есть возможность побыть не только государем, но и обычным юнцом. Фаворит чувствовал, насколько его друг королевских кровей переживает за судьбу Франции и своих подданных и был готов впасть в немилость к его королевскому величеству за проявленное неуважение к персоне того, но хоть чуть-чуть вывести Генриха из пасмурного настроения.

Жак де Келюс

avatar
Фаворит короля
Келюс избавил своего юного друга от необходимости портить новенький камзол, ныкаясь под диванами и шкафами, или глотая пыль от портьер. Обвив рукой талию Ногарэ он притянул его за кресло, где стоял сам и сделал тому знак вести себя тихо.

Жан-Луи д'Эпернон

avatar
Искусный сочинитель
Жан с крайне довольным видом воплощал умиротворение, взирая на дело рук своих и поигрывал пером... ровно до тех пор, пока государь не издал душераздирающего вопля.
- Господибожемой!!! - Одним духом вырвалось у миньона шепотом и он, едва не подпрыгнув на месте, невольно отпрянул, выронив перо... даже рука предательски дёрнулась в ту сторону, где должен был быть эфес рапиры, а ошарашенный взгляд скользнул с Генрике на Жака и обратно... Но в следующий же миг король исчез, скрытый спиной заботливого Можирона. «Проснувшийся» фаворит, казалось, совершенно потерял рассудок…
О, нет, Ногарэ не был трусом, но когда простой чих сотворенный мановением пера, ведомого тобою сводит с ума одновременно и чихнувшего и того, на кого случайно чихнули… Особенно если этот второй – твой государь…
Сперепугу, Жан не уловил сути жестов Луи и только увлеченный Жаком за кресло, в которое немедленно вцепился одной рукой и, внимая знакам друга, в которого мертвой хваткой вцепился другой рукой... очнулся наконец, и осознал что всё происходящее - шутка… которая продолжается.
В глазах Ногарэ постепенно прояснялось.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Не успел Валуа отойти, как его сгребли и с воплями уложили на "постель" его друга Можирона, или точнее нового убийцы в лице его друга.
- Чур! Чур! Чур!
Полузадушенно - полувозмущенно прошептал король и пытался вырваться из стальных объятий друга, но это явно не подействовало. Почему то он уже успел пожалеть о своем поступке, ведь не очень то хотелось умереть от потери воздуха в следствии закапывания в подушки. Вспомнилось детство, а именно дружеское мутузенье своих друзей на земле.
Когда туша Можирона, которая весила очень даже много, соизволила с него слезть, Генрих подумал, что ему стоит проследить, чтобы Луи соблюдал диету. Он, наконец, смог вдохнуть воздух и укоризненно посмотреть на Можирона, выражение красивого лица стало серьезным и строгим.
- Жан-Луи маркиз де Можирон как Вам не стыдно, так обращаться со своим королем. Эти ваши действия следует расценивать как покушение на убийство...

маркиз де Можирон


Миньон короля
Маркиз смиренно пал на колени, откидывая уже вытащенную шпагу, и заголосил полным отчаяния басом:
- Ваше величество, я никогда бы не позволил себе ничего подобного, если бы знал, что это вы! – закашлялся от избытка чувств и продолжил, - Хотя нет! Я бы не только закидал вас подушками и закрыл собственным телом, но еще бы и забаррикадировал мебелью, дабы сохранить вашу бесценную жизнь! Сир, простите, я перепутал вас с нашим другом Ногарэ, которого прятал от польских войск.
Несмотря на серьезность интонаций, Можирон улыбался и теплым взглядом смотрел на государя.
- Смилуйтесь, Ваше величество, - Луи склонил голову так низко, что почти ударился о пол. Зато успел дать знак Жаку, что можно продолжать кутерьму и бить его, маркиза, подушками и не только. Жест означал – давай налетай на меня. Фаворит надеялся, что друзья поймут этот сигнал правильно и постараются привлечь их государя к общему веселью. Генриху было полезно разрядится перед маскарадом, где не знаешь, что за люди вокруг тебя. И хотя Валуа мог быть уверен, что миньоны всегда рядом с ним - все мероприятие было довольно опасным.
- О, мой король, я достоен вашего гнева! Покушался – значит казните!

