Ролевая игра Графиня де Монсоро
Добро пожаловать в ролевую игру Графиня де Монсоро! Мы рады приветствовать Вас во Франции эпохи Возрождения. Здесь каждый может прикоснуться к безвозвратно ушедшей от нас эпохе: интриги, приключения, настоящая отвага и, конечно, любовь... Попробуйте себя в качестве уже полюбившихся персонажей или найдите свой собственный образ. Если Вы в первый раз на нашем форуме - пожалуйста, пройдите регистрацию.

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
1) Место проведения: Гостиница "Меч гордого рыцаря"
2) Дата: 29 апреля. ночь.
3) Участники: Анрио Наваррский, Агриппа д'Обинье и герцогиня де Невер
4) Краткое содержание квеста: Встреча государя Наваррского и герцогини де Невер в гостинице "Меч гордого рыцаря"*

* небольшая уютная гостиница на перекрёстке Бюсси неподалёку от Пре-о-клер. Владельцы: господин и мадам Фурнишон. Последняя, впрочем, настаивает на том, что гостиница называется "Розовый куст любви", но вывеска этому противоречит.
http://villa-13.mostinfo.ru

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
29 апреля 1578 года (22:45)


Две тёмные фигуры, плотно закутанные в широкие плащи, возникли словно бы из ниоткуда в освещённом круге перед крыльцом гостиницы "Меч гордого рыцаря". Над столицей Франции сгустился непроглядный апрельский мрак. Тишину улиц лишь изредка нарушали шаги ночной стражи, бряцание их оружия и кольчуг; да ещё иногда слышались странные шорохи и шелест - это вышли на полуночный промысел истинные короли Парижа.

Мадам и мсье Фурнишон в этот поздний час, как водится, ещё не ложились. В просторном зале трактира сидело несколько запоздалых посетителей. В дальнем углу какой-то сгорбленный старик клевал носом над недопитой кружкой вина; ближе к центру, сдвинув несколько столов, гуляла развесёлая компания молодых людей, по внешнему виду - подмастерьев оружейного или кузнечного цехов.

Агриппа первым вошёл в дом, оставив своего государя дожидаться за дверью - в тени. Перебросившись парой-тройкой слов с почтенным хозяином, Д'Обинье вернулся к терпеливо дожидавшемуся его Генриху. Сделав беарнцу понятный только им двоим знак, верный слуга повёл своего господина к маленькой лесенке, видневшейся на углу здания. Там они обнаружили небольшую, но крепкую дверь, которая распахнулась при их приближении. На пороге стояла улыбающаяся госпожа Фурнишон с масляной лампой в руках и связкой ключей у пояса.

Не говоря ни слова, дородная трактирщица поманила молодых людей за собой. Пройдя по амфиладе неосвещённых комнат и коридоров, они наконец поднялись по лестнице в башенку. Здесь мадам Фурнишон остановилась у одной из дверей и отперла её ключом, взятым со связки. За дверью была та самая комната, в которой ещё так недавно Наваррский встречался с Габриель. Второй мужчина, по-прежнему остававшийся закутанным в плащ по самые брови, издал нечленораздельный звук: нечто среднее между хмыканьем и смешком. Хозяйка меблированных комнат, будто ужаленная, обернулась к нему и пристальным взглядом окинула фигуру незнакомца. На мгновение ей показалось, что есть в нём что-то неуловимо знакомое. Впрочем, она быстро выбросила из головы шпионские глупости. Вся эта ночная история и без того выглядела странно и почти нереально. Двое мужчин, явно желающих оставаться неузнанными, требуют лучшую комнату в гостинице, заверяя, что будут дожидаться там посетительницу... Да какая же уважающая себя дама покинет уютный и безопасный кров в столь неспокойное и тёмное время? Всё это попахивало заговором.

Приняв ключ из рук слегка напуганной трактирщицы, Агриппа жестом отпустил её. Женщина, похоже, с облегчением покинула их молчаливое и мрачное общество. Оставшись одни, молодые люди тут же сбросили порядком надоевшие им плащи. Лицо Генриха было красным от едва сдерживаемого хохота. Больше не имея сил притворяться, наваррец расхохотался в полный голос. Так, хохоча, он упал на мягкую кровать и принялся дрыгать ногами в воздухе, как избалованный ребёнок, бурно выражающий свои восторженные эмоции.
http://villa-13.mostinfo.ru

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа посмотрел на своего государя, который по-прежнему умирал со смеху, с недовольной гримаской.
- Смерть Христова! Ну, мальчишка мальчишкой, ей-Богу!
- Чума меня побери, сир, если я понимаю, с чего бы это Вас вдруг разобрал ТАКОЙ хохот. - проворчал молодой человек.
- Кажется, у кого-то предстоит серьезная политическая встреча, во время которой нужно быть как можно более собранным. Хорош настрой, нечего сказать!

