Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

На страницу : Предыдущий  1, 2

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 2 из 2]


Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Первое сообщение в теме :

Маленький домик на улице Жуи неподалёку от Сен-Жерменских ворот, приютивший короля Наваррского Генриха де Бурбон, пребывающего в Париже инкогнито.
http://villa-13.mostinfo.ru

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Наскоро обсудив с Агриппой основные моменты предстоящего мероприятия, Генрих отправился в свою комнату, чтобы завершить нехитрые приготовления к балу-маскараду.
Будучи по характеру скептиком и насмешником, Наваррский относился к своей внешности довольно небрежно. Во всяком случае, он напрочь был лишён того жеманного кокетства, которым Господь в полной мере наградил его кузена - короля Франции. Молодой Бурбон не был ни заправским щёголем, ни беарнским медведем, как нередко его называли. Не стремясь соответствовать новым веяниям моды, тем не менее, Анрио удавалось сохранять галантные манеры и отличный вкус, доставшийся ему от отца, а также прекрасное чувство меры, привитое ему матерью. Поэтому спустя четверть часа, юный государь предстал перед Д'Обинье во всём блеске своего наряда, без сомнений, достойного столь знатного дворянина.
На нём был надет тёмно-лиловый камзол шитый серебром с серебрянными же кистями. Ноги его были обуты в высокие сапоги из мягкой кожи с весело позвякивающими золотыми шпорами. Короткий вишнёвый плащ был свободно наброшен на одно плечо. Белоснежные кружева воротника и манжет роскошной пеной выплёскивались на благородный бархат костюма. Голову молодого человека венчал берет, украшенный жемчужной вышивкой и бриллиантовой пряжкой, скреплявшей великолепные белые перья. Руки наваррца скрывали искусно изготовленные перчатки из тончайшей кожи, пропитанной ароматическими маслами. Их также покрывал тонкий узор, нанесённый серебрянной нитью. Пряжка на плаще в виде скорпиона, ужалившего себя собственным хвостом, и несколько перстней, унизывавших пальцы беарнского государя, были из золота, инкрустированного жемчугом и бриллиантами. Лицо пряталось за изящной Серебристо-серой маской, оставлявшей открытыми лишь азартно поблёскивающие глаза и кривящиеся в неудержимой усмешке губы.
Словом, это был костюм достаточно богатый и вместе с тем не слишком вычурный. Образованному и внимательному наблюдателю он сразу выдавал человека небедного, весьма благородного, однако не стремящегося привлекать к себе излишне любопытные взгляды. И всё же за внешней пышностью облачения можно было обнаружить осторожную предусмотрительность Анрио - достаточно долго прожившего при дворе, чтобы научиться заботиться о своей безопасности. Под камзолом на Генрихе была гибкая кольчуга, сплетённая из крошечных серебрянных колец. За поясом (с той стороны, где был наброшен плащ) - длинный и острый миланский кинжал.
Бросив выразительный взгляд в зеркало, беарнец обернулся к приятелю, как бы спрашивая того: "Ну, что? Как я тебе? А ты готов ли?"
http://villa-13.mostinfo.ru