Жан-Луи д'Эпернон

avatar
Искусный сочинитель
Ногарэ вытянул шею, осторожно глянув из-за кресла и заметил знаки Можирона и вопросом воззрился на Келюса.
- В помрачение одного еще и спросонок Генрих может и поверит, но в помешательство всех?…- Спросил миньон шепотом, хотя в глазах сверкнули искры веселья... он даже нашел взглядом пару "снарядов" на всякий случай. Сейчас в Ногарэ боролись два чувства... Осторожность напоминала о мрачном настроении короля, в котором тот прибывал последнее время и пиетете - отлупить подушками Луи было делом святым, но при Генрике казалось неуместным после их ночной провинности с Анжуйским - чувство вины не позволяло проявлять радость так бурно… С другой же стороны желание развлечь Его Величество было велико, хотя Жан и предпочитал менее бурные способы для достижения этой цели.

Не рассуждал долго один лишь Шомберг…
- Как смел посягать на свободу короля?! Ваше Величество, я не спущу ему! Клянусь! – Ликующе рявкнул он, тоже заметив призывные жесты друга. Подхватив с пола подушки (а заодно, воспользовавшись моментом, избавился от чулка, зашвырнув свой трофей под ближайшую кровать) Гаспар с воплем накинулся на несчастного Можирона, нанося удары со всей силы и от всего сердца – искренне желая поддержать приятеля, хотя и не понимал толком в чем… да и делом себя занять тоже приятно, если дело в радость.
- На тебе! Получай, изверг! – Подушки так и мелькали в воздухе золотистыми кистями, а боевое сопение разошедшегося не на шутку молодца мигом разнеслось по покоям.

Генрих III

avatar
Искусный сочинитель
Король холодным взглядом окинул его друзей и с со скучающим видом посмотрел на Можирона. Услышав его монолог, Генрих поморщился от наигранности и высокопарности его тона. Он и гроша бы ломанного не дал за сей спектакль, отчетливо вспомнилась вчерашняя ночь, когда эти растяпы - его друзья, не смогли уследить за его братом. Монарх нахмурился и, поднявшись с места продолжал мрачно буравить взглядом Луи. Валуа всерьез задумался, как бы наказать миньона. Когда к этому действу присоединился Шомберг, который с усердием принялся наказывать друга, Его величество ухмыльнулся в усы.
- Поделом тебе сын мой. Не стоило тебе вести себя так не осмотрительно. - приговаривал король. Но вскоре и это перестало забавлять, хотелось поехать на бал в надежде хоть как то развлечься. С каждым днем Генриху становилось сложнее найти развлечение, простые забавы уже не радовали его. А сейчас, после сложной ночи и дня, хотелось хорошо провести время и расслабиться, а завтра подумать о том, что делать дальше. Но избиение провинившегося лучше было закончить ибо королю не хотелось бы, чтобы Можирон сильно пострадал, но при этом он хотел оставаться серьезным.
- Шомберг, сын мой, прекрати эту бойню, а не то наш "первый в королевстве юбочник" будет плохо выглядеть на балу и придворные подумают, что у меня в фаворе состоят лишь драчуны и пьяницы. - чуть насмешливым и не терпящим возражений тоном произнес король.

маркиз де Можирон


Миньон короля
Маркиз, получая удары, наносимые Шомбергом, лишь охал и потешно постанывал, терпеливо снося побои и даже улыбаясь им. Но только до того, пока не заметил выражение глаз Генриха и не уловил интонации его голоса. Гаспар остановился и, с виноватым видом, поклонился Валуа. Луи, в свою очередь, поднялся с колен и, вздернув голову, прямо посмотрел на сына Медичи. На монарха, а не на друга. Опустив взгляд, миньон вытянул руки вдоль тела.
- Да, государь. Вы, как всегда, правы, государь, - Можирон чеканил каждое слово, - для подданного я вел себя недопустимо, государь. Смел думать, что осмотрительность последнее, что нужно, когда друг в опасности и свойственна трусам. Если вы желаете, я запомню, что это не так.
Весь взлохмаченный от импровизированной бойни, дворянин едва не прокусил, вдобавок к щеке, еще и свою губу от обиды. «… юбочник… драчуны и пьяницы» - эти слова хлестанули больнее, чем лезвие шпаги. Можиро с радостью принял бы смерть от правителя Франции, но оскорбления сильно ранили его сердце. Он понимал, что виноват в побеге принца и готов был ответить за это. Но так же он осознавал и то, что король простил их вчера, а сегодня обходился со своими друзьями хуже, чем с этими чертовыми провинциалами, которых видел впервые. Маркиз, как и его приятели, никогда не предавал своего боевого товарища, никогда не изменил, даже в помыслах, своему сюзерену и ни одну женщину не ставил выше дружбы с этим человеком.
- А что до бала… - молодой человек горько усмехнулся, - я буду находиться в караульной, ваше величество, и исполнять ваш приказ – буду другом тому молодому гвардейцу, дабы искупить свою вину, а возможно и изменить ваше мнение обо мне. Сир… - Луи изысканно поклонился, - разрешите идти?
Может хоть военное повиновение, поможет Генрике очнуться и вспомнить, здесь находятся люди, прошедшие бок о бок с ним Польшу и готовые выполнить любой его приказ.