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
- Ах, Агриппа! Жизнь - замечательная штука. Судьба - злодейка, которая преподносит нам порой весьма неожиданные сюрпризы. - отдышавшись, заявил Наваррский, поднимаясь с кровати и оправляя смявшуюся одежду.
- Политика, государство, интриги - всё это, несомненно, очень важно. Но, милый мой, клянусь, это безумно забавно! Именно здесь ровно сутки назад я имел счастье встречаться с госпожой де Тариньи. Ну, сам посуди, разве же это не смешно? А сейчас сюда придёт другая... Столь же обворожительная женщина! - снова рассмеялся Генрих.
- Право, я самый удачливый король за всю историю Франции, ибо веду государственные дела из меблированных комнат гостиницы, где меня навещают хорошенькие женщины! - с трудом подавляя улыбку, сказал беарнец.
http://villa-13.mostinfo.ru

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа в который раз вынес в уме вердикт своему королю: " Неисправим". Молодой человек поджал было губы, вспомнив опрометчивое возвращение Генриха по ночным улицам после того самого свидания с госпожой Габриэль, но тут же улыбнулся и чуть было не рассмеялся, когда на память ему пришло то, что было после этого возвращения.
- Разумеется, это ЧРЕЗВЫЧАЙНО забавно - ответил он.
- Но все же позволю себе заметить, сир, что госпожа герцогиня это Вам не фрейлина. Я ни в коем случае не сомневаюсь в Вас и не умаляю достоинств мадмуазель де Тариньи, которая чертовски умна, дьявольски изворотлива и проницательна. Но Вам самому прекрасно известно - Ее светлость фигура поопытнее. Прошу Вас - будьте с ней осмотрительны и осторожны! Быть может, я слишком мнителен, я даже готов это признать, но все же предостережение никогда не бывает лишним. - напутствовал своего короля верный Обинье.
Итак, беседуя подобным образом, молодые люди ожидали прибытия Ее светлости герцогини Невэрской.

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
Экипаж Генриетты Неверской подкатил к перекрестку Бюсси и остановился у ярко освещенного крыльца гостиницы. Люси, по обыкновению занимавшая место на подножке кареты, легко соскочила и подбежала к дверям "Меча гордого рыцаря". Едва она переступила порог, как к ней подошла дородная женщина, представившаяся хозяйкой меблированных комнат. Она заявила, что в одной из башенок двое мужчин, пожелавших сохранить инкогнито, ожидают некую даму. Девушка не проявила удивления. Наоборот, обрадовалась. Значит, свидание состоится, и госпожа будет довольна. Горничная благосклонно кивнула трактирщице, подтвердив тем самым, что это ее повелительницу дожидаются прибывшие несколькими минутами раньше незнакомцы.

Мадам Фурнишон - а это, несомненно, была она - поспешила вслед за субреткой на улицу. Люси подошла к окошку кареты и что-то тихо шепнула скрывавшейся за занавесками особе. В ответ на ее действия, дверца экипажа распахнулась, и оттуда вышла, изящно опершись на руку вовремя подоспевшего лакея, богато одетая леди, лицо которой скрывала густая вуаль.

Супруга почтенного господина Фурнишон смотрела на все происходящее с восхищением и некоторым страхом. Мысленно сравнив недавнюю любовную встречу, которая также состоялась в их гостинице и необычайно взволновала впечатлительную трактирщицу, она нашла между этими событиями нечто общее. Правда, сегодняшняя посетительница выглядела более внушительно. И одежда ее казалась намного богаче. Но, в целом, владелица гостиницы была довольна собой и тем, что "Розовый куст любви", по ее скромному мнению, все же пока побеждал воинственные устремления "Меча гордого рыцаря".

Люси и герцогиня, сопровождаемые мадам Фурнишон, проделали тот же темный путь по пустынным внутренностям дома, что и Генрих Наваррский со своим спутником. В конце концов они оказались перед дверью в комнату, за которой четверть часа назад скрылись Д'Обинье и молодой король. Из-за нее доносились приглушенные голоса.

Люси нетерпеливым жестом отослала хозяйку. Трактирщица весьма неохотно покинула общество столь блестящих дам. Когда же та удалилась на достаточное расстояние, камеристка настойчиво постучалась.

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
Агриппа, услышав стук, посмотрел в глаза короля, словно бы еще раз повторяя свои предупреждения и говоря: "Не забывайте, будьте настороже!" и пошел к двери. Отперев ее, он склонился перед красавицей-герцогиней в почтительном и изящном поклоне:
- Ваша светлость! - тихонько произнес он. - Вас ожидают. Прошу! - и сделав приглашающий жест, молодой человек посторонился, пропуская госпожу Анриетту в комнату.
- Я оставлю Вас. - сказал Обинье, когда Анриэтта вошла. И, умудрившись незаметно для Ее светлости послать Генриху еще один многозначительный взгляд, удалился.

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
Дверь открылась. На пороге стоял Агриппа. Он дружелюбно улыбался. Отвесив изящный поклон герцогине, д'Обинье поприветствовал ее и знаком предложил войти. Ее светлость приветливо кивнула в ответ.

Генриетта оглядела комнату за спиной верного слуги короля Наваррского. Чрезмерно пышный интерьер, пафосно и достаточно безвкусно. Однако для делового свидания, пожалуй, самое подходящее место.

-Люси, останься здесь. Или лучше спустись в общий зал. Только постарайся, чтобы на тебя не обращали слишком много внимания. - приказала она, обращаясь к застывшей в покорном ожидании юной камеристке.

Дождавшись от девушки утвердительного кивка и почтительного реверанса, госпожа де Невер смело вошла. Дверь за ее спиной тут же захлопнулась. За ней раздались торопливые удаляющиеся шаги.

- Ваше величество! - низко поклонилась герцогиня. - Я благодарю Вас за ту честь, которую Вы оказали мне, проявив доверие и снисхождение к моей просьбе о встрече.

С этими словами Генриетта сделала еще несколько шагов в направлении беарнца, находившегося в глубине комнаты.

- Я счастлива видеть Вас, мой король, в добром здравии. Ну, а Ваш цветущий вид, несомненно, свидетельствует о Вашем благополучии. - добавила Генриетта, делая положенный по этикету реверанс.