Агриппа д'Обинье

avatar
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа обернулся к вошедшему королю, окидывая его взглядом. На губах молодого человека появилась улыбка. Этот дерзкий план изначально был рассчитан на то, что никто не смог бы предположить подобное. Именно кажущаяся безумной идея чаще всего имеет шансы на успех. Фортуна, как необъезженная лошадь, не терпит нерешительных, она покровительствует наглецам тем больше, чем более они идут вопреки доводам рассудка – это закон, противоречить которому было бы глупо, ибо тому есть множество примеров. Анрио был великолепен в своем лилово-серебристом камзоле, темно-карие глаза сверкали сквозь прорези маски как уголья, а лицо освещала довольная улыбка. Настоящий чертенок-мальчишка в предвкушении очередной проказы, только выглядел он, конечно, куда солиднее. Беарнец был не слишком высок ростом – примерно на полголовы ниже своего верного друга - но превосходно сложен. Его фигура не производила впечатления приземистой, так как была очень пропорциональна. Изящная вычурность маскарадного костюма чрезвычайно шла Генриху, а главным достоинством всего образа было то, что он был образцом чувства меры, не вызывая ощущения, если так можно выразиться, перенасыщенности деталями. Одобрительный кивок и два мягких хлопка в ладоши выразили впечатление от костюма короля.
Костюм д'Обинье был выдержан в смарагдово-зеленых тонах, по камзолу вились затейливые растительные орнаменты изящной вышивки. Верхнюю половину лица закрывала блестящая золотистая маска. Из-под бархатного берета виднелись непослушные кудри. Из сверкающих безделиц, в общем-то, лишь любимый перстень, обязательная цепь да крепление для перьев, и все же, признаться, в этом костюме молодой человек ощущал себя так, будто его завернули в золотую бумагу. Высокие сапоги до половины бедер, мягкими складками спадающий плащ, непременный кинжал за поясом – а для любого жителя Беарна он является едва ли не продолжением ладони. В общем, костюм д'Обинье (к его величайшему удовольствию, ибо большего он бы просто не вынес) особенно не слепил глаза, но выглядел весьма и весьма достойно рядом с надетым на Анрио роскошеством. Друзья оказались весьма гармоничной парочкой, в которой практически невозможно было бы узнать правителя маленькой но гордой Наварры и его ближайшего спутника и советника. Подбородок Агриппы был решительно вздернут – в том мероприятии, что они затеяли, можно было надеяться лишь на собственную ловкость да – ежели что – на быстроту руки. Да, разумеется, эта игра заставляет кровь кипеть почище любой охоты. Здесь, являясь охотником, одновременно знаешь, что в любой момент роли могут перемениться, и сознательно идешь на риск, отдавая отчет в том, чем может обернуться провал. Впрочем, мы уже говорили, что именно дерзость этой затеи была должна помочь ей закончиться успехом. И коли уж Агриппа был поставлен перед фактом, то был намерен сделать все, чтобы оно так и было. Для этого приходилось поверить в успех, а если ты веришь, то и настроение становится совсем иным. Д'Обинье был превосходным спутником: совесть его была чиста – он сделал все, что мог, дабы отговорить короля. Теперь же мог со спокойной душой позволить себе стать его абсолютным соучастником – оппонент остался позади. Яркие костюмы, решительный настрой, горящие глаза и улыбка на губах – молодые люди бросали вызов Судьбе и собирались в этот вечер в очередной раз повернуть Фортуну к себе лицом вновь и воспользоваться ее щедростью.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

Анрио Наваррский

avatar
Бесстрастный летописец
Благосклонно приняв похвалу друга, Генрих в свою очередь оглядел Агриппу с ног до головы. Его зелёный наряд вызвал на губах молодого государя одобрительную улыбку. Действительно, смотрелись вместе они весьма колоритно. Меланхоличные лилово-серебристые тона костюма беарнца только ещё более подчёркивались праздничной яркостью и жизнелюбивостью одеяния Д'Обинье. Узнать в этих двух молодых дворянах, готовых - казалось - кутить и развлекаться ночь напролёт, опасных заговорщиков и тем паче столь высокопоставленных (а в отдельных случаях - даже коронованых) особ не представлялось никакой возможности. Капризная прелестница Фортуна лукаво усмехалась, глядя на тех, кто так открыто и беззаботно бросал в этот вечер вызов судьбе. Они явно были ей симпатичны.
Окинув рассеянным взглядом комнату, Наваррский решительно шагнул к двери. Со всеми приготовлениями было покончено. Медлить дольше не стоило. Предвкушение авантюры - изысканное блюдо, но передерживать его не желательно, иначе оно может испортится, превратившись в отраву. И тогда сомнения, нервная дрожь и благоразумие - чего доброго - могут одержать верх над мальчишеским безрассудством, которому покровительствует удача.
Сбежав вниз по лестнице, Анрио распахнул дверь и очутился за порогом, вдыхая вечернюю прохладу полной грудью. В его глазах таилось странное выражение: смесь грусти, восторга, азарта, страсти и любопытства. От ратуши и маскарада их отделяло не более получаса.

http://villa-13.mostinfo.ru

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 2 из 2]

На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Blog2x2.ru