Анри де Валуа

avatar
Бесстрастный летописец
Генрих мог выдерживать свой высокомерный тон и холодные взгляды ровно до тех пор, пока его поведение не начинало давать плоды. Казалось бы, чего же легче? Если он сердился на своих друзей и решал наказать их своей немилостью и язвительными шутками, на которые тоже однако был мастер, то тогда он должен был бы радоваться реакции Можирона. "Наконец то он опомнился"- должен был бы подумать король, а затем легким кивком дать понять миньону, что тот свободен. Но... Тут было одно серьезное но. Генрих никогда не сердился на своих друзей настолько сильно, чтобы позволить им расстаться со своим королем на такой ноте.Его вдруг начинали мучить угрызения совести и сомнения : а не слишком ли он был строг? Не слишком ли неблагодарен? Не слишком ли дал волю плохому настроению? Не слишком ли много обвинений он обрушил на своих друзей, когда как на самом деле во всем был виноват только он сам? Да если бы он как следует подумал, он не стал бы оставлять их стеречь своего брата Анжуйского. Потому что эти молодые люди перво-наперво дворяне, пылающие ненавистью к Его Высочеству, а в таком деле, которое миньонам доверил король, самое главное - хладнокровие и бдительность. Поэтому нужно было во-первых приставить к принцу отряд швейцарев, которые сторожили бы его прямо в его опочивальне, а не за ее стенами. И еще десяток швейцарцев поставить у дверей этой самой опочивальни.
Нет, король не мог так отпустить Можирона. Тем более ,что главным виновником того, что случилось этой ночью, был он сам - Генрих Валуа.
- Ну хватит, Можирон- мягким голосом, в котором явно проскальзывала усталость, произнес Его Величество - Ей Богу, даже я не столь обидчив, как мои друзья.
Ладони изящных королевских рук легли на плечи миньона.
-Мне вполне достаточно Вашей готовности исполнить все, что Вы тут перечислили - продолжил Генрих в той же мягкой манере - Однако в этом нет надобности. Хотя, что касается Вашей первой фразы, возможно Вам было бы полезно осознать, что иногда это бывает не так.
Однако, сколько обиды и сколько горечи! Уголки губ Его Величества дрогнули в полуулыбке.
- Как тебе не стыдно, Можирон. - король с легким укором посмотрел своими большими блестящими глазами другу в лицо. - Хочешь лишить меня на балу своего общества. Ну уж нет. Я желаю находиться в окружении своих друзей, всех до одного.
Генрих окинул взглядом всех остальных и, сняв левую руку с плеча Можирона, без тени наигранности, холода или обычного королевского высокомерия, провозгласил:
- Все слышали? Надеюсь, Вы мне поможете как следует развлечься на предстоящем балу, не так ли, друзья мои?
Наверное, это было сейчас единственное, чем могли помочь Валуа его друзья. Ну и, если бы они чуть более серьезно относились к поручениям, которые он им дает, их помощь могла бы не ограничиваться дружескими посиделками.

Паж

avatar
Начинающий трувер
В покоях миньонов появилось новое лицо развивающейся трагикомедии - мальчик паж робко вошел в комнату, всколыхнув бархатные портьеры и замер в низком поклоне перед своим государем и его друзьями. Распрямившись, он звонким голосом доложил, дождавшись, чтобы на него обратили внимание:
- Сир, все готово к Вашему выезду. Господин Шико просил передать Вам, что он уже выехал в Ратушу и будет дожидаться Ваше Величество там.

Анри де Валуа

avatar
Бесстрастный летописец
Генрих краем глаза заметил пажа и даже удостоил его сравнительно благосклонным взглядом.
- Прекрасно- удовлетворенно произнес король - Значит можно выезжать.
Его Величество очень любил маскарады . Следовало бы почаще устраивать такие мероприятия.
- Вы свободны, сударь- бросил Генрих мальчику пажу и снова перевел взгляд на Можирона. Король еще не услышал ответа друзей на свой вопрос.

Паж

avatar
Начинающий трувер
Низко поклонившись, молодой паж покинул покои миньонов, напоследок окинув завистливым взглядом группу миньонов и их покои. В мечтах мальчик представлял и себя таким же красивым молодым человеком, разодетым по последней моде, в друзьях у самого короля… Пусть смеется чернь, пусть зеленеет от зависти вся прислуга Лувра, но как же здорово быть королевским миньоном!