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
- Сударыня! Это Вы оказываете мне несомненную любезность своим приходом сюда. - галантно поклонился Генрих, целуя руку госпожи де Невер.
- Я бесконечно счастлив видеть Вас в Париже, милая герцогиня. И меня, право, восхищает проявленная Вами отвага. О, как это похоже на Вас и на мою дорогую супругу: сломя голову броситься в авантюру, позабыв о благоразумии и собственной безопасности. Столица Франции - не самое безопасное место для такого человека, как Вы. - заметил король Наваррский, предлагая её светлости кресло.
http://villa-13.mostinfo.ru

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
Ваше величество слишком добры. - улыбнулась Генриетта. - Париж - город тысячи возможностей, как говорят поэты - эти вечные искатели приключений.

Высказав эту глубокомысленную сентенцию, герцогиня изящно опустилась в предложенное ей кресло. Красивые руки с длинными тонкими пальцами мягко опустились на обтянутые парчой подлокотники. Каждый жест ее светлости был отточен и элегантен. Казалось, она пришла сюда для того, чтобы встретиться с любовником, а не лидером политической партии, лояльность к которой госпожа де Невер собиралась засвидетельствовать с помощью настоящего свидания.

-  Но, право слово, сир, моя особа подвергалась риску значительно меньше, нежели Ваше величество. Я - всего лишь верноподданная своего государя и слабая
женщина, в то время как Вы - наш король и наша надежда. -
сказала подруга Маргариты Наваррской, томно опуская ресницы. - Тем не менее, мы оба здесь. Разве
же это не чудо, монсеньер?


Ее светлость подняла взгляд на Генриха. В глазах молодой женщины плескалось жаркое пламя свечей. Их глубина была притягательно-загадочной. Слегка взволнованное дыхание колыхало пышную грудь, и зеленый изумруд на черной бархатной ленточке медленно качался в такт прерывистым вздохам Генриетты.

- Ах, по-моему, это еще раз подчеркивает и без того известную всем истину о том, что наша преданность Вашему величеству поистине безгранична. Но, кроме того, доказывает и то, что мы достаточно сильны, и у нас есть все шансы для того, чтобы одержать победу.

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Генрих пристально смотрел на герцогиню. Его мягкие карие глаза заворожённо следили за каждым её движением. На губах любвеобильного короля сияла блаженная полуулыбка. Со стороны могло показаться, что он очарован соблазнительной красотой Генриетты Неверской. Однако будь тут Агриппа - этот милый сердцу беарнца ворчун, который знал его едва ли не с пелёнок, он бы оценил мастерство лицедея, усвоенное наваррцем при жизни в Лувре. Игра была безупречной. Оба актёра исполняли свои партии с отменным вкусом.

"Нет слов, её светлость необычайно хороша! - размышлял молодой человек, с выражением глубокого удовольствия вслушиваясь в бархатистый голос собеседницы. - Габриель слишком страстна и темпераментна. Огонь, живущий в ней, - это необузданная стихия. Герцогиня не такова! О, это пламя в очаге алхимика, не иначе. Впрочем... Я не о том задумываюсь в столь ответственную минуту. Д'Обинье бы не одобрил подобных изысканий, когда требуется сосредоточить внимание на важных государственных вопросах. Святая пятница! И кто придумал, что женщины могут влиять на политику? С ними слишком сложно соперничать, ибо хочется, по привычке, уступить их обаянию или поддаться на нежно-взволнованные уговоры..."

- Сударыня, Ваши слова вселяют в мою душу надежду на благополучный исход. Право, Вы очень добры. Утешения, слетающие с Ваших прелестных уст, выглядят куда как менее горько и безрадостно, чем те же милостивые фразы, произнесённые кем-либо другим. - галантно произнёс Анрио, опускаясь в кресло напротив госпожи де Невер.

- Я понимаю, Ваша светлость, какие чувства обуревают Вас в эти мгновения. Судьбе было угодно надолго разлучить Вас с Вашим государем, и теперь Вы испытываете вполне естественную потребность насмотреться на него и наговориться с ним. Однако, лишая чего-то одного, Господь всегда дарует нам достойную замену. И всё это время, что я был вынужден отсутствовать в Нераке, у Вас была счастливая возможность лицезреть мою драгоценную супругу - королеву Наваррскую. Так удовлетворите поскорее моё любопытство: расскажите, как она себя чувствует? Благополучна ли?
http://villa-13.mostinfo.ru

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
Похоже, мне удалось очаровать его величество. - думала в то же самое время герцогиня. - Впрочем, увлечь этого сластолюбца не так уж и сложно. Гораздо сложнее при этом сохранить свое влияние на принимаемые им решения. Он, увы, не из тех мужчин, которые теряют голову от любви настолько, чтобы забыться или пренебречь государственными интересами. Дьявольщина! О, как он смотрит... Этот взгляд, подтверждая мою победу, тем не менее, становится опасным и для меня самой. Черт! Достаточно обмена любезностями. Хватит расточать медоточивую лесть. Если я немедленно не перейду к делу, то могу утратить контроль над ситуацией. Возбуждаемая страсть - обоюдоострое оружие. Я успела об этом позабыть в захолустной провинции, где нет и не может быть достойных соперников.

Генриетта провела точеной кистью руки по лбу, словно собираясь с мыслями перед тем, как ответить на поставленный вопрос. Во взгляде молодой женщины появилась легкая дымка воспоминаний. Наконец, выдержав короткую паузу, она заговорила:

- Сир! Ее величество совершенно здорова, однако назвать положение, в котором она оказалась, вполне благополучным, боюсь, было бы слишком опрометчиво с моей стороны. Супруга, покинутая мужем, пусть даже при этом он преследовал интересы семьи и государства, не может чувствовать себя в безопасности, испытывая счастье и душевное умиротворение, являющиеся основой всякого благополучия. Королева Наваррская несчастна в постигшем ее одиночестве, монсеньер! Боюсь, она даже способна совершить весьма необдуманные поступки, лишившись так надолго Вашего любезного общества. Франция велика, Ваше величество, но любящее сердце - самый верный и безотказный компас...


Госпожа де Невер преданно заглянула в глаза Генриху. Она хотела понять или почувствовать, насколько хорошо он осознает те важные намеки, которые она ему делает. Фактически, только что герцогиня почти предала свою подругу ради того, чтобы добиться расположения этого удивительного молодого мужчины с глубоким и загадочным взором.

- Сир, время не ждет. Простите мне мою несдержанность и спешку, на которые меня толкает исключительно желание быть во всем угодной Вам: блюсти Ваши интересы и содействовать осуществлению нашего общего дела. - сказала Генриетта, и на ее безупречно гладкое чело набежала призрачная тень беспокойства. - Мой король, я привезла Вам письмо из Нерака от Вашей безутешной жены. Возьмите его...

С этими словами она опустила руку за корсаж и медленным тягучим движением извлекла оттуда запечатанный конверт, который тут же протянула Наваррскому с обворожительной улыбкой на просветлевшем лице.

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Сын благочестивой Жанны с любопытством наблюдал за развитием событий. Он отчётливо видел, что его притворство оказало своё благотворное воздействие на тщеславную герцогиню, привыкшую одерживать лёгкие сердечные победы. Ему доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие дразнить этого опасного хищника. Одно неверное движение, один лишний взгляд, одно несдержанное слово - и он может оказаться в весьма невыгодном положении, в мгновение ока утратив все те многочисленные преимущества, которые удалось завоевать с помощью прекрасных актёрских способностей.

"Её светлость нынче в ударе! - усмехнулся про себя Анрио. - Впрочем, стоит отдать ей должное - Генриетта великолепна в своей роли. И, будь я обычным мужчиной, а не королём, несущим на своих плечах огромную ответственность за целое государство и мой народ, непременно, поддался бы этим чарам, ибо устоять перед ними может разве что титан духа! О, кажется, у меня появилась дурная привычка - льстить себе без причины".

Внимательно выслушав речь госпожи Неверской, молодой человек поднялся из кресла и подошёл ближе, чтобы с учтивым поклоном принять у неё записку, без сомнения, набросанную твёрдой рукой Маргариты де Валуа.

Когда конверт очутился у него, Генрих без дальнейших церемоний распечатал послание и впился в ровные строчки, выстроившиеся по-военному стройными шеренгами на белом листке. В сущности, это письмо не содержало ничего нового. И, по большому счёту, не представляло никакого государственного интереса. Оно было рекомендательным. Драгоценная супруга умоляла короля Наваррского оказывать её подруге всяческое покровительство и содействие. Нижайше просила доверять ей и во всём на неё полагаться, поскольку она - их самый преданный и верный друг.

Анрио рассеянно улыбнулся, дочитав записку до конца. Его мысли были уже далеко от того, что он только что прочёл. Молодой король в уме решал важную дилемму: в какой степени поверить намёкам её светлости? Что из сказанного ею было правдой, а что - вымыслом, специально придуманным хитроумной красавицей для завлечения его в свои сети?

- Благодарю Вас, сударыня. Вы привезли мне ценные известия. Ценные уже хотя бы потому, что они касаются моей дорогой супруги и любимого мною Беарна. Мадам Маргарита обращается ко мне с просьбой о высочайшем доверии, которое мне надлежит, согласно её мнению, оказывать Вашей светлости. Вам должно быть известно, насколько трепетно я отношусь к своей супруге... А потому не в моих силах отказать ей в этой небольшой любезности. И для того, чтобы доказать Вам искренность принятого решения, я готов поделиться с Вами последними важнеййшими новостями, полученными мною относительно дела нашей партии. - заявил наваррец, возвращаясь к своему креслу, но не садясь в него. Наваррский встал за его спинкой, оперевшись на неё локтями и переплетя пальцы.

-Милая герцогиня, Париж волнуется. Святая лига - этот могущественный католический союз, возглавляемый Вашим обаятельным родственником, словно змея, поднял голову и готов к решающему рывку. Боюсь, нас ожидает повторение пройденного: вторая Варфоломеевская ночь - ещё более жестокая и кровавая. Герцог де Гиз снова готов возглавить верных ему парижан. Мы в большой опасности... Подумайте, может быть, Вам следует отбыть из столицы, пока не поздно? Я бы не хотел, чтобы моя жена волновалась и переживала за свою возлюбленную подругу и наперстницу, которая столь неосмотрительно, как бабочка на заманчивый жар огня, примчалась в Париж - это осиное гнездо, изготовившееся к нападению во имя истинной веры.

Выговорившись, Генрих умолк, выжидательно глядя на молодую женщину. Не очень доверяя госпоже де Невер вцелом, он решил довериться ей в мелочах. В светлой голове изворотливого беарнца уже созрела интересная авантюра, главным действующим персонажем в которой, согласно замыслу, должна стать Генриетта.
http://villa-13.mostinfo.ru

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
Откровенность Наваррского насторожила Генриетту. Да, она была убеждена в действенности своей женской привлекательности, но при всем при этом герцогиня оставалась
отнюдь неглупой женщиной, а потому доверчивость молодого короля показалась ей, мягко говоря, странной.