Жан-Луи д'Эпернон

avatar
Искусный сочинитель
Келюс первый, а за ним и Ногарэ к этому времени уже выбрались из-за кресла, и созерцали окончание сцены, как ни в чем не бывало… Жак принял торжественную позу, Жан – изящную и оба ждали с выражением смирения на лицах, немного оттенённого скукой. Очевидно, они не желали вмешиваться. Лично Ногарэ не покидала тревога за государя и он был уверен, что не одинок в этом, однако осторожность требовала своего. Впрочем, к концу сцены «опасность», казалось, миновала, Генрике вновь походил на Генрике, и излишнее напряжение в глазах молодых людей растаяло (хоть и не до конца), стёртое расцветшими на губах миньонов едва заметными ухмылками, без которых их нельзя было представить.
Ногарэ умиротворенно решил, что теперь можно было бы действительно подумать и о празднике, а Келюс с поклоном ответил:
- Государь, я всемерно уповаю, что на балу будет достаточно занимательной публики.
- Ваше Величество, смею надеяться, что наши шутки вновь пробудят в вас весёлость…как прежде…- С некоторой толикой обиды проговорил Жан, тоже кланяясь... он был всё еще не в силах спокойно вспоминать, как Генрике не дал своим любимцам всласть повеселиться во время аудиенции.

маркиз де Можирон


Миньон короля
Слова Генриха растопили горечь досады, как весеннее солнце сосульку, свисающую с крыши. Фаворит обожал своего короля и не в силах был долго дуться на него, а тем более, когда рука друга покоилась на его плече. Можиро смотрел в глаза монарха и думал о том, что истинное счастье для него заключается в том, чтобы отдать свою жизнь за правителя Франции. Только благодаря Анри Валуа маркиз познал, что любить его могут бескорыстно, а дружбу не предадут, что человек в мире не должен быть один и, что есть место, где его всегда ждут и поддержат. Луи даже представлять не хотел, как бы сложилась его судьба, не будь в ней внука Франциска I.
- Сир, если вы желаете меня видеть подле себя, то можете не сомневаться - я буду там, и сделаю все возможное, дабы мой король был весел, - миньон искренне и тепло улыбнулся государю. - Но если Ваше величество прекрасны всегда, то нам потребуется некоторое время для принятия благообразности. Ведь рядом с королем должны быть самые изысканные дворяне королевства. С Вашего позволения, государь, мы немного задержимся и прибудем на бал чуть позже, -прикоснувшись губами к руке Генриха, Можирон склонил голову.

Анри де Валуа

avatar
Бесстрастный летописец
Да, король любил своих друзей и всегда готов был признать свою неправоту, если конечно он действительно был неправ. Фыркнув в ответ на слова Ногарэ и обнажив в улыбке свои белые зубы, Генрих метнул в миньона искрящийся дерзостью взгляд, как будто король хотел сказать :" Уж тебе то, Ногарэ, не за что таить на меня обиду". Однако буквально через секунду Его Величество снова отвлекся на Можирона.
Ответ Луи принес королю то умиротворение, которого ему нехватало. Все таки мирное существование завсегда лучше ссор и раздоров. Внимательно выслушав все сказанное Можироном, Генрих убедился в том, что услышал именно то, что хотел услышать.
- Что ж, хорошо - ответил король, улыбнувшись - Только сильно не задерживайтесь.
Генриху хотелось поскорее отправиться на бал, тем более там уже был шут. Королю почему-то казалось, что будет весело. Обязательно будет.
- Ступайте, дети мои - ласково добавил король.- Что касается меня, то мне тоже нужно переодеться, а по сему не думаю, что явлюсь на бал намного раньше вашего.
Сняв руку с плеча Можирона, Валуа проследовал к выходу из покоев. Едва коснувшись ручки двери, Генрих напоследок обернулся и полушутливо- полусерьезно произнес:
- Только смотрите не перепутайте меня на балу с кем нибудь другим!
Окинул в последний раз взглядом всех собравшихся- и вышел.
После того, как король оставил своих друзей, он направился в собственные покои, чтобы там отдать себя в руки своих слуг. Ведь ему тоже нужно было переодеться и привести себя в надлежащий вид.О политике можно было ненадолго забыть и отдаться приятному времяпрепровождению. Пока слуги вились вокруг его Величества, король витал в облаках, поглощенный собственными мыслями. Через час все было готово и Генрих смог наконец отправиться на бал-маскарад.
Городская ратуша. Парадный вход.

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 2]

На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать ваш бесплатный блог