Что это? Ловушка? - думала она, тонкими пальцами разглаживая складки на подоле своего роскошного платья. - Откуда эта податливость и покорность? Здесь
таится какой-то заговор. Нужно быть на чеку. О, святая дева! Неужто я теряю навыки придворной интриги, разучившись безошибочно чувствовать подвох и фальшь?
Но... Герцог де Гиз в столице... Похоже, что именно на это пытается сослаться хитроумный беарнец. Дьявольщина! Как некстати, что об этом мне сообщает Анрио,
а не мои шпионы, которых я успела завербовать за дни вынужденного бездействия. Ах, как же быть? Что делать? Кто же мог предположить, что этот прирождённый
ловелас окажется столь искусным политиком. Я на это не рассчитывала! Проклятье...


Однако внешне ее светлость оставалась совершенно спокойна. Лицо молодой женщины выражало дружелюбие и безмятежность. Слова короля, казалось, повергли ее
в изумление и некоторый трепет. Генриетта непритворно побледнела, услышав о перспективе второй Варфоломеевской ночи. Правда, мысли ее в этот момент были
далеки от того, о чем говорил наваррец. Она прикусила губу так, что на ней выступила алая капелька крови.

- Сир! Это ужасно. Мы не можем допустить, чтобы этот кошмар повторился. - взволнованно произнесла герцогиня, глядя на Генриха увлажнившимися глазами.
- Приказывайте, монсеньер, и я выполню любые Ваши распоряжения, только бы нам удалось избежать повторения кровавой расправы над нашими соотечественниками.

Говоря это, госпожа де Невер извлекла из-за корсажа надушенный кружевной платочек и поднесла его ко рту. На белоснежном батисте с вышитыми инициалами хозяйки
появилось красное пятно.

- Распоряжайтесь моей жизнью, как сочтете необходимым в интересах нашего общего дела, Ваше величество. Я ни при каких обстоятельствах не покину Париж
и не оставлю Вас бороться в одиночку против целой армии! - прижав руки к груди, горячо воскликнула подруга королевы Маргариты. - Ваше доверие, Ваша искренность,
Ваша доброта, проявленные ко мне, слишком ценны для той, которая всей душою предана Вам!

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
- Сударыня! Я никогда не сомневался в том, что смогу обрести в Вашем лице преданного и любящего друга, готового верой и правдой послужить наваррской короне. - с прекрасно разыгранным восхищением в голосе воскликнул Генрих. Словно испытывая сильное возбуждение, он отошёл от кресла, на спинку которого вальяжно опирался до сих пор. Сделал несколько кругов по комнате, а затем остановился напротив герцогини. Опустившись перед ней на одно колено, беарнец без труда завладел её рукой и нежно поцеловал тонкие пальчики, унизанные драгоценными перстнями.

- Милая герцогиня, Ваша искренность тронула моё сердце. И я, несмотря на всю опасность этого шага, хочу доверить Вам одно весьма щекотливое поручение. О, простите, если Ваш несчастный король, вынужденный скрываться от всего света, просит слишком многого. Не постесняйтесь мне об этом прямо заявить, ибо просьба моя может напугать Вас... - добавил наваррец, глядя на Генриетту снизу вверх. При этом он выглядел настолько трогательно и беззащитно, что даже у каменного истукана, наверное, обнаружилось бы горячее сердце, способное сочувствовать и сопереживать.
http://villa-13.mostinfo.ru

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
К чему он клонит? -[i] немного испуганно подумала герцогиня. Но сердце ее билось учащенно, а дыхание сделалось прерывистым и неглубоким. Прикосновение короля Наваррского, хоть Генриетте и трудно было в этом сознаться, несказанно взволновало молодую женщину. [i]- О, похоже, я теряю осторожность. Увлекшись этой опасной
игрой, хищница, кажется, готова превратиться в жертву того, кто еще так недавно выглядел сущим агнцем божим!


Впрочем, ее светлости все же удалось сохранить самообладание. По крайней мере - внешне. Поэтому речь страстного беарнца она выслушала почти невозмутимо.
И ответила с подобающими случаю смирением и величественностью:

- Я согласна на все во благо моего короля. Моя жизнь принадлежит Вам, сир! Одно слово, и я повинуюсь любым Вашим указаниям. Говорите же, говорите! Умоляю,
Ваше величество...


На последних словах голос Генриетты дрогнул от переполнявших ее чувств. На щеках появился лихорадочный румянец, а глаза яростно сверкнули, выражая готовность
следовать за своим государем хоть в огонь, хоть в воду. В сердце же коварной герцогини царила смута: она боролась с зародившейся в ней непреодолимой симпатией
к этому азартному и бесшабашному молодому мужчине, чье жизнелюбие и оптимизм были столь заразительны.

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
- Ваша светлость... Заранее прошу простить мне мою неслыханную дерзость, ибо я, находясь в Париже в весьма затруднительном положении, вынужден прибегать к помощи женщины, чтобы защитить свою честь и оправдать доверие моего народа, который я поклялся хранить и оберегать, если понадобится - с оружием в руках. - поднимаясь во весь рост, сказал Генрих. Он высоко поднял гордую голову. Глаза его в этот момент излучали истинно королевское величие.

- Сударыня, моя просьба, несомненно, покажется Вам опасной и неоднозначной. Однако, раз Вы решили довериться Вашему сюзерену, всеми святыми заклинаю, доверяйте ему до конца! Если вдруг у Вас возникнет сомнение в благородстве поступков короля, то будьте совершенно уверены в том, что благородство поступков мужчины - безупречно, ибо я не в силах причинить вред или бесчестие самым прекрасным и невинным существам на этой грешной Земле - женщинам. - галантно поклонившись, произнёс Наваррский. Отойдя от кресла, в котором по-прежнему сидела Генриетта, он начал расхаживать по комнате из угла в угол, словно бы пытаясь скрыть охватившее его волнение. На самом деле, старательно избегая проницательных взглядов её светлости.

- Моё пребывание в столице тщательнейшим образом сохраняется в тайне, как Вам должно быть известно, ведь Вы и сами приехали сюда инкогнито. Все мы - члены наваррской партии - должны скрываться и прятаться, остерегаясь королевского гнева и ещё более жестокой опалы, которой можем подвергнуться, если в Лувр просочится хотя бы малейший слух о том, что кто-то из нас нарушил приказ его христианнейшего величества. Но, герцогиня, ситуация складывается отнюдь не в нашу пользу. Париж готов взбунтоваться. Гизы сильны, как никогда прежде. Их влияние на короля вызвано, разумеется, не столько его привязанностью к лотарингским принцам, сколько страхом за собственную драгоценную жизнь. Королева-мать умело лавирует в этой политической игре, умудряясь раздавать практически равноценные авансы всем заинтересованным сторонам... Кроме нас, понятное дело. В подобных обстоятельствах мы дольше не имеем права оставаться пассивными наблюдателями. Это может привести к тому, что Наварра утратит всякое воздействие на решение государственных вопросов, что недопустимо. Брат короля - герцог Анжуйский - обещал нам свою поддержку. Однако Гизы оказались сильнее. Ваша светлость, не находите ли Вы, что это высочайшая несправедливость, на которую только мог обречь нас всемилостивейший Господь? Предав одного союзника, такой ненадёжный человек способен предать и другого. Не так ли?

Пока беарнец говорил, в голове его роились совсем иные мысли. Он старался умозрительно сплести достаточно прочную паутину, в которую рассчитывал поймать крупную добычу - его высочество принца Анжуйского, так легко изменившего их общим интересам.

"Надеюсь, герцогиня поймёт, что от неё требуется. О, не сомневаюсь, она при любых раскладах имела намерение обратиться к своему родственнику де Гизу с просьбой о даровании ей высочайшего помилования. Что же, теперь она сможет подкрепить свою просьбу некоторыми весьма секретными сведениями, являющимися небезынтересными для его светлости. Главное, чтобы при этом грядущие успехи не вскружили эту очаровательную головку, и госпожа де Невер сумела бы услужить двум господам с тем изяществом, с которым ей это удавалось в прежние годы..."
http://villa-13.mostinfo.ru

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
Оу! Этот нахальный беарнец ходит по лезвию ножа, не боясь порезаться. - мысленно воскликнула Генриетта, когда до нее дошел смысл сказанного молодым королем. - Он предлагает мне слишком лакомый кусочек... Здесь не все так просто, как может показаться на первый взгляд. Не стоит терять бдительности. Хитрая бестия этот Наваррский! В провинциальном Нераке он не производил столь ошеломляющего впечатления. Неужели пребывание в Париже так на него подействовало? Допускаю... Однако тогда придется признать, что милая Марго глубоко ошибалась в своем супруге. И все же... Что делать? Согласиться - и заманчиво, и опасно. Отказаться - невозможно. Я не могу отречься от своих клятв, которые произносила только что. Это будет выглядеть странно и подозрительно. Дьявольщина! Как умело он повел интригу... Как легко ему удалось загнать меня в угол. Черт! У меня нет выбора. Впрочем, это еще не поражение. Кто знает, возможно, даже наоборот - маленькая победа, если мне удастся справиться с полученным заданием так, чтобы не навредить себе и одновременно оказать услугу и его светлости де Гизу, и монсеньеру Анрио.

Все время своих раздумий герцогиня хранила сосредоточенное выражение лица. Глядя на нее со стороны, можно было решить, что она глубоко задумалась, постигая суть полученного указания. В действительности, молодая женщина колебалась между благоприобретенной осмотрительностью и врожденной страстью к рисковым авантюрам. Наконец, последнее в кровавом поединке победило в ней осторожность и голос разума.

- Ваше величество совершенно правы. Это, в самом деле, ужасная несправедливость небес, оказавших благосклонность не тем, кто в ней более всего нуждается, но тем, кто ею грубо пренебрегает. Однако, монсеньер... Если небеса ошибаются, то долг любого верного христианина - исправить эту ошибку, чтобы ненароком не опорочить святого имени божиего. Сир! Вы можете во всем положиться на меня. Я самая рьяная и преданная Ваша подданная.


С этими словами ее светлость поднялась из кресла и сделала почтительный реверанс.

- Ваше величество оказали мне величайшую честь тем, что согласились на эту встречу. И еще большую честь - отданным поручением. Я благодарна Вам, сир, за то доверие и за ту искренность, которую Вам было угодно проявить в отношении меня. За сим позвольте мне удалиться, дабы ожидать Ваших дальнейших распоряжений. Прошу Вас, государь, рассчитывать на мою преданность! Вы всегда сможете найти меня через хозяина гостиницы "Путеводная звезда". Однако, умоляю Вас, будьте с ним осторожны! Он ярый католик и приверженец святой Лиги, о жестоких зверствах которой Вы только что изволили поведать мне.

Говоря это, Генриетта опустила на лицо вуаль и сделала еще один глубокий реверанс. Голос ее срывался. Казалось, она торопилась сказать очень многое, но возбуждение и переполнявшие сердце чувства душили ее, не позволяя потоку слов вылиться в свет.

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Генрих мысленно поаплодировал выдержке и мужеству прелестной герцогини. В его глазах она только что одним махом выиграла сразу несколько очков: во-первых, согласившись на предлагаемую авантюру, в то время как у неё всё-таки были определённые шансы на отказ; а во-вторых, умело свернув опасный разговор в самый ответственный момент, когда дальнейшее углубление в предмет беседы грозило опасностями и ей, и королю Наваррскому.

"Ах, Генриетта, Генриетта! Она по-прежнему не теряет ни чутья, ни присущих её светлости остроумия и находчивости! - усмехнулся про себя Анрио. - Пожалуй, мы с ней сумеем найти общий язык. И пусть наши последующие встречи, подобно этой, будут больше похожи на театр военных действий, чем на мирную беседу двух понимающих людей и тонких политиков, я не откажу себе в удовольствии приходить на них с завидной пунктуальностью и горячим нетерпением".

- Позвольте, сударыня, выразить Вам моё искреннее восхищение Вашими достоинствами: честностью, благородством и преданностью своему сюзерену. О, воистину, это три драгоценных бриллианта, которыми я не постеснялся бы украсить свою корону! - изящно кланяясь, заявил беарнец.

- Но, герцогиня, Ваша светлость не только честны и благородны, что вовсе не вызывает во мне удивления, ибо Вы - достойная наследница прославленного имени Вашего знаменитого рода, - но ещё и умны, рассудительны, глубоко проницательны. И эти множественные добродетели делают Вас в моих глазах воистину бесценным другом и желанным союзником. Вы абсолютно правы, всё решено, и дальнейшее наше пребывание в этом временном приюте становится опасным. Прощайте же, сударыня! Или... До новых встреч. - проговорил молодой человек, подходя к госпоже де Невер и снова горячо целуя ей руку.

После этого наваррец неторопливыми шагами приблизился к двери и вежливо распахнул её перед герцогиней, делая приглашающий жест.

- Прошу, Ваша светлость.
http://villa-13.mostinfo.ru

Генриетта де Невер

Генриетта де Невер
Ярый памфлетист
Герцогиня с душевным трепетом приняла прощальный поцелуй руки от короля Наваррского. В ее очаровательной головке царил подлинный сумбур. С одной стороны, она искренне восхищалась мужеством и находчивостью юного беарнца; с другой, злилась и была раздражена той легкостью, с которой ему удалось обставить ее в политической игре. Хотя, казалось, все шансы и преимущества были на стороне Генриетты. И как она умудрилась все это упустить? Лишиться инициативы, остаться почти что в дураках: с опасным заданием на руках и взволнованно бьющимся сердцем, ожидающим каждого взгляда этих восхитительно-карих глаз. Ах, как же все-таки хорошо, что госпожа де Невер успела опустить на лицо густую вуаль, иначе бы краска, залившая нежные щеки молодой женщины, безоговорочно выдала бы обуревающие ее чувства.

- Благодарю, сир! - присела ее светлость в глубоком реверансе. - Прощайте!

Сказав это, Генриетта бесшумно выскользнула за дверь. Очутившись в полумраке коридора, она на мгновение растерялась, но откуда-то из-за угла появилась дородная фигура госпожи Фурнишон, которая умела найти деликатный подход к гостям любого сорта. Трактирщица знаком велела герцогине следовать за собой. Проведя ее все теми же темными амфиладами комнат, владелица "Меча гордого рыцаря" вместе с Генриеттой очутились на улице. Из темноты сгустившейся ночи медленно выкатилась карета, и лакей почтительно соскочил с подножки, распахнув перед хозяйкой дверцы экипажа.

- Пошлите за Люси. - ровным голосом заметила ее светлость, когда обосновалась в глубине кареты на мягких подушках.

Мадам Фурнишон, которая стояла тут же и все слышала, на несколько минут скрылась в ярко освещенном зале трактира, откуда тут же вслед за этим появилась запыхавшаяся и раскрасневшаяся субретка. Она молча заняла свое привычное место на подножке экипажа, и герцогиня Неверская без дальнейших промедлений отбыла в направлении Гревской площади.

Особняк герцогини де Невер

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Едва за герцогиней закрылась дверь, Наваррский бросился к кровати, на которой лежал снятый им плащ. Поспешно накинув его на плечи и спрятав лицо так, что наружу виднелись одни глаза, он осторожно выскользнул в коридор. Здесь царили темнота и тишина. Только откуда-то снизу доносились пьяные голоса, звон посуды и громкий смех. Генрих однажды уже покидал эту комнату подобным путём. Поэтому, не слишком задумываясь, молодой человек сбежал вниз по лестнице в общий зал.

Там в одном из тёмных углов беарнец почти сразу заметил дожидавшегося Агриппу. Однако, проходя мимо окна по направлению к столику, за которым отдыхал верный Д'Обинье, Анрио не удержался и кинул пытливый взгляд во двор. Карета её светлости ещё была на месте.

В этот же самый момент в двери "Меча гордого рыцаря" с улицы вошла мадам Фурнишон. Она встревоженно поискала кого-то глазами. Генрих проследил за направлением её взгляда. Почтенная трактирщица, по всей видимости, обнаружив того, кого искала,  сделала знак какой-то хорошенькой девушке. Та поспешно поднялась со скамьи, которую делила вместе с тремя развесёлыми молодцами, и поторопилась к выходу.

Наваррец приблизился к своему приятелю и быстро проговорил, не сбавляя шага:

- У меня для тебя есть задание. Скорее. Ты должен проследить за нашей милой визави. Я хочу знать, куда она сейчас отправится и что будет делать. Её карета стоит у крыльца. Встретимся в домике на улице Жуи завтра утром. Возражения не принимаются. Это я тебе приказываю, как король.

Сказав это, Наваррский прошёл мимо Д'Обинье. Внешне эта маленькая сценка выглядела совсем невинно. Никто, пожалуй, и не обратил внимание на тот факт, что господин, закутанный в плащ, перекинулся несколькими фразами с другим таинственным господином, просидевшим весь вечер за столиком в тени, намеренно дистанцируясь от шумного кабацкого веселья.
http://villa-13.mostinfo.ru

Агриппа д'Обинье

Агриппа д'Обинье
Guerrier, philosophe, poète
У Агриппы, сказать по правде, явилось жуткое желание тут же, сию же секунду высказать своему государю все, до слова, что он думает об отданном ему приказании. Сказать, что Обинье был недоволен - значило бы ничего не сказать. Нет, ночь в городе отнюдь не казалась молодому человеку чем-то из ряда вон выходящим, не в этом было дело. Как раз с отсутствием на эту ночь теплой постели Агриппа был готов примириться, этому моменту он не уделил в своих мыслях совершенно никакого внимания.
Но он был категорически не согласен с тем, что должен был оставить Генриха в ночном кабаке. Единственная надежда была на то, что король благоразумно сию же минуту прикажет приготовить ему комнату на ночь и уляжется спать. Но проблема была в том, что д'Обинье, досконально изучив своего повелителя и зная его характер настолько, что мог до мельчайших подробностей предугадывать его поступки, слова и даже мысли, - так вот д'Обинье, говорим мы, ни на секунду не поверил в то, что Генрих поступит вышеуказанным образом. Более того, молодой человек был совершенно уверен, что его легкомысленный государь все сделает как раз наоборот.
Однако голос короля выражал такую решимость, да и Генрих так быстро прошел мимо молодого человека, что Агриппа успел лишь сделать недвусмысленный жест, означавший, что приказание принято к сведению и будет исполнено.
Итак, стиснув зубы, вздохнув и отпустив про себя пару крепких словечек, д'Обинье темной тенью выскользнул из гостиницы.


Меня учили горы и леса;
С ветвей свисая, мох вплетался в строки.
Моих стихов набрасывала крохи
Гасконских утр прозрачная краса.

Меня учил... Но суть совсем не в этом:
Как может быть гасконец не поэтом?!

Анрио Наваррский

Анрио Наваррский
Бесстрастный летописец
Наваррский прекрасно понимал, что его старинный приятель жутко недоволен. Он догадывался, что Агриппа ничего не забудет, и завтра утром, когда они снова встретятся на улице Жуи, молодой человек удостоится долгой проповеди на тему: "Как не стоит вести себя благородным особам и в частности - королям". Но в эти томительные минуты ожидания и азарта беарнец никак не мог обращать внимание на подобные пустяки. Кровь кипела в жилах, сердце бешено колотилось от предвкушения...

Заметив жест Д'Обинье, которым тот подтвердил, что понял отданное приказание и готов ему следовать, невзирая на возмущение и недовольство, явственно читавшиеся в каждом движении поэта-философа, довольный Анрио, проводив последнего долгим задумчивым взглядом, остановился у стойки хозяина трактира. Господин Фурнишон услужливо поклонился, нутром чуя, что перед ним - далеко не последний дворянин. Наваррец бегло глянул в его сторону. Достал из кармана золотой экю и бросил на стол. Монетка звонко запрыгала по гладкой столешнице, отполированной массой прикосновений.

Сделав этот широкий жест, достойный короля, однако весьма опрометчивый с точки зрения сохранения личной безопасности, Генрих, беззаботно насвистывая, вышел из гостиницы на свежий воздух. Ночь опьянила его своей красотой. Звёзды казались ему огромными глазами, милостиво наблюдающими за ним с небосклона; темнота ластилась к ногам, словно игривый котёнок. Тишина и покой тёмных парижских улочек настроили молодого государя на романтический лад.

Встреча с Генриеттой никак не шла из головы... И вспоминались почему-то отнюдь не подробности их напряжённого политического диалога, а томные взоры красавицы, её нежный и мелодичный голос, тяжело вздымающаяся грудь под роскошным платьем и ярко-зелёный изумруд, искусно подобранный к цвету прекраснейших глаз королевства, мерно раскачивающийся на чёрной бархатной ленточке. Генрих зажмурился, пытаясь прогнать это жаркое наваждение, от которого перехватывало дыхание и где-то внутри всё сладко переворачивалось.

Тряхнув волосами так, что особенно длинные пряди больно хлестнули его по щекам, Наваррский очнулся. Наваждение не исчезло совсем, но слегка притупилось, перестало быть слишком острым, ранящим, причиняющим болезненное наслаждение при одном воспоминании. Наконец, ощущая полное бессилие в борьбе со своей любвеобильной натурой, Генрих радостно сдался на милость победителя. Оглядевшись по сторонам, он уверенно определил направление и быстрым упругим шагом двинулся к Сент-Антуанскому предместью...

Дом Габриель де Тариньи
http://villa-13.mostinfo.ru

Спонсируемый контент


Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения

 
  •  

Создать форум | © PunBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Вход